bottom_carousel_thumb_avtorskie_prava-1

Текст Георгий Макаренко | 17.01.2013

Пожалуй, самой недооцененной в глазах обывателя сферой правового регулирования является защита интеллектуальной собственности. Такая беспечность таит в себе риск попасть в ловушку жуликов — интеллектуальных рейдеров: вместе с развитием этого юридического поля появляются все новые возможности, «лазейки», чтобы обойти закон.

Благодаря накопленным человечеством открытиям и «ноу-хау» срок между изобретениями постоянно сокращается на протяжении нескольких веков. А значит, возникает задача  по максимально быстрому закреплению прав на свои разработки.

К счастью, скорость распространения знаний о своих интеллектуальных правах не отстает от темпов общего развития. Важнейшей причиной этого является глобализация. С одной стороны, она способствует росту правовой грамотности по всему миру, но с другой, она форсированными темпами подтягивает страны с невысокой правовой культурой, что приводит к «перегибам на местах».

Например, без малого три года назад разгорелся скандал вокруг президента группы компаний «Амеди» Александра Акопова, который назвал 30 млн. пользователей сети «ВКонтакте» уголовниками, нарушающими права на интеллектуальную собственность при бесплатном просмотре фильмов и прослушивании музыки. Буквально месяц назад схожая история произошла с известным поп-исполнителем Сергеем Лазаревым.

Курьезные случаи происходят и на Западе: на этой неделе суд Манхэттена признал незаконными действия агентства Франс-пресс, сотрудники которого использовали выложенные в твиттере фотографа Дэниела Морела снимки землетрясения на Гаити в январе 2010 года.

Так что же такое право на интеллектуальную собственность и как правильно защитить его от посягательств рейдеров?

Сам термин «авторское право» («copyright») возник ровно триста лет назад — в начале XVIII века — и поначалу распространялся исключительно на литературные произведения и картографию. Первым в истории законом о регулировании интеллектуальной собственности стал Статут королевы Анны Стюарт, принятый в 1709 году. Не меняя принципов отношений между автором и издателем, документ вводил два принципиально новых правила. Во-первых, создатель произведения регистрировал свое творение в особом реестре; во-вторых, указывался четкий срок действия авторского права (максимум 28 лет, после чего произведение переходило в общественное достояние).

В XIX веке процесс появления уточнений и добавлений к законодательству об авторском праве в разных странах ускоряется: под защиту актов попадает все больше литературных стилей и даже видов искусства. К примеру, в 1865 году фотография была признана интеллектуальной собственностью. Тем не менее, уже в середине 19 века наметилось отставание законодательства по авторскому праву от реалий жизни. Ярким примером служит история публикации романа Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома». Книга вызвала настолько большой резонанс по всему миру, что породила десятки ее нелегальных переводов на другие языки, по словам исследователей Рональда Паткуса и Мэри Шлоссер, за четверть века после выхода романа в свет его перевели на 37 иностранных языков, причем многие из переводов выдержали за этот период больше полудюжины публикаций. Все попытки Бичер-Стоу привлечь к суду переводчиков-американцев были тщетны.

Накопившиеся за десятилетия проблемы были структурированы и рассмотрены специальной комиссией, что привело к принятию в 1886 году Бернской конвенции по охране произведений искусства. Являясь международным договором, она имела целью установить общие для всех стран принципы защиты авторских прав. Впоследствии на ее основе возникла Всемирная организация интеллектуальной собственности.

Законодательство по защите авторского права стремительно догоняет внедрение новых технологий: если до XIX столетия разница между появлением вида интеллектуальной собственности и оформлением ее юридической защищенности составляла века, то в XIX веке счет шел на десятилетия, а в XX веке на годы и даже месяцы. Так кинематограф был выделен в особую от фотографии сферу интеллектуальной собственности в 1912 году, компьютерные программы стало возможно защищать копирайтом с 1980 года, а компьютерную графику — с 1990 года.

В новом веке, казалось бы, почти невозможно обладать какой-либо интеллектуальной собственностью, которая не была бы защищена законом и могла бы быть украдена —  юридическая база слишком быстро подстраивается под реалии жизни. Тем не менее, находится немалое количество людей, следующих заветам Остапа Бендера и умело лишающих предпринимателей и авторов их прав. Интеллектуальные рейдеры используют юридические лазейки, уловки, могут играть на опережение с целью дальнейшего шантажа. А в  каких-то случаях сам факт атаки на интеллектуальную собственность является лишь отвлекающим маневром перед началом полноценного рейдерства, вплоть до небезызвестных «маски-шоу».

Итак, какие можно выделить виды интеллектуального рейдерства?

