inner_regular_thumb_zhkkh

Текст Катерина Артемьева | 18.10.2012

Для того, чтобы решить проблемы с ЖКХ, иногда хватает простого обращения в правильную инстанцию. Сервис ДомДворДороги помогает написать это обращение правильно. HungryShark поговорил с Дмитрием Левенцом о его сайте, о том, как раскрутить социальный проект среди хипстеров, и о том, почему гражданские активисты — это новые рок-звезды.

Каждому удачному началу предшествует своя история. Расскажи нам, Дмитрий, как тебе пришла в голову идея создания такого ресурса?

Началось все полтора года назад. На самом деле мы говорим «полтора года назад» уже несколько месяцев, а может быть уже и два года. Все началось с проблем моего дома, и я как юрист пытался решить их. Проблема была скучная: вроде бы парковка у дома бесплатная, но все же стоят столбики с цепями, которыми жители забаррикадировали для себя места. Это является нарушением, потому что парковка во дворах свободная и бесплатная. Я написал заявление в ЖЭК (обычная процедура для решения проблем ЖКХ), но в ответ – ноль эмоций, ноль результата, словно меня «послали». Я начал думать, какие существуют рычаги влияния.  Есть специальный надзорный государственный орган, который за все проблемы такого рода отвечает, есть статьи, штрафы.

Так и закрутился механизм, я стал высылать заявления через интернет-приемные, и в итоге через 30-40 дней столбики с цепями и замками демонтировали. Теперь там паркуются все.

Далее я стал шаг за шагом наводить порядок.  Сама процедура отправки заявления занимает всего полторы минуты. Потом рассказал родственникам, они стали наводить порядок в своих домах, затем вышел на интернет-форум Люберец (где я живу), там люди годами жалуются на то, как все ужасно в городе, и я им представил готовый механизм действия. Никто не верил сначала. Но кто все же поверил, воспользовался этим механизмом, и через 40 дней на форуме появились их отзывы о том, как все быстро и хорошо решилось.  Такого рода сетевой маркетинг позволил мне и моей подруге, Ксении Мушиной, создать сайт, на котором можно рассказать не только своим друзьям, но и жителям всей нашей страны, как бороться с несостоятельностью нашего ЖКХ.

Ксюша собрала ссылки на интернет-приемные государственных органов по всем 83 субъектам федерации. Это была колоссальная работа, потому что сайты государственных органов сделаны просто чудовищно, а интернет-приемные вообще спрятаны,  чтобы меньше заявлений доходило. Мы собрали всю информацию, создали простой алгоритм: копируешь текст заявления, который есть у нас на сайте, и вставляешь в интернет-приемную, ссылка на которую есть на нашем сайте. И со всей России стали приходить письма благодарности, со словами, что через нас справляться с нерешаемыми проблемами стало так просто.

Следовательно, в ЖЭК можно больше не писать, ведь ЖЭК сама себя за правонарушения не оштрафует, а мы пишем в надзорный государственный орган, который сверху контролирует все эти ЖЭКи.

Имеешь ли ты профессиональный бэкграунд, связанный с вопросами жилищно-коммунального хозяйства?

Я закончил юридический факультет (отделение гражданского права) и, соответственно, навожу порядок с помощью юридических механизмов. По поводу вопроса про ЖКХ – мы все время пытаемся это озвучивать, но не все это слышат. Наш проект не про ЖКХ. Он про развитие гражданского общества. ЖКХ мы используем, потому что это самая болезненная тема, и через нее проще всего вовлечь людей. И, как инструмент решения проблемы, мы предлагаем систему рассылки обращений граждан чиновникам через интернет. Через такой механизм отправки заявлений решается любая проблема: от вопросов ЖКХ до просроченных продуктов в магазине.

Как ты относишься к электронизации государственных услуг?  Какие изменения и упрощения, по твоему мнению, повлечет за собой этот процесс?

Надеюсь, это приведет к тому, что государство станет сервисом, наконец-то. То есть не какой-то чудовищной машиной, которую все не понимают и боятся, а просто сервисом, как химчистка: ты пришел с каким-то запросом, она тебе ответила. Так же и с технологиями.

 Безнадежной гражданскую волю называть не будем, шаг за шагом вполне возможно привить обществу самостоятельность.

Может быть, это снизит коррупцию?

На коррупцию влияет контроль со стороны граждан. Чем больше они вникают в проблемы, обеспечивают обратную связь, тем страшнее чиновнику воровать в таких объемах.

А нужны ли вообще чиновники, если все будет в интернете? Нужны же будут всего два-три человека, которые следят за работой компьютера, разве не так?

Пока они нужны для того, чтобы, если я заявляю о каком-то нарушении, они приезжали и фиксировали факт нарушения.  Хотя, если мы дойдем до того, что я просто буду фотографировать факт нарушения, надпись на стене и прочее, и отправлять куда требуется, может быть эти чиновники будут уже не нужны.

