nebo

Текст Полина Новикова | 21.12.2012

Максим Белоусов, один из основателей NeboTabu, рассказал нам, как создаются молодые музыкальные группы, в каких обстоятельствах хочется писать стихи, почему рок — это протест, и какой тембр голоса больше нравится девушкам.

Максим, расскажи пожалуйста, с чего началась твоя музыкальная карьера?

Огромное влияние на мое развитие оказала семья. Папа и мама по образованию актеры, им очень часто приходилось ездить на гастроли, поэтому до трех лет я тусовался с ними в разных гримерках, где меня нянчили и другие актеры. С самого раннего детства я буквально впитал эту театральную атмосферу.

Когда я подрос, мы перебрались в Москву. Наступили тяжелые времена: тогда актерам было очень сложно найти работу. Папа продавал на рынке игрушки, потом начал устраивать спектакли для детей. Мама работала журналистом на радио «Надежда», причем она попала туда совершенно случайно, просто ответив на объявление. Я смотрел на родителей и понимал, что они хотят, чтобы я вырос успешным и состоятельным человеком. Они боялись, что я столкнусь с теми проблемами, которые были у них. Поэтому всегда пытались меня оградить от всех проблем, создавали вокруг такой барьер, за которым я не знал никаких невзгод и трудностей. Я вообще не понимал, что могут быть какие-то неудобства, до тех пор, пока не пошел в школу. Там мне было очень тяжело, так как я был необщительным, замкнутым в себе, тихим мальчиком. Но учился хорошо. Учительница  сразу выделила меня среди остальных, потому что я был первым, кто начал читать. Тогда я увлекался астрономией, звездами.

На собеседовании в школу меня попросили назвать имя отчество родителей, на что я ответил: «Давайте я вам лучше расскажу что-нибудь интересное», – и начал рассказывать  о строении солнечной системы, о всех планетах и так далее. Преподаватель был в шоке, меня сразу взяли.

Что касается музыки, то она тоже вошла в мою жизнь с раннего детства. Мне всегда очень нравилась группа Modern Talking. Музыка этих ребят просто божественна! Когда я их слушал, всегда представлял, как выхожу на сцену и пою. Это была моя тайная мечта, о которой никто не знал, даже родители. А их как раз всегда интересовало, предрасположен ли я к актерскому мастерству, есть ли у меня задатки, талант.

Впервые папа заметил мои способности случайно. Он подрабатывал Дедом Морозом, и пришел на праздник в мой детский сад. Я не узнал папу. Все к нему подходили и читали стихи. Когда подошла моя очередь, я не просто рассказывал, но еще и показывал. Мой стишок был про белочку, и я изображал, как она грызет орешки и прячется от волков. Лет через десять после этого случая отец сказал мне, что актер – это человек, который может поставить себя в предполагаемые обстоятельства. Он должен вживаться в ситуацию. Не просто верить, а переживать все то, что надо сыграть. Он сказал тогда, что во мне это есть, но я очень стеснительный. У актера не должно быть комплексов, а у меня они были. Чтобы с этим как-то бороться, родители водили меня на разные кастинги для сериалов, рекламы, короткометражных фильмов. Я играл в разных эпизодических ролях и в итоге понял, что это вообще не мое.

Я был очень стеснительным, и мне это очень мешало. Мне всегда хотелось быть кем-то другим. Не тем Максимом, который стесняется и боится, а другим Максимом, который уверен в себе. У меня в голове складывался собирательный образ человека, которым я хотел быть. То есть я смотрел на актеров, публичных людей и пытался им подражать.

Актер из меня не получился. После 13 лет я перестал ходить на кастинги, но у меня появилась другая страсть. Впервые я взял в руки гитару в 14 лет. Просто хотел играть. Родители тогда особого внимания на это не обратили. Все парни в таком возрасте начинают играть на гитарах, хотят быть музыкантами.

Ты сам учился играть на гитаре?

