Текст Сергей Лунёв | 09.06.2012

Первого июня в Москве прошла первая выставка-конкурс арт-проекта TERMIN. С начала этого года проект собрал более 150 работ российских и иностранных фотографов и художников в рамках «Международного Конкурса Молодого Искусства». Hungryshark пообщался с Алексеем Артамоновым и Юлией Мифтаховой, организаторами конкурса и выставки, о проекте, современном искусстве, оригинальности и актуальности их замысла.

Кому принадлежала идея проекта? Или это коллективный замысел?

Юлия: Придумал в основном все Леша. На тот момент у нас уже была задумка — проект Bon Up Art.

Лёша: В Bon Up Art хотелось сделать что-то кардинально новое и всеохватывающее. Что-то, что могло бы «изменить арт-мир».

Расскажите о зарождении проекта. С какими трудностями вы столкнулись на старте?

Юлия: Когда мы делали Bon Up Art, нас было человек десять, мы собирались вместе, общались, и каждый предлагал какие-либо идеи. Много говорили, но в итоге ничего толком не делали. Мы планировали сделать фестиваль: должна была быть и выставка, и музыка, и модный показ, и театр, фотография, и живопись. Все это благополучно не получилось. А потом Леша через какое-то время мне позвонил и предложил срочно встретиться.

Что было рычагом для начала активной деятельности?

Лёша: Вся дальнейшая деятельность родилась из возможностей. Международная академия наук педагогического образования предложила нам курировать конкурс. У них уже несколько лет проходили выставки детского рисунка. Всё миленько, зайчики, но это кондовый совок. Определенной аудитории у них не было, но была хорошая база: множество вузов по всей стране, СНГ, а также за рубежом. И когда нам предложили курировать проект, мы думали, что это будет как обычно — много рамок, как и в правительственной организации. Мы отнеслись к этому немного скептически. Но, поняв, что нам дают свободу, что мы сами отбираем участников, подыскиваем помещение и спонсоров, сами, можно сказать, ставим рамки, мы взялись за осуществление. Основывались на том, что мы уже видели, что хотели и не хотели бы видеть.

Можно сказать, что цель выставки состоит в еще большей популяризации современного молодежного искусства?

Юлия: Мы хотим избавиться от модных клише современного искусства. Мы хотим просто показывать, что у ребят получилось. То, что нам нравится и то что, может понравиться зрителю. Мы не хотим показывать какой-то треш или бессмыслицу, который некоторые называют современным искусством.

Лёша: Больше подходит термин «актуальное». Например, фотографии, что публикуются в «Русском репортёре»: можно назвать актуальной фотографиейВыбеленность, аскетичность, невнимательность к деталям, весь акцент сделан на идею: погрузить зрителя в атмосферу кадра без ухищрений, показать все как есть. Это хорошая концепция, но только в случае если съемки ведёт профессионал, грамотно выстраивающий серию в которой не потеряется идея проекта. Молодой фотограф нередко теряет идею своего проекта, так как не может грамотно выстроить серию, и в результате получается набор разрозненных фотографий, к тому же плохого уровня. Поэтому при отборе мы следовали правилу, либо отличная идея, либо упор на качество и художественность работы.

Вы позиционируете проект как «конкурс молодого искусства». Ставите ли вы какие-то возрастные рамки для участников?

Юлия: Классические рамки- до 35 лет. Среди людей, подававших заявки, старше этого возраста практически не было.

Лёша: Молодое искусство — это прежде всего неоткрытое искусство. Ведь человек может до сорока лет заниматься офисной работой и вдруг начать снимать.

На этой интригующей ноте, Алексей, извинившись, покинул нас. Мы продолжили общаться с Юлией.

Вы сами искали какие-то работы?

Да, некоторые были найдены нами самими. Были знакомые знакомых. МАНПО (Международная академия наук педагогического образования) занимается всеми ВУЗами. У них был определённый ресурс, чтобы донести до студентов из России и других стран информацию о конкурсе и, тем самым, привлечь их. Все остальные узнали о конкурсе благодаря разным сайтам, соцсетям, нашим информационным партнерам.

А в процентном соотношении, кого больше – представителей двух столиц или же регионов?

Всё-таки Москвы и Питера.

Есть ли стилистические различие между столичными авторами и региональными?

Ребята из Москвы и Питера поконцептуальнее, помоднее. Из регионов больше классики, больше академических объектов искусства. Но и из регионов могут быть концептуалисты.

Чего у вас больше – фотографий или картин?

Примерно поровну.

У вас представлены фотографы и художники. Как они могут монетизировать своё искусство?

