vice

Текст Людмила Зонхоева | 20.04.2012

Российское издание культового молодёжного лайф-стайл журнала VICE существует уже год. Однако активность российского VICE пока свелась к выпуску двух номеров, анонсом фотономера с выставкой и нескольким вечеринкам. Hungry Shark пообщался с издателем эпатажного журнала Харди Дунканом, узнал, как проходила работа в VICE изнутри, а также выяснил мнения о российском VICE.

VICE в России существует уже целый год. Какие успехи у журнала?

Мы  попробовали расширить VICE с Интернет-сайта и журнала, выйти на другую платформу. Например, хорошее решение – это бартершифт. Часть контента мирового VICE  представлены на сайтах CNN и The Guardian.  Или рискованные темы, когда VICE совместно с какой-нибудь компанией ведет единый проект.  Как раз я был занят на съемках сериала VICE: Guide To Everything для MTV. Это интересные рассказы о том, что происходит по всему миру. Один из сюжетов предполагалось сделать в России. Мы делали репортаж о том, как бывший гангстер из Петербурга снимает фильм о своих прошлых преступлениях. Что-то вроде местного «Клана Сопрано».

Как VICE позиционирует себя в России? Какие действия осуществляются по продвижению бренда?

В России VICE  развивается как и в любой другой стране мира. Вообще, когда мировой бренд приходит на российский медиа-рынок, происходит частичная локализация содержания. Конечно, существуют какие-то технические издержки. Но VICE – это, прежде всего, идея. Сюда входят печатный журнал, веб-сайт, интернет-телеканал, который наполняется видео собственного производства. Большая часть информации – переводная. Мы берем из мирового VICE самое интересные на наш взгляд материалы. Что касается местного контента, то сейчас его соотношение с общим на нашем сайте составляет 30-40%. Также мы проводим в России различные ивенты и концерты.

Почему так мало российского контента на сайте?

Я не считаю, что треть сайта – это мало.

Какой имидж сложился у журнала в России?

Необходимо изначально понять, что VICE – это бренд, идея. Мы достаточно громко о себе заявили. Наш формат полностью вписывается в медиарынок.

Почему Вы решили заниматься изданием VICE? Была ли у Вас специальная подготовка?

Я специализируюсь на рекламном бизнесе. Как мне кажется, издательская и рекламная сферы взаимосвязаны. В России я уже четыре или пять лет. Раньше жил в Санкт-Петербурге. Там учился в СпбГУ. В Москве я менее двух лет. До этого я уже успел поработать в нескольких других журналах, в частности, писал о бизнесе. Затем сотрудничал с английским VICE в совместном проекте с MTV. Давно существовала идея открыть VICE в России, это, конечно, сложно, как и везде.

Как работает бизнес-модель VICE в России? Как бренд зарабатывает деньги?

Большая часть финансирования идет от спецпроектов. Например, мы полностью занимались рекламной кампанией PUMA. Вечеринки, печатные принты, мы создавали видео, занимались дизайном рекламы. У нас есть много связей, уже наработанные спонсоры, с которыми VICE работает в других странах. Некоторые российские бренды сами предлагают сотрудничество.

Каковы отношения с традиционными рекламодателями Vice — Swatch, Intel и Red Bull?

Пока в России мы с ними не работаем.

Какие преимущества может предоставить российский Vice своим потенциальным рекламодателям?

Наша аудитория и полностью продуманная концепция пиар-кампании.

Каков уровень B2B-услуг в России?

Что касается именно рекламной сферы, то в России есть, где развернуться.

Почему за год вышло только два номера журнала? Почему журнал о модных и актуальных событиях выходит с периодичностью альманахов, посвященных современной поэзии?

Действительно, VICE зародился в Канаде 17 лет назад как печатный журнал. Но затем с  развитием бренда больший интерес для компании стал представлять интернет-телеканал. Первая платформа сейчас – это видео. И поэтому мы работаем в этом направлении. Журнал – это дополнительный бонус к интернет-телеканалу. Печатная версия имеет, скорее, символическое значение. Мы рассчитываем, что журнал будет выходить 5-6 раз в год, но это особый сборник. Вообще, достаточно проблемно дело обстоит с дистрибьюцией журнала.

Сколько сейчас сотрудников в российском VICE и кто чем занимается?

