risk

Текст Редактор | 22.10.2012

Слово «риск» было известно в Европе еще в XV-XVI веках. Н. Луман выводит его из древнегреческого понятия, использовавшегося моряками и означавшего «лавировать между скалами». Индивидуальный риск средних веков, однако, нельзя сравнивать с рисками современности, когда опасности подвержены не только фирмы и государства – но и все человеческое сообщество в целом.

Никогда присутствие риска не было столь очевидно и ощутимо, как в современном обществе. Если классическое сознание знало лишь риск, вытесненный за пределы бытия, риск как возможность исключения из нормального существования, уничтожения ценностей, разрушение привычных основ  жизни, то современный человек вынужден мириться с фактом того, что постоянный риск и есть жизнь. Риск отражает не столько время от времени возникающую возможность ущерба, сколько постоянно присутствующую угрозу. Риск – это страх, который постоянно присутствует в настоящем и проецируется в будущее.

2012817142942551

В данной статье, однако, мы не беремся рассказывать о феномене риска как таковом – но лишь о его экономической составляющей

Человек, вступая в экономические отношения, постоянно рискует. Потребитель рискует каждый раз, когда совершает покупку; риски предпринимателя охватывают весь процесс его деятельности. Помимо экономических рисков, существуют и риски, природа которых находится за пределами рынка и которые, тем не менее, могут ощутимо влиять на спрос и предложение. Данная статья посвящена краткому обзору риска и его места в современной экономике.

Предпринимательский риск

Бизнес – это почти всегда предприятие рискованное, предполагающее, что предприниматель способен если не исчислять количественно возможные опасности, то хотя бы качественно оценить их.

Более того, сама по себе предпринимательская деятельность подразумевает принятие рисков. Предпринимательство как фактор производства включает, помимо личной инициативы, еще и способность рисковать и справляться с рисками.

С точки зрения экономической науки, риск – это сопровождающее деятельность предпринимателя условие неопределенности. Под неопределенностью в данном случае понимается незнание точных последствий наших действии: принесет ли наша деятельность прибыль или убыток, и в каком объеме.

Об экономическом риске наука знала всегда. Но в XX веке отношение к риску в корне изменилось. Как открытия физики разрушили привычный мир логических и рационализированных связей между вещами, так и экономическая теория риска разрушила спокойствие классической политэкономии, оперировавшей с абсолютно определенными величинами.

Для субъекта экономики существуют два вида рисков. Первая группа включает те риски, которые могут быть приблизительно исчислены (а значит, предугаданы, застрахованы и т.д.). Вторая группа представляет собой риски, вероятность которых неисчислима. Это абсолютная неопределенность, которая грозит разорением или убытками. Рациональный экономический человек классической политэкономии не сталкивается с такими рисками. Но эти риски совершенно реальны для современного предпринимателя, и единственный способ преодолеть их – это принять их.

Никогда не смогли бы Джерард Хейникен и Леви Страусс добиться успеха, если бы не рискнули всем, не зная, принесут ли их вложения отдачу. Ничего не может гарантировать успеха предпринимателю – кроме способности лично оценить возможные риски (так как абсолютная неопределенность не поддается математическому исчислению). Леви Страусс оценил потенциальный спрос золотоискателей на удобные и дешевые штаны, а Джерард Хейникен – спрос своих соотечественников на качественное пиво, произведенное на родине. Ни на что не могли полагаться эти бизнесмены, кроме своей личной способности пойти на риск.

Исчисляемые риски поддаются уменьшению и даже преобразованию с наиболее выгодной для компании позиции. В западной науке теория управления рисками разрабатывается уже достаточно давно. Риск-менеджмент предполагает максимально возможное снижение угроз убытков путем ряда разработанных инструментов, через последовательный анализ, оценку и предотвращение. Самыми главными инструментами риск-менеджмента являются снижение рисков путем профилактики (диверсификации), передачи (страхование), принятия или попросту отказа от риска.

Наиболее классическим, имеющим долгую историю, способом снижения риска является страхование. Существование исчисляемых неопределенностей создает поле для успешного функционирования целого сектора экономики, который специализируется на рутинизации, формализации процесса борьбы с рисками. Страхуя свое имущество, мы платим страховой компании за то, чтобы пострадала она, а не мы. Таким образом, страховая компания покупает неопределенность, связанную с нашим имуществом.

Лучшим способом профилактики риска считается диверсификация. Диверсификация представляет собой расширение целевых групп потребителей и предлагаемого им товара.

Мало кто из простых покупателей знает, что чай «Lipton», кетчуп  «Балтимор», мело «Dove», дезодорант «Rexona» и мороженое «Carte d’or» производит одна и та же компания — Unilever. Транснациональные компании, специализирующиеся на производстве товаров повседневного спроса – классический пример диверсификации, которая снижает ущерб компании от убытков в каждой отдельно взятой отрасли.

Принятие рисков предполагает создание резервов и запасов на случай кризиса или снижения прибыли. Отказ от риска – это попросту неучастие в рискованной деятельности.

Неисчисляемые риски составляют собой предпосылку того, что известный немецкий социолог У. Бек назвал «обществом риска». Это риски, которые в равной степени угрожают всем и преодолимы только совместными усилиями всего человечества, такие, как риск ядерной войны или экологической катастрофы.

Эти, казалось бы, совершенно неприменимые для адаптации к рынку риски, тем не менее, поддаются коммерциализации (что лишний раз демонстрирует изобретательность бизнеса). Вы без особого труда найдете в интернете компании, занимающиеся строительством бомбоубежищ и даже продающие места в бункерах на случай техногенной катастрофы.