Есть сайты, на которых художники выставляют свои картины. Моя дальняя родственница-художница продала 70% картин через один из таких сайтов, но там продаются только художники, нет фотографов. Вообще, мне кажется, лучше продаются художники, чем фотографы. Ведь фотографию легче распечатать фотографию, чем приобрести. Но мне кажется,  фотография может хорошо продаваться в том числе и в качестве элемента интерьера.

А ты бы купила что-нибудь из представленных на выставке фотографий и картин?

Ну, я надеюсь, что мне подарят. Но если серьёзно, то да, я хотела бы купить.

 

Как проходила организационная часть? Можно ли выделить какие-то этапы?

Вначале мы выработали концепцию. Концепция была одобрена МАНПО. МАНПО хочет развивать культурную составляющую академии, поэтому они и привлекли нас. Теперь TERMIN – ежегодный конкурс и выставка. Мотивация МАНПО заключается в том, что организация должна заниматься культурной деятельностью. И почему бы эту культурную деятельность не сделать красивой, действенной и популярной среди молодёжи и не только? Каких-либо собраний не было. Проходили переговоры в свободной форме. Естественно, на важные составляющие, как, например, название, должны были получить одобрение. Отбор работ мы полностью взяли на себя и никто в этот процесс не вмешивался. Только на этапе награждения работ были задействованы члены МАНПО – академики, профессора.

После выставки в ЦДХ некоторые работы мы, возможно, повезём в Белый дом. Там тоже пройдёт небольшая выставка. Уже от нескольких галерей поступили предложения ввести работы наших авторов. Ну а затем мы основательно начнём готовиться к следующей выставке. TERMIN – это не только конкурс и выставка, это более глобальный проект. В течение всего года мы будем устраивать мастер-классы, показы, встречи, выезды. Мы знакомимся с авторами и предлагаем им высказать идеи по развитию проекта. Некоторые уже готовы к собственным выставкам, с удовольствием поспособствуем. Мы хотим создать полноценное сообщество людей. Мы хотим продвигать определённый пул авторов, а параллельно будем искать новых. Я не знаю, будет ли у нас только визуальное искусство, возможно, позже мы будем заниматься и чем-то другим.

В какой форме вы будете существовать после выставки?

Сайт будет работать, соцсети, будем готовить новые мероприятия . TERMIN – это название для всего проекта.

А ты могла бы расписать концепцию проекта без упоминания выставки?

Это организация молодых людей, нацеленная на продвижение молодого искусства. Мы хотим противопоставить себя обычному принципу связей и знакомств, по которому функционирует искусство. Мы сами будем выискивать авторов и открыто общаться с неизвестными авторами, обратившимися к нам. Мы хотим давать первый толчок молодым художникам и фотографам.

Как ваш проект можно поставить на коммерческие рельсы?

Как только завершится выставка, мы будем развивать наш сайт. Мы хотим сделать там галерею авторов. Может появиться опция по приобретению работ авторов, которые согласятся на такой проект. На следующие мероприятия и итоговую выставку, которая состоится в апреле 2013 года, будем привлекать спонсоров.

Как ты связывалась с информационными партнёрами?

Я составляла готовые пакеты информационного партнёрства, делили презентации и т.д. LookAtMe, например, выступает с той позиции, что освещает те мероприятия, которые им нравятся. Мы им понравились. Photographer.ru тоже быстро ответили и согласились на баннеры и другую поддержку, они тоже с удовольствием поддерживают хорошие проекты. На «Эксперт» вышли через «Русский репортёр», я им писала предложение. Получилось, что мы охватываем 3 разных аудитории – хипстеров, профессиональную аудиторию фотографов и более серьезный бизнес.

Ты видишь деятельность с TERMIN Project в качестве своей будущей, скажем так, профессии?

Я параллельно работаю, поэтому не требую от TERMINа денег. Уже сейчас проект принёс  экспириенс, контакты. Скоро у нас появится офис, будет уже какое-то место, куда можно будет приглашать и авторов, и партнеров. В целом, мне очень нравится заниматься проектом. И мне нравится, что я занимаюсь этим с друзьями. Леша отвечает за организацию, работу с авторами, Паша Фролов занимается художественным оформлением всего проекта. Например, сайт нам делали тоже друзья – digital-агентство Special View. Лаборатория Ptichka Dy, Лешины знакомые, печатали нам все работы. Все это бред, что с друзьями нельзя работать. Когда вы работаете над тем, что каждому действительно нужно, все получается. Главное разделить зоны ответственности, и друзья охотнее помогут, если ты что-то не успеваешь, чем просто коллеги. Естественно, что случались факапы и мы ругались, но все это быстро стихало, потому что смысла я в этом особого не вижу.