Это была долгая история. В общей сложности, у меня было около шести учителей. Почему так много? Потому что я всегда хотел все делать быстрее, а они мне говорили: «Вот, держи мячик и подбрасывай его, чтобы учиться ритму». Но я не хотел учиться ритму, я сразу хотел играть, писать песни и выступать на крутых площадках. В результате я забил на всех и начал учиться сам. На слух что-то подбирал, выстраивал. Вообще гитаристы, музыканты, делятся на две категории, как я считаю: первые, которые уходят в технику, и вторые, которые ходят за звуком, которым интересно звучание, строй гитары. Например, Павел Додонов, группа Дельфин. У него нет музыкального образования, но он с самого детства экспериментировал: брал разные примочки, какие-то фильтры, гейны и так далее. Он искал интересный звук. У меня было то же самое. Меня не занимало учить все эти гаммы, переборы и так далее. Первый мой серьезный музыкальный опыт – это группа, которую мы создали с парнями в лицее, где я учился с 8-го по 11-й класс. У меня остались только положительные впечатления. Группа стала моей второй семьей. Нам было очень комфортно вместе. Самое интересное, что мы ни разу не выступили. Все готовились, я говорил парням, что мы обязаны выйти на сцену. Для меня это было очень важно, намного важнее, чем для ребят. Они относились к музыке как к хобби. Я понимал, что нужно продвигаться, выступать, записываться. Но группа развалилась.

Барабанщик уехал учиться за границу, басист ушел в армию, а я остался один.

И я не знал, что делать дальше. Вскоре у меня начался роман с одной девушкой, и я попробовл написать, что я чувствую, на русском языке, тогда как раньше мы пели на английском.

Максим, ты сам пишешь музыку и тексты к песням. Можешь рассказать о самом процессе сочинения песни? Как это происходит?

На самом деле я очень боялся писать стихи, так как считал, что если человек пишет, значит, ему есть, что сказать. А я не был тогда уверен, что мне есть, что сказать. Но после того, как я расстался с той девушкой, я понял, что многое накопилось. Даже не столько фразы, сколько картинки. Я пишу стихи не по словам. Я вижу изображение и пытаюсь его переделать в слова, используя сравнения, метафоры и так далее.  Музыку я всегда как-то наигрывал, а стихи были для меня серьезным шагом. Мне еще папа говорил,что если ты выходишь на сцену, что-то делаешь, то задавай себе вопрос, зачем ты это делаешь. Вот самое главное. Зачем и для чего. У меня был тогда гигантский страх: я боялся писать слова. Но однажды моя подруга сказала, что я хорошо привожу примеры метафор и сравнений, и спросила, почему я не пишу стихи. Ну я и решил попробовать. Мой первый текст появился спустя четыре года после того, как я расстался с любимой девушкой. Все это время я находился в депрессии, был подавлен.

nebo2

Песня «Небо» стала отражением моих чувств. Но самое интересное оказалось впереди. Я понимал, что в принципе я напишу сейчас песню, вылью все то, что находится у меня внутри и все. На что-то большее я и не рассчитывал. На тот момент мне просто нужно было высказаться, выразить свои эмоции через музыку, через слова, и излечиться. Хотелось поделиться своей грустью хоть с кем-то. Через своего педагога по вокалу я нашел человека, который смог бы помочь мне записать песню. Этим человеом был Ваня. Когда я его впервые увидел, то был очень удивлен: именно на Ванин концерт я ходил с бывшей возлюбленной. Мы пошли туда на наше первое свидание, и тогда как раз выступала его группа. Я был так поражен тем, как он пел, как играл, что после концерта я написал им на сайт: «Ребята, вы такие крутые! Что вы делаете в «Точке»? Вам нужно выступать на больших стадионах!». Я прочитал все про эту группу, особенно про Ваню.

На момент, когда я решил записать песню, он работал с такими именитыми звездами, как Савичева, писал песни для группы Тату. И я понимал, что это уже действительно крутой уровень! Я очень удивился, что поехал именно к Ване. Это была чистая случайность! Но после я осознал, что это не просто совпадение, а мозаика, которая складывается. Она и должна была сложиться. Все ситуации, которые случались у меня в жизни, шли к тому, чтобы я это делал. В итоге я сказал ему, что у меня есть материал, который я хочу записать, и что я ищу звукорежиссера, который мне поможет в этом. Именно с ним мы и записали мою первую песню.

Небо и табу – это борьба противоположностей. Как «Да» и «Нет», Земля и Небо, Добро и Зло.

Как раз по поводу песни «Небо». У тебя же был снят первый клип на эту песню. Можешь рассказать подробнее о съемках? Требовалась ли чья-либо помощь? Может, у вас уже был продюсер на тот момент?

