Первая часть рассказа об истории уличной торговли.

Текст Захар Тыквин | 06.11.2012

Торговле с лотка на городских улицах  за изобилие всевозможных изделий и порой чрезмерную бойкость  торговцев в московской истории отведено отдельное место. Первопрестольная  во все времена благоволила дельцам всех мастей, ее торговая жизнь похожа на бурлящий на всю Россию котел и вызывает подчас иронию и гнев завистников.  Лотки, лавочки, ларьки, киоски или,  как говорят в столице, палатки, плодясь и размножаясь, составляли костяк столичного денежно-товарного оборота  примерно с XVI  века. Именно при Иване Грозном Москва постепенно приобретает статус центра мировой торговли.

В 1611 году, перед сожжением Москвы поляками, в Китай-городе насчитывалось более 40 тыс. лавочек предлагавших приученным к лотку горожанам товары и услуги  на любой вкус! Акула малого бизнеса — уличный торговец – менял по своей прихоти «лицо» города, в постоянной борьбе за покупателя отгрызая самые лакомые куски для своих владений. Бродить и прицениваться среди этого шумного праздника жизни можно было бесконечно: Ветошный, Мясной, Соляной, Овощной, Калачный, Щепетильный, Лапотный… и даже Вшивый (всего около 150 рядов).

На этих доходных местах до сих пор ломятся прилавки, заманивая  блеском, прогуливающихся обывателей, удивленно раскрывших  рты на ценники: роскошные Верхние (ГУМ) и Средние торговые ряды на Красной площади тому отличное подтверждение. Кроме Китайгородской толкучки активно торговали у Белого и Земляного города, один из самых первых книжных развалов существовал на Спасском мосту, переброшенном к одноименным воротам. Купцы и купчишки здесь властвовали безраздельно! Все было сделано для их удобства даже… долговая тюрьма. Чтобы, как водится, лишний раз не зарекались.

XVIII век принес в столицу новое явление, подсмотренное в Европе, – торговлю «вразнос». Конкуренция на рынке росла и вот в борьбе за покупательский спрос лоточники стали активнее предлагать свой товар, доставляя в любую погоду нужную (или совсем ненужную) вещь прямо к дверям  домов ленивых хозяек. У каждого уважающего свою профессию разносчика был свой список постоянных клиентов, по которому он отправлялся, гордо водрузив на голову лоток, загруженный до отказа продукцией собственного производства или закупленной в «головной» лавочке.

01

Источник изображения

Разносчиками работали в основном мужчины,  но часто они брали себе в подручные женщин и детей, обязанностью, которых был разнос самых дешевых лакомств…Особенно хорошо на улицах продавалась популярная у простого люда за счет своей дешевизны снедь того времени: обрезки мяса и коровий рубец, подовые пироги, расстегаи, гречневики, блины, клюква в меду, кисель и пр.

В праздники «коробейники» всегда оказывались в центре внимания голодных гуляк раздразненных соблазнительными запахами. Здесь за пару копеек вы могли утолить голод или, за неимением лишних монет, обыграть продавца в особую игру, выигрыш в которой гарантировал, что свою еду вы получите бесплатно! У Храма Василия Блаженного базировались торговки, предлагающие моченый горох для кормления многочисленных голубей. На каждом захудалом крестце-перекрестке, площади, углу дома можно было угодить в засаду этих городских «хищников».  Наглость у торгового люда, как мы знаем, заместо второго счастья, всегда в кошельке на поясе припрятана как последний аргумент в споре с любителями торговаться!

Особой отличительной чертой профессионального лоточника того времени было мастерское владение самобытным жанром словесного искусства – крик. Разносчики кричали, расхваливая свою продукцию, буквально  во всю глотку, часто импровизируя на ходу.  Хороший краснобай был обязан переголосить конкурента, зацепить прохожего метким и остроумным словечком, ведь результат такой рекламы – приятный звон медяков в кармане. Так называемая «торговля на крик», наряду с такими традиционными формами продажи товаров как: вразнос, с лотка, на развале и т.д. – существовала вплоть до XX века. Например исключительно  «криком» продавалась детская игрушка.

С провозглашением эпохи исторического материализма началась борьба молодого Советского государства со спекуляцией и частной собственностью. По всей Москве были закрыты, а то и разрушены (Сухаревка) известные рынки и толкучки, для оживленной уличной торговли настали хмурые и голодные времена. Под обломками монархии были похоронены и набивающий себе цену балагур-лоточник и хохочущий московский покупатель, по негласной договоренности развесивший уши перед прилавком…

01

Уличная торговля в Советской России оживилась только в 1950-1980гг., закоулки столицы и других крупных городов заполонили, лоточники новой формации, получившие в награду за свои труды от народа меткие прозвища: фарца́/овщик, утюг, бомбила/о, маклак, деловар, штальман.  Так называли тех (молодые люди, студенты, таксисты, проститутки и т.д.) кто торговал (спекулировал) выменянными или перекупленными у приезжих иностранцев вещами (фирма́), которые в СССР простые граждане не имели возможности приобрести. Эти товары перепродавались из-под полы, в подворотнях, подвалах, на съёмных квартирах через знакомых и т.п. Кроме импорта реализовывалась и советская продукция (зачастую под видом фирменной), создававшаяся в подпольных цехах (люди, которые ими владели, назывались «цеховиками»).

Развал Союза на закате перестройки, в начале 90-х годов, считается официальным концом фарцовки. Развернули свою деятельность челноки. Вместе с хлынувшим в Новую Россию ширпотребом, уличная торговля стала походить на ожившего голема. Теперь, приходя на городской рынок с мамой за помидорами, я уходил в новенькой джинсовке сомнительного качества.

01

Но что я слышу? Кто-то поёт или это приглашение померить еще и кроссовки? А на обратном пути можно пройти мимо незаметной палатки слева от входа на рынок и попробовать выгодно обменять картридж для приставки. Наступила Новая эра для торговли с лотка. Страна в один момент из «Второго полюса» превратилась в одну большую торговую точку. Наряду с шаурмой и дорогими марками сигарет нашим сознанием завладел человек потребляющий – ненасытный монстр, плоть от плоти зубастого чудовища, имя которому Капитал.