main_page_thumb_4aoZk3Ube2Q

Текст Редактор | 11.09.2012

Компания Prolab – успешный проект, объединяющий в себе продюсерский центр и лабораторию фотоуслуг.  Prolab сотрудничает с Мультимедиа Арт Музеем (Московский Дом фотографии), ЦСИ «Винзавод»Центром Современной культуры «Гараж»премией Кандинскогофондом «Арт-хроника», музеями и галереями, современными художниками и авторами, независимыми кураторами.  Hungry Shark побеседовал с владельцем компании, Николаем Канавиным, о бизнесе, рынке фотографии и непростых 90-х.

Как вы приняли решение заниматься бизнесом?

В 1991 году я заканчивал МИФИ, и было очевидно, что меня распределяли в аспирантуру. Я понимал бесперспективность научной карьеры – в стране не хватало средств даже на самое необходимое. Мой друг предложил мне попробовать себя в частной структуре. Коммерческие фирмы были на тот момент в диковинку. Но я для себя решил, что нужно заниматься реальным делом. Это было ещё не предпринимательство, это была попытка получить опыт работы в неизвестном мне деле. На тот момент почти все предприятия были государственными. Компания, в которую я пришёл работать, была редким исключением. Она занималась торговлей, организацией туризма. Кроме того, компания привезла в нашу страну первую мини-фотолабораторию Konica, невероятное по тем временам автоматическое устройство, позволявшее печатать с огромной скоростью цветные снимки. Мои коллеги  смотрели на эту фотолабораторию и не знали, что с ней делать: плёнок для нее в стране просто не существовало. Я как раз работал в инновационном отделе и решил этим заняться. Напомню, в то время наши фотолюбители пользовались фотоплёнками «Тасма» и «Свема», проявляли их дома и печатали там же – в ванных, оборудованных под тёмные комнаты. В СССР вообще практически не существовало сервиса по обработке цветных фотопленок по процессу С-41 и печати с них. Первая маркетинговая задача заключалась в том, чтобы инициировать рынок.

Я решил, что нужно к этой проблеме подходить системно. Нужно было распространить как можно скорее цветную плёнку по Москве, просто организовав её продажу. Одновременно мы могли организовать сервис в том месте, где, может быть, эта плёнка уже существует, где наши услуги могут быть востребованы. Моим первым шагом была встреча с представителями «Аэрофлота»: я предложил им организовать сервис для лётных отрядов (стюардов, пилотов, бортпроводниц). Многие из участников этих лётных отрядов были увлечены фотографией и имели возможность приобретать цветную плёнку. Они даже искали города, где можно было дешевле всего проявить плёнку и напечатать фотографии. Таких городов было три – Дубаи, Шеннон и Карачи. Рейсов в эти страны лётчики дожидались, чтобы отдать туда в обработку и печать свои фотографии. Мы предложили им еще более привлекательные  цены и сроки исполнения заказов. Сразу же, в первый день, в пункт приёма фотографий в Шереметьево-1 образовалась огромная очередь.

Вторым шагом стало предложение сотрудничества Московсковскому Кино-Фотообъединению, в которое входили все «Фотографии» города. Там мы начали продавать плёнку Konica, принимать заказы на обработку и печать. Слух, о том что появилась новая технология, быстро разнёсся по Москве. Инициация рынка произошла, таким образом, при нашем непосредственном участии.

На самом деле, я в то время сам не увлекался фотографированием. Моё попадание в эту сферу можно назвать судьбой. Впоследствии я долго пытался изменить род своих занятий, заняться другими бизнесами, такими как производство химии, мебели, туризм. И  неизбежно терпел неудачу. И только в том, что касается фотографии  и фотоискусства, всё получается.

Моё попадание в эту сферу можно назвать судьбой.

Сложно было делать бизнес в 90-е?

Да, безусловно, 90-е были тяжёлым временем. Это не стереотип, это правда. В 90-е годы царила чудовищная растерянность, было очень мало понимания того, как можно строить бизнес и как его защищать. При этом фотографическая сфера была «невинной», поэтому каких-то серьёзных столкновений с какими-то структурами у нас не было. Несколько точек нам приходилось закрывать потому что целые здания захватывались каким-то непонятным образом.. Нам приходилось иногда держать круговую оборону, имея все законные основания на помещения. Тогда нам отключали воду и электричество. В те годы у нас было два магазина на Тверской улице и каждый день приходили какие-то люди, которые нам предлагали свою защиту. Но человек ко всему привыкает. Мы привыкли и к этому.

Расскажите об истории сотрудничества с Kodak.

