S.A.T.I. Acoustic Band. Êîíöåðò â êëóáå 16 òîíí

Текст Полина Новикова | 06.03.2013

Гитарист Владимир Димов рассказал нам о своей карьере и проектах, о том, что он подарил Стиву Морсу и что такое работа «for runner».

Расскажи вкратце о своем детстве, чем ты увлекался?

Помню, когда я был маленький, мне родители купили пианино. Я должен был на нем играть, заниматься, но я очень не хотел этого делать. Оно стояло и пылилось. А потом прошло много времени, мне было лет двенадцать где-то, и я уже начал к нему подходить и просить, чтобы меня научили на нем играть. В школе мне очень не нравилось учиться, вообще. Тем не менее, последние четыре года я учился в лицее с гуманитарным уклоном. Ко мне относились с пониманием, потому что я не собирался поступать в те ВУЗы, куда все обычно хотят пойти. Я мечтал о музыке. Мне удалось поступить в музыкальное училище, и началось…

Расскажи подробнее, с чего началась твоя музыкальная карьера? Что послужило толчком?

Как-то мне в руки попала кассета с видео-концертом группы Nirvana. Я увидел тогда Курта Кобейна, который играл на гитаре и пел. Я смотрел на него с восхищением и понял, что хочу быть таким же, и загорелся мыслью о гитаре! Я приехал к своим братьям, они уже учились в университете в другом городе, и попросил помочь, на что мне ответили, что мне скорее купят электровеник. Я был дико счастлив, когда в тринадцать лет у меня дома завелась гитара. Это был мой первый серьезный инструмент, корейский «Silver star». Я не выпускал его из рук, и до сих пор он лежит дома у моего папы, и я готов когда-нибудь высечь на нем искру. Сейчас у меня уже целая коллекция гитар.

То есть ты сам учился играть?

На гитаре я учился играть сам, а по остальным дисциплинам я занимался с педагогами, чтобы поступить в Иркутское областное музыкальное училище. После окончания лицея моя цель была достигнута — я туда поступил на эстрадное отделение по классу гитары к одному из лучших педагогов в нашей стране. Меня зачислили в училище с надеждой, что выгонят после первой сессии. Но я старался, занимался по пятнадцать часов в день, сколько мог. Я просыпался и играл. У нас на курсе был второй гитарист, в итоге выгнали его. Я очень сильно занимался и через четыре года закончил училище с красным дипломом! Спасибо моему педагогу — Возвышаеву Александру Владимировичу! Я горд, что прошел его школу выживания!

Но мой красный диплом мне вообще никак не помог при поступлении в РАМ им.Гнесиных. Вообще никак! Как раз за год до этого издали закон, который отменял привилегии для краснодипломников, поступающих в Гнесинку. Я сдавал все дисциплины: специальность, сольфеджио, гармонию, коллоквиум и так далее. Я всегда был милым и добрым. Я рассказывал преподавателям про Байкал, о том, что я знаю, что Большой театр был построен в стиле классицизм и тому подобное…За год до поступления в Гнесинку все мои училищные педагоги мне говорили: «Куда ты поедешь? Это Москва! Тебя там не ждут!». Но, оказалось, меня здесь ждали. Все просто сидели на чемоданах и ждали, когда придет Володя и издаст звук! 🙂 Я приехал один раз, потом второй, третий. Я показывался, и многолетний опыт общения с людьми  научил меня тому, что очень важно быть заинтересованным и компетентным. А я был дико заинтересован! Я показал педагогам, что я очень хочу у них учиться, и они мне поверили!

Ты сам по себе целеустремленный человек?

Страшно целеустремленный! Нельзя сказать, что я добиваюсь всего, чего захочу, так как иногда это зависит не от меня. Но процентов восемьдесят у меня получается.

Как тебе удалось попасть в шоу-бизнес?

