krest

Текст Илья Беляков | 13.11.2012

Многие предприниматели с недоверием относятся к благотворительным фондам в России. HungryShark встретился с Дмитрием Колоколовым, председателем Пушкинского отделения Красного Креста, и узнал, как и зачем люди занимаются благотворительностью.

Как давно вы начали свою работу в Красном Кресте? Почему пришли сюда?

Раньше наше отделение было одним из лучших в Московской области. Много лет нашим отделением руководила Татьяна Владимировна Дмитриевская, почетный донор СССР и почетный гражданин нашего района. Собственно, когда мне было 15 лет, она меня и привела в Красный Крест. Я посещал кружок медико-санитарной помощи и активно помогал Кресту. Спустя 15 лет, я стал членом Президиума, а потом стал председателем отделения.

То есть с Красным Крестом связана вся ваша жизнь?

Конечно. Это своеобразная отдушина, ведь когда безвозмездно помогаешь другим людям, на душе легчает.

Расскажите о ваших обязанностях как руководителя. Что именно вы делаете?

Я представитель Красного Креста в Московской области и исполняю обязанности председателя Пушкинского районного отделения. Эта должность волонтерская, она никогда не оплачивалась. Все мои обязанности добровольные, и главная из них – это помощь людям.

Расскажите о работе вашего отделения Красного Креста. Как именно вы помогаете людям?

Например, сейчас мы помогаем найти средства на операцию и лечение в Швейцарии мальчика, который болен раком глаз. Это редкая болезнь не лечится в России, но в Швейцарии лечат, и в 95% случае удачно. Но сами мы не собираем деньги – мы просто даем расчетный счет матери мальчика, на который любой человек может перечислить деньги. Мы не просим денег – мы выступаем как посредники между нуждающимися и меценатами.

Что еще вы делаете?

Есть патронажная служба Красного Креста – мы совершаем общий уход за одинокими пожилыми людьми, помогаем с лекарствами. Также при Кресте есть несколько школ – Школа первой медицинской помощи, Школа сахарного диабета, Школа СПИДа, Школа общего ухода.

Очень интересно. Значит, вы занимаетесь медико-санитарным просвещением. Как проходят занятия в ваших школах?

В школах занимаются обычные люди, которые не имеют медицинского образования, но столкнулись с серьезной болезнью, например, в семье есть лежачий больной. В советские времена наши школы существовали на общественные деньги, сейчас только на пожертвования.

Я знаю, у Красного Креста есть также и донорская программа. Расскажите о ней.

Официальный знак Почетного донора это капля крови и красный крест. В этом году мы отмечали 55-летие основания донорского движения в России. В нашем районе живут одни из первых доноров России и несколько почетных доноров СССР. У нас даже есть донорская династия. Мы помогаем донорам, собираемся создать Ассоциацию доноров внутри Красного Креста. Мы занимаемся пропагандой донорства и защищаем их права.

Какова ситуация с донорством в целом в нашей стране?

Ситуация очень сложная. Есть Закон о донорах, в котором написано, что доноры это патриоты, и донорство должно поддерживаться во всех организация: коммерческих и государственных.

А как происходит в реальности?

На деле выходит, что руководителям не выгодно давать работникам 3 дня отгула, чтобы сдать кровь, и донорство, по сути, запрещено во многих организациях.

То есть доноры в своеобразном социальном андеграунде?

Именно так. Многие доноры скрывают тот факт, что они сдают кровь, чтобы не злить начальство. Приходят в обеденный перерыв, сдают кровь, а потом снова на работу.

С вашим опытом вы многое можете рассказать о благотворительности в России… Как вы считаете, почему в России столько финансовых проблем в области благотворительности?

Законы о благотворительных организациях очень хорошие. Благотворительные организации имеют налоговые льготы, также в законе указано, что все должны помогать им – и муниципальные власти, и коммерческие организации, и граждане.

А каково реальное положение вещей в стране?

Если кто и помогает, то только своим. Сейчас множество фондов, которые под прикрытием благотворительности занимаются мошенничеством и отмыванием денег.