Kodak всегда был компанией с очень сильной маркетинговой стратегией. В начале, они создали программу Kodak Экспресс, в рамках которой люди, желающие войти в бизнес фотографического сервиса для любителей, получали всестороннюю поддержку. Это было обучение персонала, предоставление оборудования в кредит, поставка расходных материалов, оформление магазина, контроль качества. Сформировав рынок любительского сервиса, Kodak решил, что нужно формировать рынок профессиональный. Для профессиональных фотографов особенно важно было получить качественный сервис по обработке слайдовых материалов. Это процесс очень чувствительный в отношении технологий. А у нас тогда не было ни одной лаборатории, которая бы могла предоставить эти услуги: проявку слайдов, машинную печать, ручную печать. Kodak, чтобы инициировать рынок, создавал бизнес-модели. Он брал и организовывал нужный бизнес в единственном экземпляре, а потом предлагал эту бизнес-модель для тиражирования другим игрокам. В августе 1997 года Кодак открывает  компанию Кодак-Пролаб. Здесь, на Мосфильме, была впервые построена лаборатория, где было установлено оборудование для обработки воды, тёмные комнаты. Был построен целый комплекс по профессиональному сервису. Конечно, это стало пользоваться большим доверием среди профессионалов. Впоследствии, когда бизнес-модель срабатывала, Kodak продавал бизнес самым крупным и надёжным партнёрам. В России самым крупным и надёжным партнёром в области профессиональной фотографии  оказалась моя фирма. В 2002 году Пролаб стартовал как независимая российская компания.

Какова структура вашего бизнеса?

У нас есть три направления деятельности: Пролаб-Продакшн, это лаборатория, Пролаб-Куратор, который занимается дебютными выставками и ярмарками, и направление под названием Пролаб-Фотоарсенал. Смысл его заключается в том, чтобы помочь организовать фотоархивы компаниям, организациям и частным лицом. Это подразумевает подготовку к оцифровке, собственно оцифровку архива, атрибутирование, организацию информационно-поисковой системы для работы с ним.

Пролаб-Куратор направлен на развитие фото-рынка. До кризиса мы запустили проект под названием «Галерея фотографических дебютов». Два раза в месяц мы делали выставки молодых авторов, чтобы дать путёвку в фотографическую жизнь новым художникам.

После кризиса из этого проекта вырос продюсерский центр. Основным его продуктом стал проект «Непроявленные фотографы» — первые выставки тех или иных авторов. Сделать дебютную выставку – ответственный шаг. Основная цель для многих людей, которые делают первую выставку, так же, как и для писателей, которые пытаются издать свои первые книги, — это стремление изжить из себя любителя. Первая выставка это очень важный момент в жизни фотографа, это начало его творческого пути, это краеугольный камень его возможной карьеры. И мы стараемся заложить этот камень как можно крепче. Многие известные сегодня люди получили путёвку в фотографическую жизнь благодаря нам.

Второй продукт, который создает продюсерский центр, это московская ярмарка авторской фотографии FotoMixFight. Дело в том, что у нас нет рынка потребления фотографий как произведений искусства. Практически никто из тех, кто занимается фотографией, не может заработать деньги. Понимание фотографии как объекта инвестирования, как вещи, которую можно купить для украшения своего дома, либо как предмета коллекционирования — это, конечно, качественно новый для нас уровень восприятия, который могут инициировать отдельно взятые крупные события, например, ярмарки. Еще один крупный проект, который мы хотим реализовать вместе с нашими партнёрами в 2013 году, это Международная ярмарка фотографии PhotoBricks. Идея этой ярмарки заключается в том, чтобы показать и предоставить возможность самой широкой публике покупать фотографии не только российских авторов, но и художников из развивающихся стран, показать, что происходит в фотографической среде в Индии, Китае, Бразилии, Южной Америке, Корее и так далее. Кстати, это некоммерческий проект. Все наши партнёры действуют, не рассчитывая извлечь из этого какую-либо выгоду. Для организации ярмарки мы создали партнерство, которое называется «Фотографии Нового Мира». Название ярмарки – это игра слов: здесь и страны БРИКс и «фотокирпичики», из которого будет складываться рынок. Через год ярмарка будет путешествовать по развивающимся странам и предъявлять всё то лучшее, что формирует фотосреда нашей страны и других стран.

Какова роль интернета в искусстве фотографии?

Интернет имеет дело с имиджами. Искусство  имеет дело с реальными объектами. Ненапечатанная фотография не является предметом фотографического искусства. Не может им являться. Производство фотографического объекта является недостаточным, но необходимым для того, чтобы считать фотографию произведением искусства. Просматривая на айфонах и айпадах имиджи мы можем получить краткосрочное впечатление о работе. При этом многие художественные работы предполагают определённый авторский размер. Например, невозможно рассматривать фотографии Андреаса Гурски, который делает работы 180 сантиметров на 6 метров, на экране монитора. Или чёрно-белая фотография, напечатанная на бумаге; для того, чтобы ощутить некие переживания, нужно взять ее в руки. Особенно если это касается фотографий с историей, напечатанных десятилетия назад. Например, работы Вадима Гиппенрейтера, напечатанные и сделанные в 50-60-х годах прошлого века, – в них чувствуется ощущение истории. За ними стоит невероятное время, невероятные люди и невероятные события.