У меня никогда не было никаких связей, но, когда я попал в Гнесинку, я понял, что эта та самая «тусовка» из ребят, которые уже где-то играют. Я со всеми общался, с одними поиграл, с другими, и потом пошла какая-то молва, что вот, мол, Володенька может сделать красиво! А также мне очень повезло, что я подружился с культовыми персонажами, например, Юрием Цалером — гитаристом группы Мумий Тролль. Много лет назад, когда я, сибирский мальчик из очень маленького города Усть-Кут, сидел на диване и смотрел канал ТВ6-Москва, Москва мне казалась очень далеким городом. Тогда Юра играл на гитаре, и я даже не знал, как она называется. Спустя примерно десять лет мы вместе с Юрой уже играли у него дома на этой же гитаре. Бойтесь своих желаний, ибо они сбываются!

Можешь рассказать про свою работу с другими группами, про различные знакомства с известными людьми?

Ты знаешь, я постоянно работаю, и мне нравится делать то, что я умею делать. Раньше я достаточно много работал с известными людьми, как на концертах,  так и в студии. Теперь у меня другие приоритеты. Что касается известных людей в мире музыки, а не шоу-бизнеса, то среди них нашлись мои единомышленники — например, Антон Давидянц, фантастический бас-гитарист, я считаю его лучшим в мире! Он очень большой мой друг.

Как вы познакомились?

Знаешь, я всегда его видел и всегда восхищался им и его игрой. А потом мы как-то с ним взяли и сдружились, я пригласил его на запись своего проекта «Владимир Димов Трио» (его можно найти на YouTube). Когда заиграл Давидянц, то сразу все зазвучало! Он тогда работал со всей Москвой. Реально, это человек суперуниверсальный. Сейчас мы каждый день с ним перезваниваемся, узнаем, как друг у друга дела и так далее. У нас даже статусы братьев ВКонтакте (смеется).

YouTube Трейлер

Как ты ладишь с коллегами?

Я вообще со всеми нахожусь в хороших отношениях. Стараюсь сохранять нейтралитет, так как мир музыкантов в Москве очень узкий.

Расскажи о своем проекте «Брукс». Откуда взялась идея создать свой проект, почему такое название?

Я приехал в Москву и вместо того, чтобы зарабатывать деньги, как все нормальные люди, я начал сразу заниматься творчеством. Я пошел играть в группу, отдавать свои идеи, но после года существования я понял, что не держу ситуацию в своих руках. Все это оказалось утопией, возможно, мне не повезло, но я извлек для себя несколько уроков. Это почти то же самое, что работа у звезды. Тебе платят хорошие деньги (это в лучшем случае), но в любом случае, ты понимаешь, что зависишь от этого человека, и звезда в любой момент может сказать: «Вы уволены!». И ты ничего не сделаешь. А мне бы хотелось держать ситуацию в своих руках. Поэтому я решил, что я все буду делать сам: буду сам петь, писать музыку, тексты моих песен. Я ведь очень универсальный человек: могу прописать себе элементарный бас или клавишные, могу накидать аранжировку. Свои собственные проекты я бы хотел делать именно так, чтобы не зависеть от кого-либо, чтобы меня никто не убалтывал на красивую, высокую блондинку, которая будет петь у меня в коллективе, или чтобы меня возили выступать по каким-то местным забегаловкам, утверждая, что так надо или они так это видят. Мне не хочется это терпеть! Я лучше пойду своей дорогой. Поэтому я и решил создать свой проект «Брукс». Он еще только развивается. Конечно, мы играем концерты, но пока все не так серьезно, как бы я этого хотел, ну а когда это будет серьезно, я хочу, чтобы у меня был постоянный коллектив.

Почему такое название «Брукс»?

На самом деле, это город в Канаде. Это яркое, звучное название. Я сидел сочинял всякий бред на кухне, как я это делаю обычно, и тут моя жена говорит мне: «Назовись «Брукс». Почему я не назывался Владимир Димов? Понятно, что все потом будут объявлять: «Владимир Димов и группа «Брукс»». Пока я просто нахожусь на стадии зарабатывания денег и пока я не могу «отшвартовать корабль», но уже скоро я это сделаю. Я буду играть только со своими друзьями или с людьми, с которыми очень давно знаком. С теми людьми, с которыми мне будет комфортно. Потому что у нас так все устроено. Тяжело иногда найти общий язык с людьми, которые не готовы работать на перспективу, которые лучше сейчас пойдут зарабатывать небольшие деньги, чем потом пойти зарабатывать уже что-то серьезное.