1. Самые громкие случаи атаки на авторские права в последние годы — это воровство интернет-доменов. Человек официально регистрирует на свое имя адрес сайта, максимально похожего на название известной (или не очень) фирмы. Идеальные условия для такой аферы: либо это иностранная компания, не имеющая своего отдельного сайта в России, либо отечественная фирма, запоздавшая с созданием собственной странички в интернете. Дальнейшие действия мошенника — шантаж, перепродажа домена конкурентам фирмы или использование в личных интересах для обмана рядовых пользователей сети. Яркие примеры такого рейдерства — это тяжба вокруг русского сайта сети фаст-фуд Burger King и фальшивый каталог приложений для Android на «фейковом» сайте Google, зарегистрированном на имя частного лица.

2. Менее резонансные, но гораздо более частые случаи интеллектуального рейдерства — кража интеллектуальной собственности фирмы как таковой: названия, логотипа, слогана и так далее. Основные приемы рейдеров также строятся по принципу «кто палку взял, тот и капрал»: зная о существовании фирмы и о том, что она еще не зарегистрирована как бренд, они закрепляют за собой права на использование логотипа, названия фирмы или ее продукта и прочую интеллектуальную собственность. Здесь приведены полезные советы для предпринимателей, уже подвергшихся такому нападению.

3. Отдельно стоит выделить атаку на интеллектуальную собственность, при которой не происходит прямой кражи логотипа, названия или принципа работы, но создается максимально похожий продукт, сходно звучащее название и так далее. Защищаться от такого рейдерства можно только через суд и при наличии веских доказательств кражи идеи. В этой работе приведено несколько примеров таких захватов. Стоит также вспомнить уже ставшую полулегендарной историю о создании настольной игры «Менеджер» как советского аналога «Монополии» Чарльза Дэрроу.

4. Оригинальный способ рейдерства — требование признать общедоступные (вообще или в указанный период) продукты или технологии подпадающими под защиту авторского права и требовать компенсации как раз за «интеллектуальный захват собственности». В зависимости от представленных сторонами доказательств суд может как удовлетворить такой иск «патентных троллей», так и отклонить его.

Таким образом, можно утверждать, что от скорости реакции предпринимателя зависит многое, если не все, для сохранения за ним прав на свою интеллектуальную собственность. Как быстро он подаст заявку на патент или на регистрацию бренда, как быстро отреагирует на вызов рейдеров, как быстро просчитает ходы и возможные финансовые потери, как быстро соберет документы для передачи в суд. Воровство патентов — это не полузабытые истории времен Промышленной революции, а реальность, которая за последние несколько лет приняла характер пандемии. Предупрежден — значит вооружен.

Факты об авторском праве.

1. По одной из версий, первый патент в современном понимании появился в 1491 году в Венеции.
2. В США на песню «Happy Birthday To You» до сих пор распространяется закон о защите авторских прав, поэтому ее коммерческое использование запрещено.
3. Несмотря на прогресс в области международной стандартизации законодательства по интеллектуальной собственности (начиная с Бернской конвенции), в одной только Европе существует с десяток принципов, по которым определяется правообладатель кинофильмов.
4. В январе 2012 года в Швеции была официально признана религиозной общиной церковь копимизма. Обмен информацией и действие «копировать — вставить» признается общиной священными. Если кто-то обвинит адепта этой религии в нарушении авторских прав, он рискует быть привлеченным к суду за оскорбление религиозных чувств.

Мнение эксперта.

Как поставлена борьба с пиратством и интеллектуальным рейдерством в крупных медиа-компаниях?

Е.П. Зараменских, генеральный директор компании ИнтелГрупп, директор российского офиса компании «Intricity LLC», член Торгово-промышленной палаты РФ.

Ведущие фирмы-производители фильмов и продюсеры сейчас активно продвигают программы автоматического отслеживания контента, чтобы избежать распространения контрафактных и «пиратских» версий музыки и видео. Наибольшего успеха достигла компания Google, которая использует такие средства в работе своего видеохостинга YouTube. Такие программы анализируют звуковой и изобразительный контент выложенного ролика и автоматически блокируют его в случае нарушения авторских прав.

Наличие же такого нарушения определяется по данным, полученным от правообладателей (продюсеров и производителей), которые вводятся в программу. Некоторые правообладатели разрешают выкладывать свой контент в открытом доступе, но снабдив их определенными рекламными баннерами, другие разрешают, но только на своих каналах видеохостинга, иные и вовсе запрещают появление своего продукта. В последнем случае это зачастую связано с этапами распространения фильмов: сначала прокат, затем продажа DVD, потом доступ через интернет.

Тем не менее, внедрение таких программ на хостингах идет медленными темпами, причем это касается не только России, но и некоторых калифорнийских компаний. Эта позиция мне непонятна, поскольку очищение от нелегального контента находится в прямой связи с повышением правового сознания людей. Авторы фильмов и музыки, уверенные в защите своих прав, поддержали бы налог на их использование, который государство использовало бы для послаблений в сфере продаж, сделав музыкальную и видеопродукцию более доступной для граждан. Круговорот денег, выгодный для всех.

Но пока мы имеем огромное количество судебных исков к нарушителям  авторских прав. А те же сервисы хостинга, вроде сети ВКонтакте, как сказала представитель Gala Records Ольга Ким, перекладывают ответственность с себя на рядовых пользователей.