Насколько сильна господдержка?

Есть закон 1996 года о господдержке Красного Креста. Но там написано о рекомендациях и пожеланиях оказывать помощь. Но главный вопрос сейчас в том, что имущество Красного Креста, которое отняла советская власть, до сих пор нам не вернули.

Как выражается помощь государства?

Официально государство платит взносы в международный комитет Красного Креста. Но на местном уровне о какой-либо поддержки я не знаю.

В чем главные сложности работы Красного Креста в России? Есть ли такие же проблемы у ваших коллег за рубежом?

Одна из главных проблем состоит в том, что в России до сих пор нет закона о Красном Кресте, хотя во всех других странах он уже давно принят, а также Закон о защите эмблемы Красного Креста.

А зачем защищать эмблему?

Наша эмблема – красный крест на белом фоне – повсеместно используется аптеками, частными медицинскими учреждениями и другими организациями. Таким образом, нашу эмблему используют в коммерческих целях, что ужасно, я считаю, особенно учитывая богатую историю Красного Креста.

Расскажите об истории движения в России.

Красный Крест в России был основан 145 лет назад. Среди основателей великий врач Николай Иванович Пирогов, императрица Мария Федоровна и великая княгиня Елена Павловна. Среди руководителей Креста даже были святые – например, великая княгиня Елизавета Федоровна (преподобная мученица и основательница Марфо-Мариинской обители). Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов Красный Крест взял на себя практически всю медицинскую помощь армии. В конце 19 века Крест вел борьбу с эпидемией чумы в самом эпицентре, собирал пожертвования для пострадавших  от голода, наводнений и несчастных случаев. Красный крест за свою историю открыл несколько тысяч приютов, помогал беженцам и раненым во время русско-японской войны, Первой мировой войны и Второй мировой войны.

Красный крест имеет долгую и богатую историю в России. Оцените, каково положение вашей организации сейчас.

Довольно тяжелое, но 10 лет назад было еще хуже, когда у нас отняли большую часть помещений.

Почему?

Потому что они нам не принадлежали, а были отданы в безвозмездное пользование много лет назад. Например, особняк Московского Красного Креста на Смоленке около здания МИДа просто отняли. К счастью, в Московской области сохранился санаторий «Дружба», где отдыхают ветераны нашего движения.

Считается, что основная поддержка благотворительных организаций исходит от меценатов. Помогают ли вам коммерческие организации и как?

В настоящее время большую часть средств вкладывают сами волонтеры и я лично. Помогают организации, только если руководители знают меня несколько лет – техникой, лекарствами, продуктами для доноров. Но большинство предпринимателей не доверяют, так как благотворительность сильно скомпрометировала себя в России за последние годы.

В чем отличия Красного креста от других благотворительных организаций?

Во-первых, наша история, во-вторых, наш международный статус: мы входим в международную федерацию Красного Креста и Красного полумесяца, чья штаб-квартира находится в Швейцарии.

Есть ли у вас прибыль? Какова ваша бизнес-модель?

Прибыли никакой нет, вся наша помощь адресная и добровольная. Мы лишь посредники между меценатами и нуждающимися. Я работаю адвокатом и преподаю философию, это мои основные источники дохода.

Какая структура у Красного креста? Как взаимодействуют отделения по России?

Структура довольна простая и слаженная – есть Президиум, члены Президиума и местные отделения.

Какие у вас отношения с коллегами из других стран? Поддерживаете друг друга?

Исходя из своей практики могу сказать, что поддержка осуществляется, причем раньше она была значительной, но деньги попросту растворялись и не доходили. Швейцария и Германия активно помогали, но не видели отдачи. Поэтому сейчас нам оказывают гораздо меньше помощи.

Помогают ли вам простые люди?

Да, конечно, когда видят реальные результаты нашей работы. К нам каждый год приходят все больше волонтеров, доноры продолжают сдавать кровь несмотря на возможные проблемы с начальством

 Желаю вам удачи в вашем нелегком и важном деле!

Иллюстрация Юлии Печенкиной