bottom_carousel_thumb________

Текст Георгий Макаренко | 11.01.2013

В Москву Илья Карманов и Вадим Котлеткин переехали из Петербурга, чтобы  сделать то, что им уже удалось в северной столице: открыть успешный гитарный магазин. В интервью HungryShark Илья и Вадим рассказали о том, есть ли различия между ведением бизнеса в двух городах, а также поделились планами на ближайшее будущее.

 Как появилась идея открыть собственный гитарный магазин? Когда это произошло?

 Илья: У нас в Питере долгое время не было магазинов, где продавались бы качественные винтажные американские и японские инструменты. В Москве конкуренты существуют, но в основном это магазины на окраинах, в промзонах, другими словами, до них тяжело добираться. В Питере же прямой конкуренции не было вообще. Честно говоря, это была детская мечта, открыть такую точку, где будет много классных гитар. Но конкретная идея ее реализации пришла спонтанно. В Петербурге открывался творческий центр «Тайга», меня туда привел приятель и предложил что-то в нем cделать, так все и началось. Произошло это в мае 2011 года, с тех пор уже полтора года работает наш магазин на Дворцовой набережной, первый и пока основной. У нас всего два магазина, пока этого достаточно.

Вадим: Нет, конечно, есть планы расширения и в Белоруссию, и на Украину, но сейчас для нас важно покрыть основные центры в России: Питер и Москву.

 Есть ли планы по расширению компании в другие города?

 Илья: Конечно, было бы интересно, открыть магазины в соседних странах, в той же Украине, например, но для этого сначала надо там освоиться,  а это долгий процесс. Но, думаю, когда придет время, откроем для себя и этот рынок. Пока же мы сконцентрировались на интернет-торговле, гитары у нас заказывают из разных городов России и, кстати, из той же Украины. В основном это происходит через нашу страничку «Вконтакте», сайт пока в разработке, он открывается через пару недель, приблизительно в одно время с московским магазином.

Вадим: На сайте у нас будет полноценный интернет-магазин, просто мы немного замешкались, думали, что нам вполне хватит «мощностей» социальных сетей, но, честно говоря, с ростом числа клиентов мы поняли, что это было опрометчивым решением и нужно развивать собственный сайт. Сейчас серьезно занялись его рекламой.

 Рекламой конкретно сайта или фирмы в целом?

 Вадим: Рекламой всего в комплексе.

Илья: Это будет реклама компании как таковой, рекламой нашего бренда. В основном через интернет. Самая эффективная реклама сейчас, полагаю, в социальных сетях. Второе направление — это продвижение наших товаров в ведущих поисковых системах, таких, как Яндекс и Google. Разумеется, речь идет не о Яндекс.Маркете – мы же не  простые дистрибьюторы, у нас уникальные товары со своей историей.

 Как вы находите свой товар?

 Вадим: Кто ищет, тот всегда найдет (Смеется). На самом деле, существует много путей. Основные из них и без того широко известны — покупка через eBay, японские аукционы. Но это не единственный способ, мы смотрим немного дальше, у нас есть свои «поставщики» — знакомые ребята, которые находят интересные гитары в совершенно неожиданных местах. К примеру, мы получили несколько инструментов из Израиля.

 При этом вы специализируетесь на японских и американских марках?

 Вадим: Мы смотрим на качество инструмента, а этим славятся в первую очередь модели из США и Японии.

Илья: Конечно, есть и неплохие европейские бренды, но их мало и они малоизвестны, а возить гитары, скажем, из Германии, как ни странно, сложнее.

 А как гитары попадают в Россию?

 Вадим: Разными путями, иногда самолетом, иногда морем, если гитару везет нам приятель, то это будет, скорее всего, по воздуху. Неважно как, главное, чтобы инструмент попал к нам в сохранности.

Илья: Пока мы получаем гитары поштучно, но в планах есть привозить их партиями, скоро у нас появится такая возможность.

 У фирмы есть ярко выраженный основатель или у вас абсолютно демократичная команда единомышленников?

 Вадим: Есть друзья, которые нам помогают, они сейчас в Питере «за главных», следят за порядком, ведут дела.

Илья: Мы сами пока в Москве, наша задача — открыть магазин и наладить его работу.  Другое дело, что бесконечно работать в магазине нельзя, хочется сделать что-то еще, да есть и своя жизнь. Со временем, конечно, будем набирать команду. Просто брать кого-то постороннего, устраивать собеседования и прочее — нам это кажется странным, по крайней мере, на данном этапе. Да и специфика присутствует особая: человек должен разбираться в инструментах и любить их.

Мы хотим дать нашим покупателям право выбора.

 Обязательно ли продавец-консультант гитарного магазина должен знать много специализированной  информации?