Большую часть сотрудников я нашел через наш сайт, некоторых – через коллег в медийной сфере. Мы работаем по contribute-системе, потому большая часть специалистов – фрилансеры. Сейчас в штате в пределах десяти человек. Естественно, финансовый отдел, главный редактор, веб-редактор, несколько фотографов, корреспондентов и операторов.

Сайт не связан с социальной сетью ВК. Почему вы игнорируете эту социальную сеть?

В первую очередь нам интересна аудитория Facebook. Судя по посетителям нашего сайта, в первую очередь это пользователи данной соцсети, потом ВКонтакте и потом Твиттер. Живой Журнал, честно, у нас есть, но пока не используется.

VICE, помимо журнала, является целым конгломератом различных видов деятельности — от музыкального лейбла до рекламного агентства. В каком виде будут эти формы активности представлены в России?

Сначала необходимо вывести на достойный уровень интернет-вещание. А затем уже раздумывать над следующими платформами.

Как оценивают успехи российского VICE за рубежом?

Мои коллеги поддерживают начинания, делятся идеями и связями со спонсорами. Считается, что российский VICE не отстает от других стран, а в чем-то развивается даже лучше.

Vice бурно открывался. Почему сейчас нет ни вечеринок, ни журналов и нерегулярно обновляется сайт?

На данный момент, к сожалению, имеются некоторые затруднения с финансированием. Но идей много. Ведутся переговоры с крупными спонсорами.

Каковы перспективы российского VICE?

Я уже сказал, прежде всего, развитие интернет-платформы VICE.

Не жалеете ли Вы, что стал издателем VICE?

Нет, я рад. Это дело, которое я люблю. Мой отец сам тоже был журналистом в различных изданиях, затем, правда, ушел в пиар.

VICE изнутри:

Елизавета Бокша, Grape, занималась в VICE переводами:

Изначально у Харди была отличная, амбициозная команда ребят с огромным желанием не просто запустить журнал VICE в России, но вывести его на высокий уровень и сделать популярным и читаемым. Мы работали над пилотным номером днями и ночами, переводчики в буквальном смысле не спали по несколько дней, редакторы как сумасшедшие носились с дизайном, выбором бумаги для журнала, организацией launch party, общались со спонсорами, организовывали весь рабочий процесс (в общем-то эти они не должны были заниматься). Харди же, казалось, было в большей степени на всё наплевать –  он занимался преимущественно тем, что заказывал еду и ругался матом на английском. Всё держалось именно на нашем энтузиазме. Так как со временем отношение не менялось и стимула становилось все меньше (как в рабочем плане, так и в денежном), все начали сливаться, или нас начали сливать, и Харди благополучно проебал свой шанс. Честно говоря, увидев второй номер журнала, многие из нас были сильно удивлены, но на большее российский VICE едва ли способен.

Мнения о VICE:

Илья Беседин, основатель Royal Cheese, Meatlook:

На мой взгляд, VICE в России не имеет яиц и это их самое большое упущение. Статьи в основном переводные, а это не всегда интересно в местном контексте. Люди могли бы воспринимать это издание иначе, если бы знаменитая подача VICE была бы использована относительно всех сфер жизнедеятельности в России. Начиная от обзоров ресторанов и заканчивая строителями БАМа. Самая главная ошибка VICE в России —  что при таких входных данных они не сформировали вокруг себя коммьнити, которое существует во всем мире. Потому как в России посыл — «Мы захватим весь мир», не чувствуется. То есть все очень сырое и пустое, без острых, в том числе и социальных тем. И в итоге мы имеем продукт скорее выкидыша, нежели осознанно рожденный и развивающийся.

Василий Эсманов, основатель LookAtMe, The Village, Furfur:

VICE вообще крутые чуваки. Лёша Амётов (генеральный директор LookAtMe) дружит с их американскими чуваками. И этот усатый парень (издатель российского VICE Харди Дункан) тоже очень хороший. Но как бы журнал Vice  в России не нужен. Открываешь Газету.ру, а она выдает такой Вайс, что их попытка показать ещё большее говно выглядит просто жалкой. Ты читаешь газету Коммерсант с расчленёнкой, с попами, с часами за пол-ляма и тебе не нужен журнал VICE. VICE должен тыкать пальцем в спокойных жителей. Они же начались в Канаде, а там всё очень скучно. В России, скорее, красота – это подвиг. У них, поэтому с фантазией очень слабо. Они пишут очень поверхностные вещи, которые работают за бугром, а не у нас. Они похожи на жожэшечку не очень удачного и не очень умного человека.