inner_regular_thumb_prayd

Текст Татьяна Карташова | 26.10.2012

Hungryshark поговорил с создателями компании Pride Production о том, как с нуля создать собственную медиа-компанию и получить 5 миллионов долларов на съемки полнометражного фильма, не нарушив при этом кодекс самурая. Ваня Оганесов, Володя Бурыкин и Сережа Чеботарев поделились секретами успеха.

Расскажите, о своей идее создать кинопродакшн, как все это начиналось?

Ваня: Где-то полтора года назад мы решили делать свой собственный бизнес, стартап и начали создавать продакшн компанию полного цикла, набирать портфолио, работы, всякие творческие проекты, искали первые заказы, формировали команду. Я долгое время учился во ВГИКе, искал там единомышленников, все оказывались каким-то ленивыми, потому что во ВГИКе много обсуждают и мало делают. Потом мы встретились с Володей и на почве общих интересов решили, что пора работать. Так мы начали заниматься съемками. К тому моменту все, что было, – буквально 10 корпоративных роликов каких-то фирм и одно хамское антиагитационное видео. Потом появилась Кристина Зарупина, которая переехала из Питера в Москву специально для нас. Она отвечает за общественную деятельность, вместе мы сделали паблик в контакте.

Володя: Собственно, такми образом и находится команда единомышленников, то есть создается некоторая база, и, если интерес совпадает, начинается работа. Тот же самый паблик может быть хорошим подспорьем.

Ваня: Сейчас все люди в команде, примерно 20 человек, занимаются каждый своим делом: поиском клиентов, переговорами, производством, пре-продакшном и пост-продакшном.

Что изначально нужно для того, чтобы заложить крепкую основу продакшн компании?

Ваня: Нужны очень большая воля и очень большое терпение, потому что основная проблема в нашем молодом бизнесе – то, что не только он молодой, но и мы тоже.

Володя: Никому не нужен диплом, нужен опыт работы и возраст 27 и старше.

Ваня: Да, нужны рекомендации, связи. Поэтому необходимо развитие, а для этого – стремление и терпение.

Hужны рекомендации, связи. Поэтому необходимо развитие, а для этого – стремление и терпение

Володя: И очень важны единомышленники. Сила воли – это замечательно, но если ты не видишь какого-то внешнего раздражителя или импульса, ты ничего не добьешься. Ты можешь быть великолепным, талантливым человеком, но без единомышленников тебе останется лишь сидеть в одиночестве и постигать аспекты своего мастерства.

Ваня: Почему людям, которые начинают делать бизнес в этой сфере или в любой другой в 30 лет, легче добиться успеха? Во-первых, потому что у них есть опыт за плечами, во-вторых, бюджет для стартапа – определенная сумма.

Володя: И они, наверное, успели достаточно раз получить по шее, чтобы понимать, что правильно делать, а что нет.

То есть у вас бюджета изначально не было?

Ваня: Был, на съемки первого короткого метра (это были мои деньги) и на какую-то технику, а что-то мы взяли в аренду – вот и все. В принципе, мы понимаем, что бюджет не должен быть большим для того, чтобы что-то начать. Можно подрабатывать, сокращать время на отдых, но главное — постоянно находиться в процессе развития проекта.

Володя: За полгода с Ваней мы ни разу не встретились просто так отдохнуть или потусить, мы едем в клуб, например, и там общаемся о съемках. Если ты не живешь своим проектом, ты вряд ли добьешься чего-то серьезного.

Какие недостатки вы видите в рекламном бизнесе в России?

Ваня: Проблема всего рекламного и вообще телевизионного бизнеса в России в том, что у нас нет творческих, креативных отделов, которые делали бы собственную рекламу.

Володя: Экспериментировали, рисковали.

Ваня: Да, мы все смотрим европейскую, американскую рекламу и балдеем от нее, и то же самое с любыми телевизионными сериалами, передачами и так далее. А в России такого нет.

Володя: У нас не та целевая аудитория, которой это все интересно, потому что люди привыкли получать то, что они, скажем так, могут получить в любой помойке.

 

Ваня: Проблема в том, что телевизионные каналы в принципе не хотят пускать что-то нестандартное в эфир, потому что – я работал на тв и знаю – телек работает по принципу радио: его делают специально похуже – монтаж, подачу, запись, чтобы зритель не смотрел телевизор, а слушал.

Володя: То есть это не американский HBO, где успех сериала или передачи зависит от его рейтинга.

Ваня: У нас даже с низким рейтингом ты все равно будешь на рынке, потому что нечего больше смотреть. Но в то же время открываются современные интернет-каналы, которые ориентируются на интересы современного поколения. И за ними, по сути, будущее.

Вы больше настроены работать на интернет-аудиторию?

Володя: Безусловно это наиболее широкая артерия, по которой может передаваться информация, но интернет-проекты – это лишь часть того, чем мы занимаемся.

