800x600

Текст Сергей Лунёв | 24.01.2013

Александр Свинин, CEO перспективного стартапа SmartStart, родился в Сыктывкаре, учился в питерском ИНЖЭКОНе, получал второе высшее в Высшей Школе Экономики, а теперь развивает собственный проект на базе бизнес-инкубатора МГУ. Александр – дипломированный управленец. К 25 годам он уже успел построить карьеру в HR-сфере на зависть многим: путь от стажёра до руководителя департамента был пройден стремительно. Однако, идея собственного дела, глобального и полезного, овладела Александром. SmartStart, по сути, должен решить важную социальную проблему – старта карьеры для студентов.

Инструментарий по решению проблемы выбран адекватно аудитории – социальные сети и приложения под мобильные платформы. Что ещё студенту надо? Александр Свинин принял HungryShark в смартстартовском офисе, расположенном в третьем учебном корпусе МГУ, показал наработки нового сайта SmartStart и рассказал о социальных сетях как инструменте рекрутинга.

 Я так понимаю, что SmartStart тоже во многом идея, выходящая из студенческих лет?

 Я бы так не сказал – просто уже на первом курсе я пошел работать по специальности и 5 лет по ней отработал, еще будучи студентом. Так что, я бы сказал, что это идея вышла из моей профессиональной деятельности (я много работал в кадровых агентствах), плюс студенческого бэкграунда, то есть всю сознательную жизнь я занимался рекрутингом, и эта та вещь, в которой я хорошо разбираюсь. Идея появилась, когда я понял, что на рынке работодателям не хватает молодых специалистов.

 Ваш ресурс в большей степени ориентирован на студентов?

 Да, изначально наш сервис создавался только для студентов. Проект нацелен на то, чтобы студенты могли понять, как строить карьеру. Когда мы его придумали, я сам только закончил университет, да и сейчас я недалеко ушёл – я аспирант. Мы осознавали, что есть барьер перед тем, как прийти к работодателю и заявить: «Вот он я, Вася Иванов из Пензы, хочу работать».

 А как ты сам смог найти работу на первом курсе?

На самом деле, в этом не было ничего сверхъестественного, и своим сайтом мы пытаемся доказать, что студентам найти работу, даже по своей специальности, совсем не сложно, это же подтверждают и наши личные истории.

 Если говорить конкретно обо мне, то дело было так: на первом курсе нас повели на Лениградское Оптико-Механическое Объединение – ЛОМО. Они делали фотоаппараты ЛОМО-компакт, которые достаточно популярны в хипстерской среде (пару лет назад была мода на ломографию – направление фотографии на ретрокамеры – прим.ред). До сих пор это полузакрытое предприятие, там, прежде всего, создают военную оптику.

Нас повели на экскурсию показать, как на этом крупном заводе в несколько тысяч человек работает отдел персонала. Всех студентов водят на подобные экскурсии. Нас завели в кабинет директора, она приглашала любого желающего пройти у них стажировку по окончании первого курса. Я взял ее контакты и на летних каникулах позвонил ей, так они меня взяли. Летом я работал там за 4 тысячи рублей, а в сентябре они оставили меня на неполный рабочий день. Я занимался персонифицированным учетом – то есть должен был сдавать отчетность по каждому работнику в пенсионный фонд и в фонд социального страхования. ЛОМО – завод очень старый, и средний возраст на предприятии высокий, то есть работают люди за 50-60 лет, к тому же производство вредное. Следовательно, многим была положена специальная пенсия, заниматься этим должен работодатель, и вот на весь завод ЛОМО эту пенсию оформлял один я. Ко мне, условно говоря, приходил человек, который утверждал, что году в 1980 каком-то году работал на вредном производстве, и я должен был пойти в тот цех, поднять все табели учетного времени и проверить, правда ли это, сделать сканы с печатями, потом поехать в Пенсионный Фонд и доказать, что этот человек действительно там работал. За все время работы у меня не было ни одного провала.

 То есть это была не автоматизированная работа?