Самое интересное, что продюсера я также нашел случайно. И в то время он еще не работал в данной сфере. Я всегда знал, что если человек хочет что-либо сделать, самое главное, чтобы он смог собрать вокруг себя таких людей, которые в него верят. Которые будут работать не ради денег или какой-нибудь перспективы, а именно ради самой идеи. Я знал, что мне нужны как раз такие люди. И одним из них для меня стал Влад Суханов, который появился в моей жизни совершенно случайно. Я смотрел в интернете фан-видео на песню Дельфина, и оно настолько меня поразило, что я решил написать режиссеру, который снял этот клип. Причем я понимал, что никакого огромного бюджета там не было. Все снималось  на обычную камеру, но было видно, что человек чувствует,  что он хотел передать свои эмоции в ролике. После того, как я ему написал, мы с ним встретились. На тот момент он работал редактором на одном интернет-портале. Я сказал ему, что у меня есть идея снять клип на песню. Песни «Небо» тогда еще не было, была лишь музыка. Я хотел снять короткое видео на эту музыку. Владу нужны были деньги, и он согласился. Чтобы заработать, я чего только ни делал: работал официантом, в ЦУМе, еще кое-где подрабатывал. Еле-еле успевал с учебой. Каждую сессию меня хотели исключить из университета. Но в итоге деньги где-то находил. Вскоре я написал песню «Небо» и дал Владу ее послушать. Он был в восторге! С того момента мы начали работать вместе, и сотрудничаем по сей день. Клип мы решили снимать не на ту музыку, которая была написана изначально, а именно на песню «Небо». Естественно, деньги мы брали из своих карманов, создавали все своими силами. Но я считаю, что клип получился именно такой, каким я его хотел увидеть. Может, он не идеален, но в нем отразилось все, что я хотел передать, что хотел сказать людям. Режиссером выступал Влад Суханов, ну и я, конечно же, говорил ему, что хочу видеть в этом клипе. Фактически, я был сценаристом. То есть на площадке был я, он и оператор. Мы снимали все втроем.

Как тебе самому удалось создать группу? По каким критериям ты подбирал музыкантов?

Это был очень долгий процесс. Я не буду его целиком пересказывать. Просто скажу, что понял сразу — это нужные люди. Я посмотрел ребятам в глаза: Антону, Славе и Артему, – и понял, что они хотят того же, что и я. Хотят что-то изменить, внести что-то свое.

Можешь рассказать про название группы? Почему Небо Табу? Кто его придумал?

Появилось оно случайно. Я понимал, как корабль назовешь, так он и поплывет. Название нужно было звучное, запоминающееся и при этом выражающее всю атмосферу и философию, которую я хотел вложить в него. Я считаю, что группа – это не только песни. Это еще и какая-то идеология. Мне вообще нравилось слово «небо». У каждого небо свое. Каждый человек видит и понимает его по-своему. Небо и табу – это борьба противоположностей. Как «Да» и «Нет», Земля и Небо, Добро и Зло. Люди начинают заниматься творчеством, когда у них что-то случается в жизни: потеря или утрата, их что-то волнует. Только тогда человек хочет чем-то поделиться. И когда твое небо запрещают, а небом может быть что угодно (любовь, мечта), ты противишься этому, хочешь возразить. Весь рок, вся музыка – это протест. «Я не согласен с тем, что происходит, я хочу все изменить!». Как человек, увлекающийся психологией, всегда знал, что это большой талант – управлять массами. Я понимал, что нужно создать такое словосочетание, за которым пойдут.

Вы довольно быстро развиваетесь. Были ли у вас уже выступления?

Да, мы выступаем, как делают и другие начинающие группы. Все клубы, как известно, делятся на две категории: для начинающих и для тех, кто уже выступает на больших площадках. Естественно, мы идем по тому же пути. Сейчас мы даем исключительно бесплатные концерты, потому что сначала люди должны заинтересоваться.

nebo3

Когда вы планируете следующее выступление?

Наверное, мы дадим концерт в преддверии первого альбома. Пригласим всех своих друзей, музыкантов, которых накопилось уже немало. Думаю, что совсем скоро. Может, даже в начале декабря. Где, пока не известно. Но мы обязательно сообщим об этом на сайте и в контакте.

Как раз о сайте. Существует ли у вашей группы личный сайт, где поклонники смогут отслеживать информацию о вас, о ваших ближайших концертах?

В принципе, мы ничем не отличаемся от других артистов. Вы спокойно можете набрать в контакте латинскими буквами Nebo Tabu, и там вылезут наши треки. У нас также существует своя группа в контакте. Наш сайт еще в разработке. Сейчас мы открываем продюсерский центр Tabu Music, в котором наш проект станет доминантой, но будут и другие артисты. У нас создается отдельный сайт со своей страничкой. Но это все в разработке, а пока без трудностей можете найти нас в контакте.

Расскажи о своих дальнейших планах.

Самая главная наша задача на данный момент – это дописать альбом, который выйдет к 14 февраля, и снять клип на песню «Крыши». Мы сейчас ведем переговоры с Гай Германикой, попытаемся с ней посотрудничать и надеемся, что у нас все получится.

