hookmag

Текст Татьяна Карташова | 20.11.2012

В апреле этого года трое студентов факультета международной журналистики МГИМО создали музыкальный веб-журнал Hook Magazine. Валентин, Кристина и Паша рассказали HungryShark о том, что особенного можно найти на страницах hookmag.ru, чем он отличается от других музыкальных изданий и что необходимо для развития музыкального проекта в интернете и в реальности.

Как появилась идея музыкального веб-журнала, кто был основателем проекта?

Валентин: Идея принадлежит мне. Еще до основания Хука я постоянно искал новую музыку, смотрел списки альбомов, которые будут выходить, лазил по страницам всяких хипстеров. И когда слушаешь музыку часов по 10-12 в сутки, хочется разнообразия. Я заметил такую тенденцию: в Штатах и во Франции сейчас популярно и коммерчески успешно создание независимых стендалон-блогов о музыке, куда пишут несколько человек, которые просто подписаны на дневники музыкантов и на разные музыкальные каналы. Они отбирают самое лучшее и публикуют новости, интервью, репортажи, рецензии – все, что угодно. На Западе это сейчас бурно развивается: музыкального контента становится действительно много, а большие сайты и журалы типа Rolling StoneNMEPitchfork не успевают за всем и не очень стремятся успеть. Эти издания делают просмотры уже на проверенных группах, проверенных именах. Поэтому появляются эти стендалон-блоги.

Ну хорошо, это касается Штатов. А в нашей стране как обстоит дело с развитием музыкальных интернет-проектов и в чем особенность вашего?

Валентин: Таких же проектов просто нет. В отечественной музыкальной журналистике есть два типа изданий. Первый тип – это, грубо говоря, крупные магнаты: Rolling Stone, та часть Афиши, которая посвящена музыке, Open Space, по крайней мере до изменения они более менее часто писали о современной и академической музыке. Но в чем их беда: они публикуют что-то очень редко, это большие полотна текста и мало контента. С другой стороны, есть бесчисленные блоги, группы в контакте. Они просто выбирают напраления и публикуют без модерации все новинки, причем без описаний: максимум, на что они способны – это скопировать статью из Википедии или с Last.fm. В итоге подписавшийся человек освновном слушает только тех исполнителй, которых уже знает, практически не получая информации о новых именах. А мы занимаем золотую середину. Мы слушаем действительно очень много. У нас нет определенного формата, и жанры как таковые для нас не существуют. Так как нас никто не финансирует, мы вольны экспериментировать, находить что-то новое и выбирать самое крутое.

hvalya-20-1-

Кристина: Когда Валентин рассказал мне о задумке Art Psycho c возможностью позже перевести этот блог в веб-зин, у меня появилась идея: освещать музыкальные новинки, при этом немного подправляя музыкальный вкус людей, наставляя их. Показывать, что музыка очень многогранна, стоит лишь выйти за привычные рамки «вот это модно, это слушают мои друзья» или «вот это слушает тот крутой чувак, поэтому я буду слушать это же». Соотвественно, у нас есть еще и воспитательная функция.

Если формат журнала ваш проект принял не сразу, то как все выглядело в начале?

Валентин: Да, сначала не было никакого веб-зина, я создал просто блог, он назывался Audio Art Psycho. Я изучал все интернет-площадки, где более-менее просто можно было что-то скреативить, естественно не ЖЖ, потому что сейчас там все неудобно, медленно и криво. Как раз за несколько месяцев до этого Html5 появился на Блоггере – стало возможным создавать удобные блоги с функцией переключения различных видов. Две ночи я разрабатывал общий дизайн блога: пришлось перечитать огромное количтво статей в интернете на тему того, как можно редактировать блоги в Html5, чтобы это выглядело действительно интересно. Потом я начал подбирать контент. Первая группа, которая спровоцировала меня сесть и написать, была Portugal. The man –настолько крутая музыка, и так мало прослушиваний на Last.fm, что захотелось этим поделиться. Это была первая статья, сслыка с SoundCloud, и так понеслось.

Если все это ты начинал делать один, как набралась команда?

Паша: Кристине сотрудничать предложил Валентин, а я присоединился сам чуть позже. Где-то неделю или две я наблюдал за развитием журнала и понял, что это действительно очень интересный и перспективый проект. И в первую очередь я присоединился исключительно для себя, потому что мне очень нравится анализировать музыку, объяснять себе и читателю – тогда ее проще понимать.

Как появился Хук?

Валентин: Через полтора месяца ежедневной работы мы увидели, что люди читают журнал. У него отстутствовал стиль, и нас не было в социальных сетях — люди просто попадали на сайт и слушали музыку. Сначала все делалось для личной практики, но в какой-то момент мы поняли, что нужно разрабатывать определенный концепт. В итоге появился Хук.