В связи с этими глобальными рисками возникает сложная и серьезная проблема социальной ответственности бизнеса, государства и людей друг перед другом. Но это тема совсем для другой статьи.

Существует целый класс рисков, возникающих с транс- и интернационализацией бизнеса. Страновые и политические риски, связанные с ведением бизнеса на территории определенных стран оцениваются и анализируются специальными агентствами. Эти риски, как правило, связанные с особенностями внутриэкономической деятельности государства, неустранимы. Единственный способ для бизнеса избежать их – не вести дела в стране с высоким уровнем риска. Подчас агентства по страновым рискам обладают таким влиянием, что практически определяют инвестиционную политику ТНК и даже внутреннюю политику отдельных государств, которые жаждут повышения своего рейтинга, за которым непременно последует увеличение потока инвестиций.

Риск потребителя

Риск для бизнеса – далеко не то же самое, что риск для потребителя. Если бизнес постоянно существует в экономической среде, для которой исчисляемый риски постоянны, то покупатель в большей мере сталкивается с неисчисляемыми рисками, а исчисляемые несут для него опасность только в момент потребления.

Покупая товар, потребитель приобретает вместе с ним и определенный потребительский риск. Какого качества окажется продукт? Есть ли в нем вредные вещества? Может быть, он попросту взорвется при первом же использовании? Все эти аспекты потребительского риска, с которыми вынужден мириться каждый из нас, естественно могут быть уменьшены. Факторами, служащими сокращению потребительского риска, являются известность бренда, доверие к нему, надежность компании и т.п.

3

Риск у потребителя может не только возникать после покупки, но и создавать потребность

Компании, торгующие воздухоочистителями, продают не просто прибор, создающий благоприятную атмосферу в жилище. Они продают собственное решение того, как снизить риск, связанный с неблагоприятным для человека воздухом больших городов. Личный риск миллионов людей, живущих в крупных городах, превращается в основу для рынка воздухоочистителей. Осознавая риск, который несет в себе вредная для человека атмосфера, покупатели ощущают потребность его снизить.

Не столько богатство, сколько связанная с ним способность уменьшать для себя риски служит основой для иерархиизации «общества риска». Чем больше у человека денег, тем больше их он может потратить на его уменьшение.

Новая рисковая иерархия общества предполагает не только (и не столько) классическое классовое или социально-экономическое расслоение общества. Люди чувствуют сплоченность также посредством «общности страха», который возникает как осознание вероятного по отношению именно к этой группе людей риска.

Маркетологи хорошо знают об общности страха, порождаемой рисками. Враждебное окружение общества риска, населенное микробами из-под ободка унитаза, кариесом, перхотью и другими намеренно преувеличенными угрозами, заставляют человека сбегать в потребление. «Маркетинг страха» предполагает выполнение двух главных задач: во-первых, напугать потребителя; во-вторых, обнадежить его и дать путь к спасению.

Обратите внимание на рекламу, продиктованную принципами «маркетинга страха» — она всегда состоит из двух смысловых частей. В первой говорится, что грозит человеку, который не потребляет товар или потребляет не тот товар. Во второй рассказывается о «чудесном» исцелении того, кто потребляет «правильный» товар.

Таким образом, потребители ранжируются по способности уменьшать для себя риски. Для предпринимателя это значит, что порой позиционирование товара достигает лучшего эффекта, когда ориентируется на возможный потребительский риск, а не на предписываемые искусственно данной социально-экономической группе характеристики.

В отдельных случаях risk-taker’ом (то есть тем, кто берет на себя риск) может выступать не бизнес, а государство. Однако не все люди доверяют индустрии бесплатного страхования и медицины, обеспечиваемой порой не слишком беспокоящимся о своих социальных функциях государством. Некоторые готовы платить за аналогичные, но более качественные услуги по снижению рисков, предоставляемые коммерческими предприятиями.

Рисковать?

Экономика как гибкий адаптивный механизм почти всегда настраивается достаточно чувствительно к основным особенностям человеческой деятельности и даже сознания. Любая деятельность в рыночной экономике сулит прибыль, пропорциональную степени риска. Таким образом, естественно регулируется и конкуренция, и количество участников каждого рыночного сектора, а также создаются естественные барьеры для входа на рынок.

В экономике существует понятие премии за риск по акциям. Эта премия – дополнительные проценты, которые акция приносит своему держателю за то, что он испытывает риск. Интересно, что сочетание возможного риска и премии за него, предполагаемых акцией отражает привлекательность акции для инвесторов. Продажа и покупка акций на фондовом рынке – это, в сущности, оперирование финансовыми рисками.

Интересный пример повышенной прибыли от рисковой деятельность – организованная преступность. С социологической точки зрения мафия – это именно социальная группа, которая сделала своей профессией доход от деятельности, нарушающей закон (то есть влекущей серьезный риск). Мафия принимает на себя всю ответственность от такой деятельности (в виде уголовной ответственность)и получает весь доход (в виде криминальной ренты).

Сталкиваясь с исчисляемыми рисками, предприниматель может приблизительно «посчитать», каковы шансы наступления неблагоприятных обстоятельств (это, кстати, одна из причин, по которой пишутся бизнес-планы) или же оценить их качественно (составить сценарии наиболее вероятного хода событий, дать им оценку). Сочетание способности управлять собственными рисками и использовать преимущества рисков потребителей и есть талант настоящего предпринимателя.  Но окончательное решение всегда одновременно является и простым, и сложным потому, что это принятие риска (даже если он мал), волевое решение и  попросту ответ на вопрос: «рисковать или нет?».

3

Обложка Юлии Печенкиной