По поводу репетиций. Можешь рассказать про них подробнее? Как часто вы репетируете, где собираетесь?

Начну с того, что без репетиций никуда. Каким бы ты классным музыкантом не был, нужно всегда держать себя в форме. Особенно, вокалисту. Для меня каждая репетиция – это очень тяжелая работа. Когда я пою, я выкладываюсь полностью, поэтому после репетиции я чувствую себя выжатым лимоном и максимум, что я могу себе позволить, это собираться два раза в неделю, так как я сейчас параллельно занимаюсь вокалом, потом езжу на студию, записываюсь, работаю, учусь и так далее. Времени в обрез.

В сумме, как долго примерно длится одна репетиция?

От трех до шести часов. Причем, сначала идет распевка, настройка аппаратуры. На все это уходит около часа. После в общей сложности мы где-то два-три часа поем.

Были ли какие-то трудности у вас в группе? Какие-нибудь конфликты?

Да, естественно. Конфликт всегда возникает. Это же коллектив, живые люди. Кого-то что-то может не устраивать. Но если все понимают, ради чего мы работаем, то разногласие сглаживается, терпится. Мы большая семья. И я доволен тем, как у нас все складывается, потому что мы не только встречаемся на концертах и репетициях, но и проводим время вместе вне работы.

Назови своих любимых исполнителей.

Я с самого детства любил мелодичную музыку. Мне всегда нравились исполнители, у которых голос очень высокий. Я пытался понять, почему, например, даже девушкам нравится, когда парни высоко поют, и пришел к выводу, что у девушки восприимчивость к звуку от природы выше и четче, чем у мужчин, так как у них звук настроен на частоту плачущего ребенка. Им же нужно рожать, воспитывать, оберегать детей. У них слух настроен именно на высокие частоты. И когда они слышат, как мужчина высоко поет, видимо, что-то внутри них просыпается. Но при этом, если мужской голос низкий, то понятное дело, что им это тоже нравится, так как такой голос ассоциируется с мужественностью, брутальностью. Поэтому я начал развивать диапазон. Я понял, что диапазон для музыканта – это его запас техники, поле для его деятельности.

Насчет исполнителей. Любимые группы: Modern Talking, Scorpions, Queen (песни детства), потом я уже погрузился в более экспериментальные группы, такие, как Placebo, 30 seconds to Mars, Linkin Park, Snow Patrol. Причем, Snow Patrol зацепили аудиторию своей душой. Они берут своей атмосферой, словами. Для меня важно не только то, как человек поет, но и то, как он это подает. Я как-то смотрел American Idol, и там выступал один певец, который пел шикарно, но на сцене был абсолютно никакой. Он стоит и ничего не делает. На него просто грустно смотреть.

Слышали, что одна из ваших песен вошла в мультфильм «От винта». Кто услышал эту песню? Кто ее продвинул?

У Вани, нашего саунд-продюсера, сначала была музыка, которая изначально предназначалась для группы Тату. Потом, когда я уже начал работать с ним, я предложил ему написать слова под эту музыку, ему эта идея очень понравилась, и он сказал, что без проблем можем сделать из нее песню. Мы ее записали, и через Ванины каналы ее взяли в мультик. Ничего сверхъестественного не произошло.

Ты же смотрел этот мультфильм в кинотеатре. Каковы были впечатления от того, когда ты услышал свою песню в кинозале?

Мне было приятно, когда я смотрел «Человека-Паука» и перед этим фильмом был тизер мультика «От винта», где я услышал свою песню. Тогда это было круто. А на сам мультфильм я, к сожалению, не ходил: уже, наверное, не в том возрасте. Но все равно всем советую.

Ну и самый традиционный вопрос: что бы ты мог посоветовать начинающим музыкантам? Какой главный принцип, благодаря которому можно достичь успеха в музыкальной карьере?

Ни для кого не секрет, что успех группы зависит от двух факторов. Это талант и деньги. И существуют разные комбинации этих факторов. Есть просто деньги, и группы, конечно же, пробиваются, но держатся не долго. Они проплачивают какой-нибудь хит. Он крутится максимум год, и о них забывают. Есть талант, и это самый тяжелый путь, когда человеку реально есть что показать, но он не может этого сделать, так как у него не хватает средств, и о нем не могут узнать. И самый идеальный вариант – это когда есть и деньги, и талант. Я всегда знал, что помимо того, чтобы развивать свою группу, нужны еще и деньги.  Мы сможем вкладывать деньги в себя, в то, что нам интересно и развиваться дальше.

Иллюстрация Юлии Печенкиной

Фотографии Марины Тепляковой