Кристина: Hook – это американское сленговое словечко тех времен, когда джаз, бибоп, соул начали овладевать сердцами людей. Хуком они называли музыкальный пассаж, иногда это был проигрыш, иногда бит, который цеплял человека так, что он не мог усидеть на месте, начинал танцевать, погружался в музыку и уже не мыслил себя где-то снаружи.

Где вы брали средства на развитие проекта?

Валентин: Весь бюджет проекта – 98 рублей. Это маленький повод личной гордости. Это купить домен и продлить домен на год вперед. Я думаю, те деньги, которые я потратил на тушь или на интернет можно не считать.

Как получается узнавать о музыкальных новинках раньше общей массы людей, какие у вас источники?

Валентин: В первую очередь это NME, Pitchfork.

Паша: Но было такое, что мы опережали и их. Я уверен, что у каждого из нас свой особенный метод. Я, например, просто добавляю в твит-ленту каналы Youtube или самих артистов и, как только они что-то выкладывают, сразу же пишу об этом. Сами артисты – наши первоисточники.

Каким принципами в работе вы руководствуетесь, кроме того, что вы много пишете о новой или малоизвестной музыке? Что еще есть в вашем журнале?

Паша: Наверное, лечге сказать, чего у нас нет – это попсы.

Лечге сказать, чего у нас нет – это попсы

Валентин: У нас нету Леди Гаги.

Кристина: Джастина Бибера.

Валентин: Единственное, что у нас из этого было – это Лана Дель Рей, когда она делала действильно что-то хорошее.

Кристина: Важно то, что открыв любой пост на Хуке, ты будешь слушать новую качественную интересную музыку, не важно поп это или хеви-метал.

hook

То есть, прослушивая тонны музыки, вы всегда выбираете, исходя только из своих предпочтений, и даже если это будет что-то трендовое и модное, но вам не понравится – вы писать об этом не будете?

Кристина: Если артист пустышка, то, конечно, не будем.

Валентин: Но музыка – она ведь действительно разная, и определить, крутая она или нет, очень сложно. Какой-нибудь музыкант с суперакадемическим образованием может сказать про новую группу: «да это говно», но если эта музыка действительно зацепила чем-то, то почему бы ее не опубликовать.

О каких результатах проделанной вами работы вы уже можете говорить?

Валентин: У нас 10 тысяч просмотров в месяц – это не так много, но некоторые сайты уже хотят сотрудничать, потому что у них большая нехватка контента. Они предлагают бартер: делать нам рекламу за счет того, что мы будем делиться своими материалами.

Кристина: Зайдите на Звуки ру, например, иногда они постят по шесть новостей в день, а иногда и у них три-четыре дня нет ни одной новости.

Валентин: Мы стабильны в этом плане. Последний раз мне в августе написала женщина которая открыла свой международный лейбл во Франции, и просила как-то осветить их музыку. Она работает с артистами США, Германии, Бельгии, и там действительно крутые музыканты. Из прослушанного огромного количества групп мы что-то запостили, но опять же не все.

Кристина: Да, хотелось бы подчеркнуть: мы не делаем заказной материал, мы пишем о том, что нравится нам.

Какие задачи вы ставите перед собой для развития проекта в дальнейшем?

Паша: Например, модернизация сайта, его расширение и выход за пределы блога.

hook-pasha

Кристина: Трудности при продвижении такого проекта сейчас в России – это конкуренция с монополией гигантов, у них есть связи, есть авторитет, опыт. Но мы делаем оригинальные истории, которые непохожи на их вообще.

Валентин: У них устоявшийся формат, они не заморачиваются на музыке как таковой – просто постят новости. И в плане большинства из них меня больше всего бесит беспринципность некоторых. Когда на хорошем сайте с отличным интересным контентом вдруг может появиться новость вроде «у Киркорова родился ребенок». Пардон, я не могу есть со стола на котором лежит дерьмо. Естественно, они на этом делают очень много просмотров, подпимают уровень рекламы, получают за это бабки. Но мне, как человеку, который их слушает и ценит, Киркорова в этом видеть не очень приятно.

Кстати, о принципах: у вас на сайте написано, что на Хуке не будет рекламы, и, учитывая, что в случае подобного интернет-проекта – это наилучший способ заработать деньги, хочется узнать, как вы собираетесь заниматься коммерциализацией Хука.

Валентин: Мы хотим создавать музыкальные мероприятия с теми музыкантами, которые нам нравятся. Делать совместные музыкальные проекты. Найти определенную компанию, заинтересованную в своем пиаре, которая будет готова финансировать ивенты издания.

Значит, из интернета вы хотите перейти в реальную жизнь?