По твоему мнению, какой уровень музыки у нас в России на данный момент?

Безусловно, у нас есть превосходные музыканты. Но их, конечно, очень мало. Потому что нас меньше, чем американцев. В два раза, кстати.

Что, по-твоему, нужно сделать, чтобы изменить эту ситуацию и решить проблему?

Я думаю, что не надо ничего менять. Нужно, чтобы каждый в себе что-то изменил. Если человек хочет чего-то добиться, то нужно начинать с себя. Я никогда никого не виню, если у меня, допустим, два долга по каким-нибудь предметам в Академии имени Гнесиных. Я сам во всем виноват. Если у меня в жизни что-то не получается, то значит я что-то не так делаю. Мне кажется, что это самый правильный подход. Есть люди, которые во всем винят природу, президента, мэра, пробки. Я устроен по-другому.

Расскажи подробнее о составе проекта «Брукс».

Это пока тайна. Единственное, что меня огорчает, это то, что нет особой инициативы.То есть можем не играть месяцами и только потом созвониться и встретиться, чтобы порепетировать. А жаль. Но, на самом деле, я не расстраиваюсь. У меня есть прекрасные друзья, супермузыканты, с которыми я могу записывать песни, если захочу, в любой момент. Вот последнюю песню «Вернусь» мы записали вообще втроем. Я, Антон Давидянц и  Валерий Степанов.

YouTube Трейлер

Как сочиняется музыка?

Я сажусь на кухне, беру гитару и записываю песню. Это происходит все в течение часа, не больше. Либо она приходит, либо нет. Я ее не рождаю. Костяк, 80%, я пишу сразу. Я пишу песни на русском, потому что на этом языке я могу чувствовать. Плюс, конечно же, всегда надо иметь источник вдохновения. Сам процесс сочинения вещь интимная.

Возможно, немного личный вопрос: откуда приходят деньги, как ты их зарабатываешь?

Все очень просто. Во-первых, я играю очень много концертов! Иногда приходится отказываться от работы у звезд, потому что очень много вылетов, прилетов, перелетов. То есть когда я подписываюсь на работу с нашими великими артистами, то я начинаю бывать в Шереметьево, Домодедово и Внуково очень часто. Чаще, чем дома. Тогда я начинаю понимать, что происходит что-то не то. Поэтому я выбрал другой подход. Я подписался на кучу коллективов, где я играю, иногда пою. Пока что я так зарабатываю деньги. Плюс у меня есть много студентов, которые реально хотят научиться играть на гитаре. Я преподаю, езжу домой к своим ученикам и учу их играть «нежно». Также, когда я работаю на студии, я пишу кому- то песни на заказ, я пишу гитары в их песнях, которые уже написаны авторами. Есть люди, которые хотели бы увидеть мою скромную персону в данном действии. Люди звонят и зовут меня. Я постоянно в действии. Не бывает такого, что я сижу и ломаю голову, что мне дальше делать. Я знаю, что мне делать дальше лет на 50 точно.

У меня вообще  много всего интересного. Я работал в компании SAV Entertainment (спасибо барабанщику — Илье Ягоде). Я успел попить кока-колы с группой Deep Purple и Iron Maiden. Я увидел шоу Роджера Уотерса, я видел концерт Пола Маккартни и после провожал его в аэропорт Внуково-3. Я не мог просто разговаривать после этого. Я был в шоке!

Можешь рассказать подробнее о всех этих историях?

