okeo

Текст Катерина Артемьева | 21.11.2012

Алексей Писаревский, генеральный директор рекламной сети ОКЕО, открывшейся летом 2012 года, рассказал HungryShark о новом направлении в интернет-рекламе – больших баннерах в мобильных устройствах.

 Расскажите о вашей компании. Почему такое название — ОКЕО?

 За этим ничего глобального не стоит, мы просто выбрали красивое, запоминающееся, лаконичное название, которое может в будущем стать брендом. Домен купили на аукционе. Мы запустились в июне, но работаем с начала этого года. Наша компания занимается интернет-рекламой, мы продаем клики с больших баннеров, и сейчас мы запустили предложение по рекламе в мобильных устройствах. Мы делаем DSP — это модная аббревиатура в рекламе, расшифровывающаяся как demand side platform — инструмент для рекламодателей по размещению мобильной рекламы практически во всех мобильных рекламных сетях. Мы подключаемся к другим сетям и размещаем баннеры любых форматов — от маленьких перетяжек до fullscreen и Rich Media форматов.

 Почему именно реклама? Был бэкграунд, связанный с ней, до создания ОКЕО?

 У меня лично напрямую бэкграунда в рекламе не было, я работал в FMCG, в алкоголе, в трейдмаркетинге, я достаточно хорошо понимаю сторону бренда в этом вопросе. И также у меня есть IT-бэкграунд, я занимался разработкой мобильных приложений. Вот такой микс у меня. К тому же Russian Ventures, в составе которых мы делаем ОКЕО, имеет очень хороший опыт в рекламе, у них есть успешный проект iBrand, который продает fullscreen баннеры на премиум-сайтах, он уже работает два, если не три, года. Все это привело к идее развиваться в рекламе, в частности в мобильной.

 А как вы вышли на Russian Ventures?

 Мы давно общались и искали возможность работать вместе. На компании ОКЕО эти возможности совместной работы сошлись.

 Кто открывал ОКЕО? Кто учредители?

 Если смотреть на команду ОКЕО, у нас несколько человек в учредителях, но как фаундер — я один, плюс есть Russian Ventures.

 Какие инвестиции потребовались и, если не секрет, сколько?

 Инвестиции пока не раскрываем. У нас открытая информация, что оценка компании составляет 2 миллиона долларов.

 Как происходят взаимоотношения с инвестором? Как его заинтересовать?

 Зависит от стадии проекта, если это посев, как у нас сейчас, есть 4 пункта, которые нужно четко рассказать инвестору:

1)    Рынок

2)     Команда

3)     Идея

4)     Прогноз роста

Это те вопросы, которые нужно знать и понимать на seed-стадии, чтобы заинтересовать инвесторов.

 Как подобрать правильно команду? Кто лучше, наемные работники или друзья?

 Нам с командой очень помогает Russian Ventures, у них дар набирать хороших специалистов. Я учился на физтехе, у меня оттуда есть очень хороший друг, с которым мы периодически работаем, он отличный специалист. Плюс я работал в направлении мобильной разработки, с очень классным техническим директором именно в мобайле. Я в своей предпринимательской практике столкнулся с тем, что поиск сотрудников — едва ли не самое сложное, что есть. Ты сам умеешь что-то делать, но найти человека, которому можешь все делегировать — это сложно. Все возможные и доступные каналы приходится использовать — и друзья, и старые связи, знакомства, фейсбук.

 Сколько человек в вашей команде?

 6 человек, частично Russian Ventures делится с нами сотрудниками.

 Как вы относитесь к практике фриланса?

 Фрилансом мы пользуемся и относимся к этому очень хорошо. Часто какую-нибудь услугу можно получить фрилансером в 10 раз быстрее и дешевле. Главное с фрилансерами надо уметь работать. Для определенных задач мы регулярно пользуемся их услугами.

 Что самое важное в проекте? Команда, идея..?

Команда важнее чем идея, это точно.

 Команда важнее чем идея, это точно.Опыт и желание работать. А идею можно любую брать, было бы желание ее делать.

 Насколько конкурентен рынок такой рекламы сейчас в России?

 В web очень конкурентен, рынок не насыщен, но игроков очень много. В мобильной рекламе меньше, но уже виден тренд — и крупные игроки, и стартапы, начали делать что-то в этой отрасли. В сфере есть деньги, поэтому за них конкурируют, это нормально. Есть еще одна модная аббревиатура — RTB (Real Time Bidding) — эта технология уже приходит на рынок российской рекламы. RTB означает, что много разных клиентов в реальном времени борются за много разных площадок по аукционной модели. RTB приносит новые возможности как молодым компаниям, так и крупным, например, Яндекс недавно анонсировал свою RTB.