 Нет, тогда на заводе только вводили системы автоматизации, я сам лично шел в архив и работал там. Я рассматривал это как интересную исследовательскую работу. Плюс, это был опыт работы в реальной компании. К тому же, я имел возможность посмотреть на работу по управлению персоналом в разных сферах. И, таким образом, к концу второго курса уже понимал, что мне наиболее интересен в моей специальности рекрутинг. После ухода из ЛОМО я устроился в крупнейшее кадровое агентство Kelly Services. Там я занялся подбором персонала.

Моя история лишний раз доказывает, что все возможно, просто, на самом деле, немногие студенты куда-то реально ходят и выделиться в этой массе очень легко. В России в студенческой среде нет конкуренции, в то время как на Западе людей с детства приучают конкурировать между собой. Они с детства хранят все свои медали, кубки и грамоты. Зачем они это делают? Кубки и медали – это индикатор того, каких высот человек достигает в той или иной области. Почему там так много бизнеса и стартапов? У них конкуренция заложена на уровне культуры. У нас же совершенно обратная ситуация, поэтому конкурировать на уровне студентов несложно. Студенты хотят быть как все, быть в общей группе, но ведь когда они идут устраиваться на работу, они это делают не всей группой. У каждого начинается своя жизнь, и то, как ты в ней устроишься, зависит лично от тебя. У нас, например, на курсе училось 52 человека, но я единственный, кто на первом курсе пошел работать по специальности. Сейчас мои однокурсники приходят на работу в Kelly Services, то есть повторяют тот путь, который я прошел 6 лет назад.

Мы пытаемся донести до студентов, что для них есть предложение на рынке труда, мы уже максимально упростили для них поиск. Им не нужно заполнять резюме, мы просто соберем информацию для CV из профиля Вконтакте, им ничего не нужно делать самим. Когда появляется подходящая вакансия, мы об этом сообщаем.

Я не понимаю этих разговоров об отсутствии работы – она есть, но для этого нужно хоть что-то делать. Просто сидя дома, работы не получить.

 У большинства людей есть представление, что работу можно получить только благодаря личным связям. Люди не очень верят в систему с резюме и собеседованиями.

 Я не понимаю, откуда у людей возникают такие мысли, даже государственные органы охотно размещают вакансии. Они, например, это делают на федеральном портале управленческих кадров. Эти мысли вообще в корне неверны – в наше время компании стараются принимать на работу лучших. Бизнес понимает, что конкурировать технологиями уже не получается, это наглядно показала история с Samsung и Apple, конкурировать можно только человеческими ресурсами. Я был в компании Google, и это реально самая большая концентрация интеллекта на квадратный метр, в компанию поступает 2 миллиона резюме в год, и они отбирают лучших по всему миру. Если у вас достаточный уровень интеллекта они вас наймут и найдут вам применение. У них есть люди, которые могут делать все, что угодно. В этой связи бизнес сегодня старается отбирать лучших, но для этого нужно к ним прийти и не бояться этого.

 Как пришла идея SmartStart, и сколько длился этап от идеи до ее воплощения? Видоизменилась ли за это время сама концепция проекта?

 Суть проекта – в помощи студентам правильно и удобно находить работу – не поменялась. Мы нашли прикладное решение нашей задачи – делать это через социальные сети. Официально SmartStart стартовал 12 апреля 2012 года, то есть ему порядка 9 месяцев. Разработкой мы занимались примерно месяц.

 Как все-таки появилась идея?

 Идея того, что на рынке есть ниша, которая не занята ни одним бизнесом, а именно подбор молодых специалистов и подбор линейного персонала, вертелась в голове достаточно долгое время. Ее конкретное воплощение пришло в марте.

 У тебя на тот момент уже были компаньоны?

 Да, всего нас пять человек. При этом все мы занимаемся абсолютно разными вещами, Вячеслав Правдинский – дизайнер, он разрабатывал дизайн нашего сайта. Никита Янковой – продюсер на канале Россия 1, он понимал, как проект вывести в медиа-пространство и как его нужно позиционировать на первых этапах. Кирилл Реут – предприниматель, он ответственен за продажи и взаимодействие с клиентами. Иван Дубинин занимается аналитической работой и курирует работу над мобильным приложением.