Пол Маккартни — это просто гений! Работа была такая: например, группа Пола Маккартни решила устроить мировой тур. И если им чего-то не хватает, например, гитарный техник забыл положить струны, то мы едем и просто их докупаем. Но обычно таких минусов нет никогда. Мы просто смотрим шоу. Работа называется «for runner» — для бега. Если что-то нужно было, то мы помогали. Я никогда не чуждался такой работы, потому что всегда была возможность посмотреть шикарное шоу, которое можно было посмотреть от рождения до смерти, то есть от того, как все приезжают в Олимпийский, настраивают технику, ставят сцену и после собирается народ и так до снова пустого зала. Это было очень интересно. С концертом Маккартни было так, что в конце шоу я стоял с его охранником и ждал Пола. Он остановился возле меня, посмотрел и поговорил со мной. Для меня это было просто нереально! Мне очень повезло, что компания, в которой я работал, попросила меня сопроводить Пола Маккартни в аэропорт.

А как ты встретился с Deep Purple?

Я подарил диск со своей музыкой Стиву Морсу. Он сказал мне: «Володь, ты знаешь, у меня уже где-то 1300 таких дисков. Я, может быть, не смогу послушать. Ты не обидишься?». Я говорю: «Конечно, нет!». Сам кайф был в том, что я поговорил, сфотографировался со всеми этими людьми, кроме Пола, конечно. Когда я увидел Маккартни, я просто не имел наглости попросить этого человека о фото. Он и так для меня много сделал! Пол — это самое лучшее, что я видел в жизни! Такие люди все очень добрые, открытые. Если у них не смог взлететь самолет в Лондоне, то никакой паники не будет. Они просто переложат 20 тонн аппарата в другой самолет и улетят без каких-либо задержек. В этом и отличие от нас. Наши все орут, кричат на площадке: «Где свет? Где звукорежиссер?». На Западе все очень организованно. Люди ходят и кайфуют от того, что они делают. Если стоит световик, то он кайфует от того, что он световик. Он живет этим!  Это классно! Меня впечатлили западные шоу. Просто все было восхитительно: от первых нот до последнего биса! Если они едут в турне, то они везут с собой всё и всех, вплоть до людей, которые пришивают пуговицы на костюмах. То есть это отдельный самолет с Полом и музыкантами и отдельный самолет с вещами, прачечными, буфетом. Поэтому я и люблю западный мир. Он мне близок!

Ты бы хотел сотрудничать с Западом?

Очень! Я бы хотел быть интернациональным. All around the world. Надеюсь, что все к этому и идет. Дай Бог сил и здоровья! А так, всегда есть, что делать. Пока я не встретил такого концертного директора и продюсера с которыми бы я понимал, что мы сварим кашу. Но я думаю, какие наши годы! Мы еще все сделаем! Все впереди. Пока я делаю все сам. Конечно, когда- нибудь у меня будут свои промоутеры, инвесторы и так далее, но мы все равно будем друзьями, которые будут делать одно общее дело. Плюс у меня в коллективе будут люди, которые шли со мной рука об руку с самого начала. К сожалению, таких людей становится все меньше. Просто мало кто хочет работать. Даже когда я репетирую с ребятами, всю репетицию оплачиваю я один. Потому что это только мне и нужно, и я не парюсь. Ни у кого нет инициативы. Но я подчеркиваю, что я совершенно не переживаю по этому поводу. Я вижу своих настоящих друзей, я вижу перспективы, знаю, что хочу сделать. Я сейчас запишу свой альбом «Брукса» и инструментальный альбом. Надо продолжать развиваться. Тем более, что у меня это получается.

Можешь рассказать подробнее о ближайших концертах?

20 марта я буду играть в клубе Алексея Козлова. Там будет абсолютно бесплатный вход. А ближе к лету я запишу отдельную пластинку. Я буду просто ее дарить. «Послушайте мой диск в машине, пока вы стоите в пробке! Москва нам позволяет послушать много музыки!» Вот я живу по Варшавскому шоссе вниз. По пути домой я могу прослушать много песен! Однажды, когда я работал с нашей певицей Бьянкой над ее презентацией, то по секрету могу сказать, что я снял всю ее программу, просто стоя в пробке. У меня было на IPhone пианино, по которому я просто сверял тональности, и снял всю презентацию за 40 минут! Мы приехали и все ей сыграли.

Я стараюсь позитивно подходить к жизни, потому что это важно для меня. Я хочу быть добрым и веселым парнем и настоящим профи. Мне так нравится.

Фотографии предоставлены Владимиром Димовым