Текст Семен Извеков | 25.02.2013

Во все времена самым ценным товаром, который давал огромную власть, была информация. Широкий кругозор и доступ к большому количеству данных был необходим и при дворе средневекового короля, необходим он и современному пиар-менеджеру. Эрудированный человек всегда на шаг впереди, он креативен и его совет начальнику дороже золота. Что как не энциклопедия, “сумма знаний”,  может помочь в развитии эрудиции?! Недаром в переводе с греческого энциклопедия означает “обучение в полном круге”. Эти многотомные творения создавались еще в Древнем Китае и делаются поныне. Зачастую они специализированы и предназначены для определённых профессий: медиков, железнодорожников и других.

Сегодня почти каждый из нас пользуется множеством интернет-энциклопедий, доступных в интернете. Cамая любимая в народе, конечно, “википедия”, но кто-то также обращается к старой доброй Большой Советской энциклопедии. Более-менее известны такие проекты, как “Энциклопедия Кирилла и Мефодия” и “Кругосвет”, ну а искушенные знатоки, наконец, предпочитают заморскую “Британнику”. Сейчас чтобы получить нужные сведения, достаточно всего-то пару раз кликнуть мышью, и  — вуаля! А вот лет сто назад эта операция занимала недели работы в библиотеках и архивах…

Человек, о котором мы сегодня расскажем, был одновременно успешным российским предпринимателем и просветителем, не жалевшем личные средства на образовательные проекты. Звали его Илья Абрамович Ефрон. Мальчик родился в простой еврейской семье, правда не в Одессе или Бердичеве. В те времена самым крупным центром еврейской культуры и иудаизма не только в нашей стране, но и в мире, был, как это ни странно, литовский город Вильнюс, прозванный  “северным Иерусалимом”. В этом городе и осела семья его прадеда, одного из самых крупных духовных авторитетов иудаизма, раввина Элияху Гаона, в честь которого и назвали ребенка. Отец будущего издателя, Абрам Евсеевич, как и его предок, был видным религиозным деятелем, автором множества толкований на талмуд, а кроме того успешным коммерсантом. Он решил сам заняться обучением сына, дабы воспитать его в традициях своего народа. Домашнее образование ничуть не уступало школьному, которое получили его сверстники. Илья легко сдает экзамен и получает аттестат в гимназии г. Ломжа (современная Польша). Чтобы продолжить обучение, он отправляется в Варшаву, где слушает лекции в Главной школе (ныне Варшавский университет). В 1870-е годы ограничения по допуску евреев к высшему образованию в России были сняты и теперь они могли спокойно грызть гранит науки, так что юному сыну талмудиста ничто не мешало учиться.

Закончив учебу, он вернулся домой. Жить в провинциальном Вильно ему не хотелось, и юноша решил покорить столицу. Мечта превзойти своего отца на поприще предпринимательства давно увлекала его. Видимо, еще до отъезда из отчего дома он уже избрал дело, которым он будет заниматься — книгоиздательство. Приобщать людей к знаниям он считал своей миссией, тем более, что цензура была мягкой и бояться было нечего. В эпоху, когда не было ни кино, ни телевидения, ни тем более “интернетов”, книги были главным развлечением столичного света. С трепетом и нетерпением ожидался выход нового романа, главы поэмы или журнала. Выпросив в долг денег у отца, Ефрон в 1880 году приезжает в Петербург и покупает для типографии здание в Прачечном переулке.

Времена его старта в бизнесе были очень трудными: в 1881 году террористы убили императора Александра Второго. Политика нового царя, тоже Александра, но Третьего, была гораздо жестче. Для борьбы с революцией вводилась строгая цензура печати, из-за причастности евреев к убийству государя их почти не допускали в столицы и университеты, по Петербургу прошла волна погромов. Каким-то чудом Ефрону удалось сохранить свое издательство и избежать высылки из столицы. Книги его продавались плохо, т.к. были очень дорогими и не предназначались  для широкой аудитории. Издавать бульварное чтиво значило поступиться своими высокими принципами, а потому начинающий книготорговец стал искать сферу, в которой бы мог заработать. И нашел себя в … публикации энциклопедий.