Расскажи про свою команду. Продумывал ли ты ее специально, или в ней твои друзья, которые с тобой с самого начала?

Когда мы отвечаем на этот вопрос, все удивляются, почему нас в команде так мало. Нас всего 3 человека: я, моя подруга Ксения и еще один человек, парень в Питере, который координирует питерские истории. И больше людей не нужно, потому что мы уже сделали сайт, всю информацию выложили, и дальше люди просто начинают пользоваться этим. Если возникают какие-то чудовищные истории в отдаленных регионах страны, там где не работает наша система, то о’кей, мы подключаемся, устраиваем массовую рассылку от родственников-знакомых-друзей, привлекаем СМИ, но для этого не нужны какие-то особые человеческие ресурсы. Даже нет потребности привлекать временный персонал.

С Ксюшей мы создали сам сайт, а вот механизм наведения порядка через обращения я опробовал на себе.

Потому что, мне кажется, те проекты, которые создаются для использования людьми, нужно обязательно проверить индивидуально на себе. А сейчас многие ребята создают проекты просто из головы, не проверив свой алгоритм действий, и в итоге не получают никакого результата.

А какой у тебя был способ проверки?

Я просто взял и разослал заявления по своим проблемам и убедился, что через 30-40 дней коммунальщики начинают бегать, суетиться, наводить везде порядок.  Потом то же самое повторилось у моих родственников, потом у соседей, затем по всем Люберцам, потом по какому-то городу, далее по стране, а после уже сайт появился. У нас с Ксюшей нет разграничений, кто чем занимается, мы дублируем обязанности, дополняем друг друга.

И нас очень критикуют, говорят, что  мы ничего нового не изобрели, но на самом деле это революционное изобретение.

Ведь мало кто знает, что есть нормы закона, в которых расписано, в каком идеальном состоянии должны находиться подъезды. А там действительно написано, что коммунальщики обязаны, раз в месяц натирать до блеска металлические детали входных дверей: петли и ручки. И вот словосочетание «до блеска» прописано в законе. И в этой фразе заключается смысл огромных талмудов-правил ЖКХ, где прямым текстом прописано, что все детали подъездов должны находиться просто в идеальном состоянии, мы за это платим каждый месяц.  И, вот, как за митинги штрафуют, так и за грязные лифты/окна должны штрафовать, это административное нарушение.

Мы читаем лекции, и когда ты рассказываешь это людям, видишь, как у них горят глаза, понимаешь, что они только теперь осознают, как все устроено. А когда спустя 40 дней они видят результат, у них расправляются плечи, потому что они впервые чувствуют власть над Властью. В этом и заключается главная идея проекта. Они расправили плечи через элементарное действие, потом они поймут, что они могут больше, а для этого понадобится чуть больше усилий, они это поймут и так, постепенно,  начнет развиваться гражданская активность.

Воодушевляет! Расскажите о нише, которую вы занимаете на рынке интернет-продуктов. Сложно ли было становиться актуальными?

Классный вопрос! Я работал до «ДомДворДороги» в LookAtMe, в The Village, в «Афише», ходил на «Стрелку» в «Красный Октябрь», «Солянку» и все такое подобное. У меня сложился круг знакомых из этой среды. И мы решили, что «ДомДворДороги» должен изначально заручиться поддержкой этих условных «хипстеров», а за ними потом пойдут все остальные. И у нас это получилось. И даже первые СМИ, которые о нас впервые рассказали, были как раз-таки The Village, «Афиша», тот же самый телеканал «Дождь».

А насчет актуальности –  мы придумали новый слоган «ЖКХ — это новый чёрный», в аналогии с модной темой.

Что касается более широкого круга потребителей, после «хипстерских» СМИ, на нас стали выходить СМИ федерального уровня: Первый канал, Третий канал, Коммерсант ФМ. Сейчас же модно рассказывать о гражданских активистах, типа, гражданские активисты — новые рок-звезды. И через них мы стали получать другую аудиторию, это стало видно по статистике посещения сайта — людей из регионов становится больше.

Вы отмечаете на сайте, что «только контроль со стороны гражданского общества позволит исправить ситуацию с ЖКХ». А кому по сути вы помогаете больше: сотрудникам ЖКХ или гражданам?

Конечно же гражданам!

 Мы придумали новый слоган «ЖКХ — это новый чёрный», в аналогии с модной темой.

Это понятно, само собой, но вот, например, если мы возьмем среднестатистического работника ЖКХ, к которому пришел жилец дома с определенной претензией. Этот бедный ЖКХ-шник пытается растолковать потерпевшему алгоритм действий, но у него не хватает ни терпения, ни времени, ни сил, в итоге, все заканчивается крупномасштабным скандалом. Но благодаря вам, в отдел ЖКХ приходят уже с готовыми документами! Получается, что вы и службе помогаете, разве не так? Приходили ли слова благодарности от «стороны зла»?