 Вадим: Ну в гитарах-то он точно должен разбираться, если придет клиент и спросит про свойства того или иного инструмента, продавцу надо их знать и уметь рассказать о них. Другое дело, и это один из наших основных принципов, работник магазина не должен любой ценой  всучить товар, который надо обязательно продать, он должен помочь сделать правильный выбор. То есть, речь идет не о типичном продавце, который слышит: «сегодня нам надо реализовать то-то и то-то».

Илья: Мы хотим дать нашим покупателям право выбора, и это основная идея магазина. В крупных торговых центрах этого права не дают: либо бери, либо не бери. Там есть один вид Стратокастера, один вид Лес Пола и так далее. У нас же, когда клиенты просят рассказать о тех или иных инструментах, мы стараемся давать их описания в сравнении.

Вадим: Порой бывает такое, когда у нас прямо просят посоветовать ту или иную гитару, на что мы предлагаем покупателю самому сравнить полдюжины гитар и выбрать из них что-то по душе.

 Если я правильно понимаю, у вас нет моделей, требующих срочной реализации, как в крупных магазинах, когда на такой товар дают скидку?

 Илья: Скидки у нас есть, но мы делаем их по настроению. То есть, цены мы и так  не взвинчиваем, но иногда приходит мысль,  почему бы не сделать скидку? Причем они бывают абсолютно разные: на отдельные экземпляры, на серии или модели, а бывает и на все товары сразу. В общем, по настроению.

 Планируются ли, помимо скидок,  какие-то ивенты и мероприятия?

 Вадим: Да, кое-что планируем, и опыт у нас есть. Полгода назад в Питере отмечали 1 год компании GuitarBank. Затормозили с этим слегка, долго решались, делать или нет, в итоге за два дня в большом аврале устроили праздник. Поставили импровизированный бар, друзей подключили…

Илья: Весело получилось, были хорошие музыканты, атмосфера была замечательной, несмотря на бешеный ритм подготовки  к этому событию.

 В Москве нам можно  ожидать чего-нибудь подобного?

 Вадим: Не только можно — нужно!

Илья: Конечно, только нам необходимо немного времени,  для того чтобы запустить магазин и  начать продажи,  а потом можно и отдохнуть.

Вадим: Думаю, попробуем в конце января что-то сделать, надо же как-то отметить открытие первого филиала.

Мне кажется, есть определенная тенденция к появлению, своеобразных «мужских клубов».

 Хорошо, будем ждать! Возвращаясь к теме конкуренции, в Москве, не знаю уж как насчет Питера, гитарные магазины можно условно разделить на три типа. Во-первых, стоки, вроде Музторга, во-вторых, небольшие магазинчики в спальных районах, в-третьих, фирменные центры, как у Yamaha. Планирует ли GuitarBank пойти своим путем и работать в другой нише рынка?

 Вадим: Сейчас, как мне кажется, есть определенная тенденция к появлению своеобразных «мужских клубов». Яркий пример — новые парикмахерские. Это не просто заведения, где стригут волосы, это часть стиля, такая же ситуация и в магазинах одежды.

Илья: Да, идет некая новая волна, а мы просто попали в эту струю. Причастности своей к этой трансформации особо не ощущаем, просто делаем то, что нам нравится. В каком-то смысле мы появились в нужный момент. Если же сравнивать принципы ведения бизнеса, тот же Музторг — официальный дилер большого числа крупных брендов. Маленькие магазинчики — лишь посредники, которые покупают у Музторга и перепродают на своих площадях. У нас ситуация совершенно иная, поскольку мы являемся официальными поставщиками от продавца за границей к нашему покупателю. То есть у нас совершенно иная схема работы. Настолько иная, что сравнивать GuitarBank с Музторгом особого смысла не имеет. Наконец, у нас другая идеология, мы позиционируем себя как уютное и приятное место с хорошими гитарами. Поэтому мы и не собираемся ставить на поток рекламу и создавать впечатляющий интернет-магазин. Новому поколению так комфортнее. У нас нет модели общения «покупатель-продавец», скорее «меломан-меломан», Наш магазин служит местом общения. Разумеется, торговля — основа бизнеса, просто проходит она в  дружеской атмосфере «Привет, как дела!» В Питере многие заходят к нам просто поздороваться или узнать, нет ли каких-нибудь новых инструментов, не ожидается ли интересных поставок.

 Каков тогда собирательный образ вашего покупателя?

 Илья: Основная масса это молодые люди 22-30 лет, наши ровесники. Хотя, честно говоря, даже среди наших постоянных покупателей довольно разношерстная публика: и дедушки, и девушки. Наш любимый покупатель — Федор с корабля, блюзмен. К нам нередко заходят ребята, делающие хип-хоп, Ассаи, например.

Сейчас ищем хороших ребят, эдаких Кулибиных, которые создают самодельные педальки, не уступающие по качеству заводским.

 Вы торгуете только гитарами или  у вас есть и аксессуары?

 Илья: Конечно, аксессуары есть, и самые разнообразные, от струн до чехлов.