 В чем ваше конкурентное преимущество по сравнению с другими игроками на этом рынке?

 Если говорить о мобильной рекламе, то сейчас мы предлагаем купить через нас любой мобильный траффик. Мы агрегируем разные рекламные сети, предлагаем купить их по лучшей цене. Наше отличие состоит в том, что нашим клиентам предлагается единая точка входа для размещения мобильной рекламы. Клиенту не надо бегать по рекламным сетям, мы все делаем сразу, предоставляем отчетность, оптимизируем конверсии, делаем все сопутствующие услуги, такие как разработка мобильной целевой страницы (landing page), делаем баннеры и так далее.

 Вы больше акцент делаете на рекламе в мобильных устройствах? Или 50/50?

 Прямо сейчас мы очень активно продвигаем мобильную рекламу, да.

 Вы сами себя рекламируете? Какими способами?

 Да, рекламируем, различными способами. Мы запустили рекламу внутри своей сети с определенными таргетингами. В социальных сетях мы рекламируемся для маркетологов и бренд-менеджеров, и также размещаемся на профильных сайтах.

 Насколько эффективен SMM?

 В принципе, эффективность social media marketing зависит от сферы. У нас страничка на Facebook, пока там подписчиков немного, но там уже собирается достаточно качественная аудитория, среди которых есть наши клиенты. Мы стараемся писать интересную информацию, при правильном подходе это все работает.

 Оплата по кликам – что это? Расскажите, как это работает.

 Рекламу можно покупать по-разному. Если я рекламодатель, то я могу купить показы, клики или действия. Действием может быть установка приложения или заполнение заявки на целевой странице. Но как только люди начинают продавать лиды, возникает куча вопросов: «Что это за лиды? Какое качество? Какие накрутки?». Продажа показов — немного безответственный бизнес, открутится 1000 показов, а кликов может быть всего 3. Клики — здесь все четко, рекламодатель понимает, за что он платит, видит, что к нему приходят люди, смотрит на эффективность этих кликов, и если его устраивает — покупает дальше.

 Правильно ли я понимаю, что вы представляете собой технологического посредника между рекламными агенствами и непосредственно маркетологами и бренд-менеджерами?

 Нет, скорее мы технологический посредник между клиентом и площадкой. Клиент хочет разместиться на конкретной площадке, и, чтобы он не шел к каждой из них отдельно, мы агрегируем эти площадки. В качестве клиента может выступать не конечный бренд, а агентство. Чаще всего так и происходит. В качестве площадки может выступать целая рекламная сеть.

 С какими площадками, с какими приложениями наиболее известными вы работаете?

 В web мы размещаем рекламу на ИТАР ТАСС, lady.ru, euro-football.ru, translate.ru и многих других. Это сайты с качественной аудиторией. В ближайшее время мы как в вебе, так и в мобильным приложениях подключим через аукционную модель самые разные сайты, включая и премиум сайты и приложения других сетей.

 Есть такой сервис Adeasy, он является вашим конкурентом? Как вы могли бы его оценить?

 Adeasy — очень классный сервис, он вообще не является нашим конкурентом, мы даже сами размещали нашу рекламу через него. У него совершенно другая бизнес-модель. Со стороны клиентов мы предлагаем разместиться на большом инвентаре, показать рекламу большой выборке посетителей с различными таргентигами. Клиент выбирает не конкретную площадку, а какой аудитории он хочет показываться. Adeasy, наоборот, может разместить рекламу на конкретном сайте. Со стороны площадок происходит то же самое. Мы приходим и говорим: «Мы купим у вас обезличенный траффик, но который подойдет по определенным параметрам». Adeasy говорит: «Мы продадим вас как бренд». Они работают с премиальными площадками, у которых есть свое имя и клиенты, которые хотят на них размещать рекламу. Это тоже хорошая модель, но это не про нас.

 На кого в большей степени ориентирован ваш сервис? На рекламодателей или на посетителей? То есть вы создавали ваш проект с расчётом мы сделаем рекламу такой, чтобы её было приятней смотреть или чтобы проще было продавать?

 У нас микс. Наше изначальное позиционирование — большие красивые баннеры. Мы как в вебе, так и в мобильных устройствах размещаем большие баннеры. С точки зрения посетителей, если реклама большая и яркая, она не раздражает, а наоборот нравится. Я лично как потребитель контента, захожу на какой-то сайт газеты, и там выскакивает большая реклама Range Rover на 10 секунд, я понимаю, что за то, что я читаю информацию на этом сайте, пользуюсь контентом, мне показывают рекламу, и я нормально к этому отношусь.