Увы нет, ни разу. Но на нас выходили коммунальщики и чиновники. Когда надзорный орган заставляет ЖЭК что-то делать, из ЖЭКа приходят в квартиру и с улыбкой просят больше не писать в вышестоящие инстанции ничего, «мы сделаем в подъезде евро-ремонт, хотите, в квартире вашей сделаем». Но, к сожалению, это всего лишь слова, ЖЭК сразу все забывает. Ни в коем случае не переставайте писать!

Однажды нас пригласил на встречу жилищный инспектор Москвы, то ли заместитель, то ли самый главный оттуда. И он предложил нам сотрудничество, взамен на то, что мы предложим жителям Москвы не писать заявления. То есть, якобы, звоните в ЖЭКи, разбирайтесь с ними, только не пишите бумажные заявления в вышестоящие органы. Мы, видите ли, очень сильно портим статистику обращения граждан.

И, возвращаясь к примеру Люберец, там число обращений за год  возросло в три раза. Это привело к тому, что жилищного инспектора Люберец уволили.

Потому что  у всех показатели нормальные, а на этой территории вдруг резко статистика возросла, значит жилищный инспектор больше не справляется. И это в порядке вещей, что его уволили, потому что он был уж слишком коррумпирован. Он заранее оповещал ЖЭК о проверке, те устраняли неполадки чисто внешне, избегая штрафов. А мы выступаем за штрафы, потому что, когда коммунальщик получает 5, 10, 20 штрафов, у него вырабатывается рефлекс поддержания постоянного порядка.

Levenets-Ayfon-1024x768

Дмитрий Левенец

Какую роль в решении проблемы вы играете? Медиатор, посредник, консультант? Одним словом.

Я или сервис?

Сервис.

Сервис, безусловно, посредник между обществом и властью.

А ты?

А я человек, который упростил процесс. Я всегда ссылаюсь на сайт, там все написано, больше нечего добавить.

С финансовой точки зрения, есть ли выгода для тебя, или это все делается исключительно во благо общества?

ДомДворДороги не приносит прибыли. За весь период его существования мы собрали на Яндекс-кошелек 3000 рублей.

Но есть важный момент: полгода борясь с МинЮстом, мы наконец-таки зарегистрировали НКО. Теперь мы будем получать гранты, станем иностранными агентами, мы уже общались с несколькими грантодателями, фондами, которые приходили на наши лекции, то есть они уже нас знают. Сейчас ждем, пока мы станем юридическим лицом. Далее мы начнем все больше развивать оффлайновые истории, практику проведения лекций в регионах. Мы из Тулы приехали в выходные, там это все очень востребовано, люди жаждут информации. Лично для меня тоже есть выгода. Я теперь работаю у Навального, он пригласил меня в свой Фонд борьбы с коррупцией, я там запускаю проект «РосЖКХ».

Приходилось ли когда-либо выходить за рамки тех услуг, которые вы обычно предоставляете, и разбираться с проблемой до конца?

Нет, такого не было. Потому что если начинаешь вмешиваться, то в итоге это оказывается бессмысленно. После Первого канала приходят сообщения Вконтакте с историями на 33 страницы, но мы даже не читаем их. Мы все равно не можем помочь. Это подтверждает Максим Кац (муниципальный депутат) — когда ты человеку с проблемой выкатываешь тот алгоритм действий, который он самостоятельно должен сделать для решения проблемы, он просто разворачивается и уходит, потому что эти люди хотят чтобы за них что-то сделали. И ты тратишь кучу времени, чтобы разобраться в истории, дать совет, и ничего не происходит.

Безнадежной гражданскую волю называть не будем, шаг за шагом вполне возможно привить обществу самостоятельность.

Какими способами рекламы вы пользуетесь? Какой из способов представления вашего проекта оказался самым эффективным?

Самое эффективное — подружиться с журналистами, которые пишут на эту тему. Потому что у нас были рекламы в фейсбуке, на яндексе, в гугле, но это недостаточно эффективно. А вообще, пишите всем и везде. Как мы советуем гражданам писать письма и заявления всем, так и здесь. Нужно быть на слуху, создавать шум вокруг. Потому что даже если журналист не хочет о тебе написать, спустя время он пойдет, например, в кафе, увидит напоминание о вас, услышит от других журналистов, что есть такое-то издание, оно крутое и захочет о вас написать.

Собираетесь ли вы в будущем расширить свой проект?

Часто предлагают, дают советы, сделать это, сделать то. Во-первых объект останется тем же, потому что проблема ЖКХ еще не решена. Существуют проекты, которые берутся за решение всех проблем, такой мега-портал с гражданскими активистами. Но они все через какое-то время закрываются, потому что нет четкого позиционирования, граждане не понимают, что им там делать, зачем это нужно. Нужно решать локальные проблемы.

Даже ДомДворДороги — это слишком широко, хорошо бы заострить внимание на чем-то одном, на мусоропроводе, например, и четко решать проблему грязи у мусоропровода.

Иллюстрация Андрея Астахова

Фото Катерины Артемьевой

В интервью принимала участие Альбина Абдулкаримова