Вадим: Мы планируем в ближайшее время уделить внимание усилителям и эффектам, создать под них целую ветку в магазине. Сейчас ищем хороших ребят, эдаких Кулибиных, которые создают самодельные педальки, не уступающие по качеству заводским. В Питере у нас есть знакомый, сосед по парадной, который делает как хорошие копии гитарных эффектов от известных зарубежных фирм, так и оригинальные модели.

Илья: Мы стараемся иметь дело с российскими производителями качественного гитарного оборудования. Их очень немного,  и они фактически не представлены ни в одном музыкальном магазине в России, но при этом по качеству продукции  они на голову выше большинства стоковых компаний.

 У вас уже не маленькая аудитория. В одной только сети «Вконтакте» порядка 20 тысяч подписчиков.

 Илья: Да, цифры примерно такого порядка, причем, они как-то внезапно прибавились,.

 Это случилось после того, как вы объявили об открытии магазина в Москве?

 Вадим: Да, примерно в это время. Когда мы еще работали исключительно в Питере, к нам приезжали ребята из Москвы и говорили, что здесь им не хватает такого магазина. Мы вначале удивлялись: «У вас же там куча таких же магазинов!» На что москвичи отвечали, что половина таких точек уже закрылась,  а другая сидит неизвестно где.

Илья: То есть если компании, торгующие винтажными гитарами, в Москве где-то и остались, то там либо торгуют пенсионеры, без особого интереса к молодой публике, либо находятся эти магазины  так далеко, что приходится ехать через полгорода. Поэтому мы специально подыскивали место для магазина в центре. Допустим, если молодой человек идет отдыхать в «Солянку» или на Чистые пруды, по пути он может зайти к нам, посмотреть новые поступления, пообщаться. Социальная функция магазина для нас не менее важна, чем торговая.

Вадим: Сначала мы искали место в районе Китай-Города, потом, когда уже нашли помещение здесь, гуляли по Москве, ходили по Мясницкой, по Маросейке, в итоге быстро вышли к тому же Китай-Городу.

Илья: Очень удачно получилось найти именно это место, оно словно на пересечении путей — в шаговой доступности Чистые пруды, Лубянка, Китай-Город, в  самом сердце города.

 Не съедает ли аренда большую часть доходов? Все-таки и в Питере, и в Москве ваши магазины находятся в самом центре.

 Вадим: Мы  тут пока только обосновались, магазин еще не начал работу, поэтому пытаемся отсрочить выплаты за аренду, пока у нас это получается, что будет дальше — посмотрим. Магазин скоро заработает, думаю, потом мы сможем платить вовремя.

Илья: На самом деле, это сложный вопрос, поскольку мы не москвичи, но в Питере у нас получалось платить аренду, магазин окупал расходы на содержание, несмотря на то, что располагается он буквально в двух шагах от Зимнего Дворца. Там несколько другая ситуация: мы с друзьями вместе сняли небольшой особняк, где теперь несколько офисов и магазинов, в том числе, наш. Аренда в складчину получается терпимой.

 А трудно ли было открыть магазин в Москве? В чем различия с Петербургом в этом плане?

 Илья: Пока еще не открыли (Смеется).

Вадим: Не то, чтобы очень тяжело, все реально и вполне по силам. Недели две-три искали место. Даже такие истории бывали: вроде бы уже договорились, что снимаем это помещение, но в последний момент находим пару дохлых голубей на чердаке или трубу прорывает. Мог попасться неадекватный агент по недвижимости, который просто начинал терроризировать звонками. В Питере мы с такими людьми просто не сталкивались: там мы достаточно быстро нашли подходящее место, вначале нашлось помещение,  а потом уже возник бизнес. В итоге так и бегали по Москве, пока не нашли приятное место с хорошей ценой.

Илья: Может быть, еще столкнемся с такими агентами и в Питере — мы планируем переместить наш магазин ближе к метро, найти новое место. С одной стороны, там наша точка в самом центре, но с другой, до ближайшего метро идти минут 15 как минимум. Кроме-того, у нас есть более масштабные планы в отношении питерского магазина, скажем так, помимо магазина.

 Какая гитара, среди представленных в магазине, самая старая?

 Илья: Fender Musicmaster 1956 года, причем ранний выпуск, когда модель только шла на производство. Конструкторы решили провести эксперимент и сделали эту гитару маленького размера, выглядит она почти как скрипка.

Вадим: К нам часто приходят, указывают на инструмент и спрашивают, почему она такая затертая,  и не повлияет ли это на качество игры и звука. На самом деле, все ровно наоборот: это означает, что гитарой активно пользовались, она нравилась предыдущим владельцам. Так что, потертость — своеобразный знак качества. Если инструмент, вроде бы по годам старый, блестит новизной, то он либо лежал в шкафу десятилетия, либо просто плохой.