Энциклопедическое дело в России конца девятнадцатого века было практически неразвито. Аристократия, говорившая по-французски лучше, чем по-русски, читала “словари наук и ремесел” Дидро и Д. Аламбера, модный словарь Лярусса. Попытки издать исконно российский, “наш” словарь всего и вся, что есть в мире, не увенчались успехом, издатели разорялись, не дойдя и до середины. У каждой европейской страны уже было по энциклопедии, где описывалось все, чего достигла национальная наука на тот момент. В России же были блестящие научные открытия, но фолиантов, где бы они были увековечены, не существовало. Как говорится, “за державу обидно”.

Илья Абрамович решил, что готов стать русским “Дидро”. Но сначала надо было учесть ошибки тех, кто был до него. Главной причиной, по которой прогорали книгоиздатели, было неправильное отношение к труду писателя: для них он был актом творения, а не товаром. Первый успешный русский книготорговец Смирдин как раз убеждал всех, что книга — это ни что иное, как товар, такой же, как шуба или мёд.

Приняв на вооружение его совет, Ефрон начинает раскручивать “свой продукт”. Первым делом он создает акционерное общество, дабы обеспечить себя капиталом. Вложиться в это предприятие согласилось немецкое издательство, и в 1889 г. было создано АО “Брокгауз-Ефрон” . Получив нужные деньги, он начинает издавать два варианта своего словаря: один для солидных господ, красивый, на дорогой бумаге, другой, в форме небольших полутомов плохого качества, для широкой аудитории. Этот финансовый ход был очень удачен, новое издание угодило и аристократам, и разночинцам. Тираж раскупался почти сразу, приходилось доиздавать. Дело дошло до того, что производители мебели стали делать специальные шкафчики под энциклопедию, их продавали вместе с книгами.

“Словарь Брокгауза — Ефрона” поначалу был переводом известного немецкого энциклопедического труда Фридриха Брокгауза, так издатель решил сэкономить на авторских гонорарах. Однако, постепенно стало ясно, что публиковать дословное переложение германского словаря не имеет смысла. Читатель хотел знать великих людей своей страны, а не зарубежья. На книгопродавца стала сыпаться критика со всех сторон, что он и переводить-то нормально не может. Тогда политику акционерного общества пришлось пересмотреть, теперь переводилась лишь половина статей по европейской тематике, другую половину было решено посвятить России. Тут уж без авторов не обойтись, Ефрон обратился к лучшим ученым страны, и они с радостью откликнулись на его призыв.  Среди знаменитых авторов и редакторов словаря числились химик Д.И.Менделеев, философ В.С.Соловьев, ботаник А.Н.Бекетов, праововед А.Ф. Кони, историки Е. В.Тарле и П.Н.Милюков, искусствовед Ф.Ю. Левинсон-Лессинг и еще более 600 человек. Именно это и  поспособствовало дальнейшему успеху проекта. Ученые с мировым именем подняли престиж словаря до небывалых высот, книги расходились теперь по всей Российской империи. Качество статей росло от тома к тому, авторы по сути писали целые исследования по тому или иному вопросу. Сегодня о многих деятелях дореволюционной поры мы можем узнать лишь из этих томов.

К началу двадцатого века словарь Ефрона стал главным энциклопедическим изданием в стране. Но останавливаться на достигнутом Илье Абрамовичу уже не хотелось, он бредил новыми просветительскими проектами. При поддержке тех же немцев он издает “Библиотеку великих писателей”. За 15 лет вышло 20 книг серии, которые были доступны даже крестьянам и рабочим, алчущие знаний теперь могли познакомиться с нетленными трудами Мольера, Байрона, Шекспира, Пушкина. Менделеев при поддержке Ефрона издавал серию “Библиотека промышленных знаний”, которая популярно рассказывала о важнейших достижениях техники и их пользе. Все шло отлично, однако, в 1917 году Илья Абрамович неожиданно умирает, а после двух революций люди постепенно забывают о его творениях.

Вспомнили о них только в 90-е годы, с тех пор словари переиздают, а прочесть их в интернете может любой. В чем секрет успеха издания? Помощь различных фондов, дешевизна томов, правильный “промоушн” — все это, разумеется, имело место. Однако, главным залогом успеха Ефрона была любовь к своему делу, желание принести обществу пользу,  а главное — верность себе и стремление довести любое начинание до конца, как бы ни было трудно и какова бы ни была политика правительства.