Ваня: Мы делаем свои творческие проекты и делаем прямые заказы. Это зачастую совершенно разные вещи, но с ними мы хотим и дальше существовать на рынке и постепенно приучать целевую аудиторию и людей, с которыми мы работаем, к тому, что можно делать все иначе, делать по-новому. Мы работаем со всеми направлениями, в течение года мы занимались рекламой, корпоративными роликами и готовили полный метр. Вообще кино — наиболее престижное занятие в кинопроизводстве — есть доступ к творчеству и доступ к деньгам и даже большим, если правильно подавать свою продукцию.

Володя: Конкуренции среди молодежи как таковой нет, потому что все ленятся и все боятся.

Ваня: Молодежь боится доделать свой проект до какого-то финального уровня. Суть в том, что надо более адекватно смотреть на собственные возможности и быть самокритичным, а большинство людей которые идут в режиссеры, не могут выслушивать критику.

Володя: Творчество, художество, глубинная филосоия, поиск бытия…

Ваня: Они не готовы слушать правду, не готовы к тому что их фильмы неинтересны, их образы не нравятся, это задевает их гордыню, они начинают считать себя непризнанными.

Володя: Собственно говоря, название нашей компании наш главный враг – гордыня.

Как вы находите клиентов?

Ваня: Всеми способами. Сначала мы начинали с самого простого – делали спам-рассылки, занимались именно корпоративными и презентационными роликами для компаний. Это один аспект – спам-рассылка, кроме этого – поиск наиболее подходящих компаний, посещение соответствующих выставок, та же «Реклама 2012» –просто покупаешь буклеты, ищешь, находишь, рассылаешь, делаешь наиболее внятные коммерческие предложения. Самое важное — предлагая свое творчество взрослым серьезным людям, чтобы заинтересовать их, ты должен как можно точнее и правильнее сформулировать свое предложение.

А почему эти крупные компании со взрослыми людьми должны доверять каким-то мальчикам из ниоткуда?

Сережа: Они не должны и не будут доверять сначала. Это все складывается постепенно: ты делаешь хорошие продукты, хорошее портфолио, после чего компании начинают тебе доверять, но в принципе без имени на крупный рынок выйти не получится.

Володя: А на мелком рынке смысла оставаться нет.

Ваня: Мы обзвонили самые крупные рекламные компании — есть определенные сайты, на которых как раз выложен список, начиная от «Базелевса» Бекмамбетова и заканчивая теми, кто давно на рынке, но при этом занимается определенными сферами. Мы позвонили им с таким предложением, что мы молодая компания, полная съемочная бригада, полный пре-продакшн и пост-продакшн, у нас есть портфолио из десяти роликов, и сейчас мы хотим примкнуть, стать или филиалом, или креативным отделом какой-либо компании.

Володя: Мы энергичные, у нас есть потенциал, мы готовы обучатся в кратчайшие сроки.

Ваня: Вот так мы и вышли на первые крупные заказы, добрые люди заинтересовались нашими работами, нашим подходом, тем, что мы делаем это все самостоятельно и по-новому. Вообще если ты приходишь на соответсвенные мероприятия знакомиться с людьми, налаживать контакты, 70% из них очень доброжелательны.

Ты делаешь хорошие продукты, хорошее портфолио, после чего компании начинают тебе доверять, но в принципе без имени на крупный рынок выйти не получится.

Как происходит спонсирование?

Ваня: Клиенты спонсируют проекты: мы расчитываем смету, делаем пре-продакшн, они отправляют это все заказчику – если заказчик соглашается, то они выступают покровителями, посредниками.

Какие проблемы могут возникнуть во время этого процесса?

Ваня: Главная проблема, что не все люди готовы подстраиваться – иногда они очень субъективны и не готовы к поправкам.

Вы сталкивались с такой проблемой, когда вам говорили, как снимать и что снимать?

Володя: Мы любим обсуждать – если нам говорят, что это единственная идея, то мы ее готовы принять, мы должны относиться здраво к коммерческим проектам.

То есть вы готовы ради денег делать даже то, что вам не нравится?

Ваня: Да, конечно, мы готовы, но смысл не в том, что идея обязательно хорошая или плохая, смысл в том, как ты ее реализуешь.

Вы говорили о полнометражном фильме, что это за проект?

Володя: Скажем так, полный метр — это наша самая главная цель, потому что это в первую очередь статус, это то, что может дать имя и возможности в дальнейшем, а без имени тут никак. Сейчас уже законен сценарий и готовится тизер.

Ваня: Мы написали сценарий, готовили его полтора года, это была очень трудоемкая работа, включая неоднократное переосмысление и работу над ошибками. В итоге мы нашли исполнителього продюссера, и, когда он прочитал сценарий, посмотрел подготовительные кадры, героев, решил повысить бюджет фильма от 1 до 5 миллионов, чтобы он мог выйти в прокат. Бюджет фильмов для проката в кинотеатрах должен начинаться от 1 млн. долларов.

