Текст Сергей Лебедев | 06.11.2012

Социальные взаимоотношения полны противоречий. Рабочие коллективы не составляют исключения. В этой статье я попытаюсь рассмотреть ряд вопросов, связанных с взаимоотношениями в компаниях, независимо от их размера и стадии роста.

Люди гибнут за металл

Идеология этой статьи — экономический империализм, течение, стремящееся распространить методы классической экономики на всю общественную жизнь. Если совсем коротко, то суть этого можно свести к простому тезису: если человек что-то делает, значит, ему выгодно делать это. Эта по сути тривиальнейшая установка сразу делает понятным многие социальные явления и феномены человеческого поведения. Ее, кстати, поддерживают не только экономисты, но и психологи — человек всегда действует в своих интересах, только интересы эти носят субъективный, а иногда даже неосознаваемый характер.

Зададимся очень простым вопросом — почему кто-то в компании тянет одеяло на себя и действует вразрез с ее интересами? И неважно, идет ли речь о краже бумаги из принтера или заключении многомиллиардных сделок с заинтересованностью. Ответ на этот вопрос дает нобелевский лауреат Гарри Беккер, известный как основатель того самого экономического империализма.

YouTube Трейлер

Его взгляды просты и циничны. Исток любого преступления лежит в выгоде. Каждый из нас просто-напросто взвешивает, сколько нам принесет честная жизнь, а сколько — совершение правонарушения. И если выгоды от последнего перевесят, то преступление неизбежно.

Разумеется, производя эти подсчеты, вы учитываете и возможное наказание, и его вероятность. При этом речь идет не только о санкциях как таковых, но и об общественном осуждении и собственных моральных терзаниях.

Таким образом, вместе это складывается в целую формулу выгоды от совершения преступления

Y=p(Y-F)+(1-p)(Y)

p — это вероятность наказания, Y — выгода от преступления, F — тяжесть наказания, (1-P) — вероятность ухода от наказания.

Какой бы до смешного простой она не казалась, из нее можно сделать пару интересных выводов. Обычно для предотвращения злоупотреблений руководство действует крайне топорно, увеличивая тяжесть наказания — то есть F. Повышается штраф за воровство булочек из столовой, вводится химическая кастрация за просмотр Плейбоя на рабочем месте и четвертование за негативные отзывы о начальстве в курилке.

На деле в разы эффективнее увеличивать саму вероятность наказания — то есть p и при этом пытаться снизить выгоду от совершения преступления — то есть Y.

Эмпирические исследования подтверждают эту точку зрения. К примеру, «размазывание» бонусов топ-менеджера на длительный период в привязке к долгосрочным финансовым показателям компании снижает его стимулы приукрашивать картину к ежеквартальным и даже годовым отчетам. Введение четкой системы контроля позволяет значительно снизить хищение имущества. И так далее.

Мое время слишком дорого стоит

Вторая проблема, которую позволяет решить этот сугубо экономический подход — коммуникативные провалы между сотрудниками разного уровня. Питер Блау — автор теории обмена- как-то обратил внимание, что государственные служащие всегда стараются советоваться только с сотрудниками своего уровня и очень редко обращаются за консультацией к вышестоящим. Объясняется это тем, что начинающим сотрудникам совершенно нечего предложить уже опытным госслужащим кроме своей благодарности. В свою очередь те делятся своим опытом и квалификацией.

Регулярно благодарить кого-то — слишком утомительно и плохо для самооценки. Поэтому сотрудники предпочитают обмениваться информацией и советоваться исключительно с людьми, стоящими на аналогичной позиции в корпоративной лестнице. Кстати говоря, эта теория также объясняет, почему люди с низким социальным статусом очень часто ведут себя подобострастно в общении. Чтобы уравнять затраты при общении с теми, у кого статус выше, им приходится отдавать намного больше.

Что можно делать с этим — большой вопрос. Вероятно, есть смысл поощрять развитие демократической культуры в компании, что позволит снизить разрыв между сотрудниками, стоящими на разных корпоративных уровнях.

Иллюстрация Юлии Печенкиной