Если мелькают треш баннеры в уголках сайта, это раздражает, мне это не нравится как пользователю. С этой точки зрения, наша реклама для пользователей.

С другой стороны, для клиента это еще более очевидно — большие баннеры это впечатление, это возможность донести какое-то рекламное сообщение. В мобильниках это может быть интерактив, Rich Media баннер.  Размещать рекламу на больших баннерах — это выгодно.

 Что вы можете сказать о сервисах типа Бегуна, не кажется ли вам что текстовые объявления — это некоторый пережиток?

 В каком-то смысле это пережиток, но с появлением RTB блоки контекстной рекламы, которые вставляются на сайт, могут показывать также и баннеры. Если на аукционе лучшая цена оказывается у текстового объявления, значит рекламодатель готов за нее платить, она эффективна для него.

 Как вы относитесь к новым формам интернет-рекламы, типа медийных спецпроектов?

 Я думаю, что это хорошо. Но спецпроекты — это опять же про премиум-сайты, то есть слабо масштабируемая тема. То есть если кто-то сделает автоматизированный сервис брендирования премиальных сайтов, я думаю, это будет круто, но я не знаю, как это технически возможно. Мы специализируемся на масштабируемых автоматизированных историях, поэтому мы заниматься брендированием не будем.

 С кем сложнее договариваться: с площадками в интернете или мобильными приложениями?

 С мобильными приложениями сложнее, потому что встроить код в мобильное приложение сложнее, чем на страничку в интернете, особенно если это приложение для iPhone (нужно получить подтверждение в AppStore). Для разработчика это выглядит так: он вставляет код, потом ждет подтверждение недели две, неделю на AppStore он отслеживает эффективность, если она ему не нравится, он убирает код и снова ждет две недели. Процесс затягивается на месяц. Разработчики очень неохотно меняют у себя коды SDK, поэтому, чтобы собрать мобильную аудиторию, нужно идти другими методами. Нужно интегрироваться в SDK, которые у них уже стоят.

 Много откатов в рекламном бизнесе? Вы сталкивались с этим?

 Я лично не сталкивался, мы никому ничего не даем.

 На данный момент существует переоценка интернет-стартапов в России?

 Алексей, директор по инвестициям Russian Ventures: Я бы сказал, что в России существует нехватка стартапов. Из-за того, что у большинства фондов ограниченный срок инвестирования, получается что некоторые стартапы переоценены. Условно, если фонд профессиональный, он понимает, сколько стоит стартап. В целом зарплаты программистов и другого персонала всем понятны, и сколько стоит раскрутка стартапа не секрет. Так что такого «пузыря» нет.

 Можете назвать какой-нибудь стартап, который вы считаете успешным?

 Алексей, директор по инвестициям Russian Ventures: Очень классный стартап сейчас запускает NARR8. Еще правда неизвестно, успешен он или нет, но идея мне очень нравится Суть этого стартапа в том, что они делают платформу для публикования комиксов и интерактивных книг, по типу iBooks, где вы можете купить литературу. По-моему в российском Appstore уже можно скачать бета-версию.

Алексей Писаревский: Я считаю успешным стартап LinguaLeo, хотя они никак не сделают нормальный сервис изучения слов, который подходил бы лично мне, поэтому не могу им пользоваться. А так они очень крутые.

 Каким образованием должен обладать стартапер? Или оно не важно?

 Честно, не знаю. Мне кажется, чтобы делать что-то технологическое, тогда да, технический бэкграунд — must have. Или в компании должен быть один человек как минимум с техническим образованием.

 Что вы думаете по поводу новых форм вебинаров?

 Наверное это полезно, я честно говоря не слушаю вебинары, я предпочитаю ходить на конференции и мероприятия, ведь самое главное — общение и знакомства с новыми людьми, обмен опыта с коллегами. Вебинары чуть ли не снизили оборот авиакомпаний по миру, потому что они позволили людям сэкономить в сумме сколько-то миллионов долларов, потому что вместо того, чтобы летать на конференции, они слушали все онлайн. Онлайн-образование — это конечно будущее, но не ближайшее.

 Что бы вы могли бы посоветовать молодым предпринимателям?

 Мне бы кто посоветовал что-нибудь (смеется).  Правда, не знаю. Когда мой стартап станет успешным, тогда и буду советовать.

В интервью принимал участие Сергей Лунёв.

Фотография Артемьевой Катерины.