Как вы нашли такого «золотого» продюссера?

Ваня: Точно так же, как и всегда: посещали выставки, связанные с кино, знакомились с людьми, это длинный путь.

Володя: Все эти люди ближе чем кажутся, просто дойти до них иногда бывает тяжело.

Ваня: Подходишь и знакомишься – никто про тебя ничего не узнает, никто тобой не заинтересуется, если ты сам не приложишь усилий.

То есть подошли и познакомились с дяденькой, который с легкой руки согласился дать вам пять миллионов?

Ваня: Ну, это исполнительный продюссер, а генеральный это тот, который дает фильную сумму. Для этого мы сейчас снимаем тизер. Но в принципе в возможности реализовать подобный проект нет ничего нереального.

Володя: Иногда проекты вообще собирают деньги через пожертвования.

Ваня: Иногда делается тендер на полный метр.

Володя: В любом случае есть ревиозры, которые контролируют весь процесс. И люди не рискуют жизнью, когда вкладываются в такие проекты.

Ваня: Конечно, если ты придешь с улицы и скажешь: «У меня есть идея, но я ничего не сделал для ее воплощения», то пытаться бессмысленно. Сейчас мы снимаем тизер, пять минут из фильма, будут показаны разные сцены, разные типы съемок, представлены сами персонажи и главное – задана стилистика, какой в России еще никто не делал. Мы смешиваем игровое кино с документальным. Это фильм про то, как снимается документальное кино.

Чем еще вы занимаетесь, кроме полного метра?

Ваня: Сейчас мы переделываем свой короткий метр. Еще мы долгое время организовывали мероприятия, кинопоказы с музыкой, снимали много концертных видео, и сейчас делаем еще одну работу для портфолио – это помесь клипа с концертными съемками. Мы пытаемся поймать ту стилизацию клипа, которая на волне популярности в Америке. И делаем свои предложения для молодых музыкальных групп, которым нужны клипы и концертные видео.

Ваня: Кроме этого, мы занялись созданием журнала, который будет называться как компания. Для этого сейчас берем интервью у разных деятелей искусства. Сейчас наша задача – собрать материал, он будет основываться на, так скажем, антагонизме – интервью с известным и неизвестным деятелями, работающими в одной сфере.

За счет чего журнал будет существовать?

Ваня: Существовать он будет за счет рекламы, но мы всегда были за честную рекламу. Выяснилось, например, что росиийский рынок совершенно не готов к продукт-плейсменту, точнее он есть, но делается совершенно ужасно и нагло, то есть ты смотришь и понимаешь: «О, продукт плейсмент», а надо делать это настолько мягко, чтобы человек не понимал, но хотел это купить. То есть товар должен выступать как макгаффин в книжке – то, что человек хочет заполучить, чтобы достичь цели.

Расскажите про особенности работы в сфере рекламы и киноиндустрии?

Ваня: Вообще, если посмотреть на многих деятелей кинопроизводства и рекламы, это в большинстве взрослые, состоявшиеся люди, которые, достигнув age of reason, поняли, чем они хотят заниматься. То есть я не верю во всех этих восемнадцатилетних ребят, которые приходят во ВГИК и в 18 лет могут снимать кино. Я считаю, что в 23-24 еще рано снимать кино, хотя мы боремся и стараемся, но это тяжело. Необходимо быть подкованным технически, обладать очень большим опытом. Ты не можешь снимать фильм или какую-то идею, если ты не пережил ее. Нельзя снимать о наркоманах, если в твоей жизни не было такого периода. Как и нельзя снимать о любви, если ты не любил.

Володя: В этом наверное и ужас, что вся та чернуха, которая показывается по телевизору, она придумана, и не реальная жизнь формирует эту чернуху, а чернуха формирует реальную жизнь. Вообще наша идея – это устроить социокультурную революцию, выйти за рамки нашего государства, но это далекие планы, до которых есть еще куча других – мы все будем делать постепенно.

Что вы бы посоветовали начинающим медиа-творцам?

Ваня: Проблема большинства моложежи в том, что они хотят прославиться очень юными, я сам с этим столкнулся, когда мне был 21 год, я думал, что вот-вот и я стану известным. Но это путь очень долгий и как раз не нужно стремиться к медийности и к славе в юном возрасте – ты к этому не то, что еще не готов, это уничтожает, и это вредно для организма.

Володя: Ты должен добиваться всего постепенно, иначе ты не прочувствуешь саму идею заработка и развития.

Ваня: Ты должен завоевать это, чтобы после гордиться. Самое интересное время – именно начало, когда у тебя нет ничего, но ты постоянно что-то делаешь. Я уверен: когда мне будет 30 и у меня будет все хорошо, я буду вспоминать то время, когда мы только начинали, с радостью и понимать, что это было намного интересней, чем сейчас.

Володя: Это как жизнь самурая – быть готовым умереть в любой момент, зная, что тебе не будет стдыно, по крайней мере, за свое прошлое.