Кристина: Да. Мы хотим создать некое Хук-сообщество, которое не авнодушно к современной музыкальной культуре, заинтересовано в новых проектах.

Не так просто найти заинтересованных людей, готовых предоставить вам все необходимое. Кто согласится на это?

Валентин: На самом деле для успеха нужно не много. В первую очередь — постоянно крутиться во всей этой музыкальной тусовке, общаться. У нас, допустим, уже появилось определенное место для проведения мероприятий.

Вы понимаете, что Оккупай Уолл Стрит родился на улице? Ребята построили сцену, и туда приезжали самые именитые музыканты со Штатов и выступали перед толпой просто так, потому что они неравнодушны.

Кристина: Для того, чтобы выйти из сети, нужно найти площадку и музыкантов. Вы понимаете, что Оккупай Уолл Стрит родился на улице? Ребята построили сцену, и туда приезжали самые именитые музыканты со Штатов и выступали перед толпой просто так, потому что они неравнодушны. И сейчас в годовщину Уолл Стрита они собрали и провели большой концерт. Суть в том, что было бы желание. Музыка — это действительно, как ни странно, такая штука, которая способна объединить людей во всем мире. Людей, неравнодушных к музыке. У нас есть определенное количество подписчиков. Есть люди, которые сами выходят на нас, им нравится то, что мы делаем, и они хотят помогать.

Каким образом будет проводиться финансовая поддержка этих мероприятий?

Валентин: Никаких спонсоров. Все будет строиться на доходах от продаж билетов. Сейчас из-за того, что с продажи альбомов артисты деньги почти не получают, вся страна живет на концертах и гастролях. Есть большое количество людей, которые просто доверяют нашему музыкальному вкусу и знают, что для нас принципиально важно не только публиковать, но и слушать. А действильно талантливых коллективов в России сейчас пруд пруди, но они почти неизвестны, потому что сложно развиваться, особенно в регионах. Хотелось бы вывозить этих ребят, устраивать совместные мероприятия. Наша основная идея — делать с отечественными музыкантами интервью и концерты.

 

Но для того, чтобы вывозить эти коллективы из других городов, тоже нужны средства, как вы собираетесь их добывать?

Валентин: На самом деле почти все они не очень притязательны в этом плане, им нужны деньги на билеты, вписка и фрибар. И деньги за билеты на концерты эти расходы вполне могут покрыть, и мы еще можем остаться в небольшом плюсе.

То есть при реализации этой задумки вы будете ориентироваться больше на молодых, неизвестных исполнителей?

Валентин: Конечно, хотелось бы привносить в массы новую музыку талантливых коллективов, но у нас есть контакты и с известными музыкантами.

Кристина: Некоторые из них которые сами выходят на нас. Им интересно то, что мы делаем, они хотят чем-то помочь, стать частью Хука. Потому что в России на данный момент нет таких проектов, где меломаны и музыкальные маньяки писали бы для таких же меломанов и музыкальных маньяков.

Валентин: Да, причем на профессинальном уровне. Мы все трое по специальности журналисты-международники, со знанием языков, с большим опытом. Конечно, сам себя не похвалишь, никто не похвалит, но тем не менее мы не просто меломаны-дилетанты, мы можем делать действительно крутой контент. Знание языков тоже в этом плане работает на нас, дает больше источников. Допустим, я был очень удивлен, узнав, что французы находят и публикуют новую интересную музыку гораздо быстрее, чем американцы.

Кристина: Вообще в последнее время есть идея национализации. Группы создают иногда потрясающие музыкальные проекты, но держутся внутри страны, обретают там популярность и больше внимания не требуют. Поэтому о них никто никогда не узнает, если три двинутых на музыке чувачка не напишут в своем журнале.

Валентин: Да, у некоторых, например, даже концепция такая, но сейчас то, что ты записал, можно выложить в сеть очень быстро, и твоя музыка будет раскручиваться без твоего участия.

Какие еще идеи, кроме концертной деятельности, вы планируете осуществить в будущем?

Валентин: Очень хочется брать интервью у иностранных музыкантов, приезжающих сюда. Потому что крупные издания сачкуют в этом плане, они аккредитовывают своих репортеров, а те делают средненькие репортажи. А интервью, которые появляются со звездами,  — в основном переведенные.

Кристина: Либо это интервью, взятые по почте, и зачастую ответ набирает менеджер. Нужно прямое общение с артистом, при этом нешаблонное, потому что первый вопрос, который задается практически в каждом интервью: «какие творческие планы?».

Вы уверены в успехе вашего проекта?

Кристина: Мы бы этим не занимались, если бы не были уверены. Люди любят искренность и наши простые правила. Они видят, что мы не скатываемся в желтизну, и им это нравится.

Фотографии предоставлены героями статьи

Иллюстрации Марии Егиевой