 А что насчет инвесторов?

 На данный момент у нас есть два инвестора, это венчурный фонд Softline Venture Partners и компания Startobaza из Казани.

 А какова роль Бизнес-инкубатора МГУ в проекте?

 Мы пришли в инкубатор на конкурс еще в марте, чтобы стать его резидентами, тогда ни у меня, ни у партнеров еще не было достаточного опыта в бизнесе. Нам были нужны люди, которые могли бы помочь нам стать предпринимателями. Мы выиграли этот конкурс и стали резидентами инкубатора. Команда инкубатора предоставляет нам маркетинговую и консалтинговую поддержку, а также предоставляет нам помещение, но они не являются инвесторами проекта.

 Есть ощущение общности внутри бизнес-инкубатора?

 Да, такое ощущение присутствует. Инкубатор проводит много мероприятий для резидентов. Я общаюсь с другими резидентами, мы активно помогаем друг другу.

 Как твои последние работодатели отнеслись к тому, что ты решил заняться собственным бизнесом?

 Последним моим работодателем был крупный медиа-холдинг, в котором я работал директором по развитию. Его владелец, сам крупный предприниматель – Александр Бречалов, президент общественной организации «ОПОРА России» , благосклонно отнёсся к моей инициативе.

 Какие были первые шаги SmartStart?

 Мы запустили сайт в апреле, но, к сожалению, все начало плохо работать. Нам очень долго не хватало сильной технической составляющей, и только в мае к нам пришел новый директор, который поднял сайт на хороший технический уровень. Мы смогли уговорить крупные компании начать пользоваться нашим сервисом. По сути, эти крупные компании и стали нашими первыми тестерами. Второй задачей стало привести пользователей, менее чем за год мы увеличили число юзеров с 5 до 45 тысяч человек.

 Получается, что эти первые пользователи были привлечены без особой рекламной поддержки?

 Мы и сейчас не тратим большие деньги на рекламные кампании. Все свободные деньги мы стараемся вкладывать в исследования и разработки. На продвижение тратится совсем небольшая доля бюджета. Мы придерживаемся концепции, что стартап следует делать постепенно. Сначала мы сделали первую версию сервиса, она работала плохо, и в июне мы выпустили вторую версию сайта, сейчас на наших 45 тысячах пользователей мы тестируем эту вторую версию. А в марте мы планируем выпустить SmartStart 2.0, который и технически, и визуально будет отличаться от того, что мы имеем сейчас. По сути, эти 11 месяцев мы занимались проверкой наших гипотез.

 Как отнеслись к появлению нового проекта основные игроки на рынке онлайн -рекрутинга?

 Мне кажется, что рынок только выигрывает от того, что появляются проекты вроде нашего. Рынок совсем не насыщен продуктами, подобными нашему.

 Как заставить людей относиться к социальным сетям более серьезно? Для того, чтобы они использовали этот мощный инструмент не только для своих развлечений?

 В прошлом году был проведен опрос и выяснилось, что 144 миллиона человек устроились на работу с помощью социальных сетей. В России мы провели схожее исследование среди 2300 рекрутеров, и выяснилось, что 72% используют социальные сети в качестве рабочего инструмента. Так что, эта ситуация быстро меняется.

 Расскажи подробнее про приложения для фейсбука и контакта, они идентичны?

 Да, абсолютно идентичны.

 А мобильное приложение?

 Нет, оно сделано для другого – вы просто гуляете по городу, и если недалеко от вас размещена интересная вакансия, вы об этом узнаете и можете отправить резюме работодателю.

 То есть своего рода геймификация?

 Ну да, геймификация конечно важна, мы пытаемся привнести в наш продукт элементы развлечения, но мы не можем себе позволить сильно углубляться в геймификаию. В любом случае, так как нам приходится конкурировать за внимание пользователей с развлекательными программами, в новой версии сайта будет присутствовать соревновательный элемент.