Всё-таки фотография – это искусство, предполагающее реализацию всего замысла, включая обработку, которой сегодня уделяется огромное внимание. Техника становится всё более сложной и совершенной. Некоторые фотографы считают своими соавторами людей, которые занимались производством фотографии. Конечно же, имеет значение использование определённых материалов – существуют фактурные материалы для струйной печати и традиционные светочувствительные материалы. Есть разные способы финишного оформления работ. Всё это в целом влияет на их восприятие. Когда мы говорим об искусстве, мы говорим о впечатлениях. Для того, чтобы добиться правильного впечатления, важен каждый элемент этой цепочки.

Конечно, можно использовать современные мультимедиа. В таком случае задумывается какой-нибудь ход с использованием технологий. Но для того чтобы реализовать весь замысел, требуется большое искусство.

Каково состояние рынка в регионах?

Конечно, с развитием цифровой техники, люди стали меньше печатать снимки. Нет необходимости печатать фотографию, как раньше, чтобы посмотреть на результат своей работы . Существуют планшетные устройства, где фотографию удобно воспроизводить. Фотографический бизнес в регионах умирает, а рынок фотографии как искусства еще не начался. Сегодня существует необходимость в печати фотографий в тех редких случаях, когда составляют свадебный фотоальбом или фотографируют детей, прежде всего для бабушек и дедушек, привыкших к фотографиям как к напечатанным изображениям. Те люди, которые работают в этих рыночных нишах, продолжают что-то печатать, но в целом объем печати радикально сократился. Многие крупные фотографические компании, как Konica, Agfa, Kodak испытывают трудности. Снимаются с производства плёночные материалы, которыми пользуются только отдельные мастера художественной фотографии. В отсутствии рынка и спроса на фотографии как предмет искусства страдают в первую очередь регионы. В Москве и Питере существует активная художественная жизнь. Фототехнологии используют и в рекламе, и для выставочных проектов. Это поддерживает индустрию. В регионах ситуация гораздо более сложная.

Какими главными качествами должен обладать предприниматель?

Человек должен быть нацелен на победу. Он должен чувствовать себя победителем. Человек, который девять раз терпел неудачу, может на десятый выиграть и заявить всем: «ну вот, я же вам говорил». И наоборот, человек, который чувствует себя проигравшим, может девять раз выиграть, на десятый раз проиграть и заявить: «ну вы же видели, я неудачник». Конечно, нужно верить в себя. И нужно иметь хорошее воображение. Для бизнеса, на мой взгляд, важно быть креативным человеком, уметь взаимодействовать с другими людьми и создавать команду. В бизнесе без команды нельзя.

В бизнесе без команды нельзя.

Какие книги посоветовали бы вы молодым предпринимателям?

«8 навыков высокоэффективных людей» обязательно, «Идеальный руководитель», «Маркетинговые войны», «Стратегия голубого океана».

На какие вещи вы смотрите при подборе персонала?

Мы уже давно существуем, и коллектив у нас сформировался. Разные дела требуют разных навыков. Если нам нужен административный сотрудник, то он должен быть предельно точен, чёток и аккуратен. Если этот человек руководит чем-то, то он должен быть хорошим интегратором,  уметь договариваться с людьми,  создавать такую атмосферу, которая бы сама по себе способствовала решению задач. Для хорошего продавца или производственника тоже свой набор необходимых качеств. Это очень нехитрые вещи. Гораздо труднее подбирать людей, которые занимаются стратегией. Эти люди должны уметь смотреть не себе под ноги, а за горизонт. Таких людей, конечно, мало.

Легко ли заниматься бизнесом в России?

В России всё-таки имеется тенденция к улучшению ситуации в бизнесе. Есть  служба одного окна, регистрация компаний значительно упростилась. К сожалению, государство не очень здорово поддерживает малый и средний бизнес. Должны быть льготы и привилегии на этапе стартапов, поощряться инвестиции в производство и инновации. Этого не хватает во многих сферах.

Я вижу в интернете огромное количество возможностей для построения бизнеса. Придумывай — да делай! Мы, например, не успеваем. Но мы были бы рады, если бы к нам пришли какие-то разработчики и поделились бы своими идеями. Можно, например, запустить совместный проект, связанный с печатью постеров современной арт-фотографии. Но так как время –  это самый дорогой ресурс, то мы тратим его на нашу основную цель – создание рынка фотографии в России. В целом, я бы оценил ситуацию в бизнесе как достаточно нормальную. Много проработав с западными странами, например, с Италией, я вижу, что там ситуация гораздо более сложная. Мы постоянно жалуемся на жизнь, на это очень много уходит сил. На самом деле, нужно просто действовать. У нас огромный потенциал, многое ещё не реализовано.