leitner

Текст Семен Извеков | 25.03.2013

Место, где происходила наша сегодняшняя история, уже не находится в составе России. Город Рига теперь столица Латвии, страны-члена НАТО и Евросоюза. Прибалтика была в составе нашей страны более двухсот лет, но осталась для простого обывателя чем-то безумно далёким. Мы гораздо больше знаем об истории Западной Европы и США, чем о нашем ближайшем соседе. А ведь в этой “Чухонии” когда-то зарождалась промышленность Российской империи, да и в советское время Латвия была одним из индустриальных центров огромной страны, а латышская музыка и кино были у нас очень популярны. И, как это ни странно, первыми автомобилями России были не “волги” и “жигули”, а продукция рижской фирмы “Александр Лейтнер и Ко”.

На территории Прибалтики испокон веков жили немцы, потомки крестоносцев, составлявшие местную элиту. Латыши и эстонцы, напротив, были в основном крестьянами. Когда Петр Великий завоевал эти земли в начале XVIII века, то к новым подданным относились предельно мягко: были сохранены все дворянские привилегии остзейских дворян, не попиралась их культурная и языковая идентичность. Преемники Петра не только не “завинчивали гайки”, но наоборот, проводили здесь очень либеральную политику.  Именно в прибалтийских губерниях впервые на территории России, в 1804 году, было отменено крепостное право. Этот край имел свои законы и привилегии, университеты считались сильнейшими во всей стране, грамотность была самой высокой в России, раньше всех здешние крестьяне стали полноправными землевладельцами.

Именно в таком прогрессивном регионе родился Александр Александрович Лейтнер. Родители его были простыми немецкими землевладельцами, их поместье было недалеко от города Кулдига. Юношей родители брали его с собой в путешествия по Европе, где на выставках он мог видеть новейшие достижения науки и техники. Воспитывали “бурша” как полагалось – в строгости и порядке (как героя романа “Обломов” Андрея Штольца). С детства юный Саша любил мастерить всякие приборы, чинить сломанные механизмы. Учась в реальном училище в Елгаве, он ещё больше проникся любовью к технике. В начале 1880х Лейтнер решил продолжить своё обучение, однако протирание штанов в университете было ему не по душе. Лейтнер предпочел практику и три года проработал простым подмастерьем в мастерской Раша в Риге.

Однако в нашей стране было трудно узнавать о последних достижениях инженерной мысли, и в 1883 году Александр отправился в Европу поработать где-нибудь на заводе, чтобы узнать всё изнутри. Сначала он посещает Германию, Италию и Францию, но не может там устроиться. Зато в Женеве его взяли на фабрику точных инструментов. Там Лейтнер делал приборы для нужд физики и электротехники. Вскоре ему стало ясно, что этот продукт требует больших расходов и ориентирован на узкую группу лиц. Он искал что-то более примитивное, но перспективное в инженерном и коммерческом отношении. Несомненно, уже тогда амбициозный юноша искал за границей идею для своего дела.

Найти её было нетрудно, тогдашняя Европа сходила с ума от… велосипеда. Именно в 1880-х в Англии и Франции вовсю началась продажа этого “двухколёсного самоката”. Выпуск удобного и здорового транспорта привлек внимание остзейского дворянина и он устроился на велосипедную фабрику в Лионе, а затем на крупный велосипедный и оружейный завод BSA в Бирмингеме (Великобритания). В 1886 году, порядком набравшись практического, а не теоретического велосипедного опыта, Александр вернулся домой. В Риге велосипед был вещью дорогой и редкой, ездить по городу на нём было запрещено – катались лишь в деревне. В Риге этот закон не соблюдался, но популярней двухколесный бесконный самокат от этого не стал, так как велосипеды закупались за границей и стоили дорого, патентов же нашим умельцам (например Ефиму Артамонову) не давали. Поэтому производство надо было начинать в Прибалтике, где было проще открыть дело.

480-351

9 сентября 1886 года заработала первая велосипедная мастерская Лейтнера, она же была и первой в России. Александру было всего 22 года, и это было только начало его триумфального “заезда” по серпантину бизнеса. Старт его был обнадеживающим: в тот же год четверо работников вручную собрали 19 велосипедов под торговой маркой “Россия”. Продать их удалось выгодно, и Лейтнер решил расширить производство. Вид этих агрегатов поразил бы современного человека: переднее колесо у них было гораздо больше заднего, прямо на переднем колесе и располагались педали. За это их прозвали “пауками”. Ездили они быстро, но на поворотах водителя постоянно заносило, поэтому падения были нередки. Солидные рижане не на шутку заинтересовались этим двухколесным чудом техники, так что сразу после сборки всю партию продавали почти сразу. В 1890 году Лейтнер расширил своё предприятие и купил здание на нынешней улице Красного Барона. От неэффективной ручной сборки решено было отказаться, теперь все велосипеды собирались при помощи машин. Тут то и понадобились Лейтнеру его знания техники, приобретённые в Европе! Благодаря связям в Англии он закупает новейшее оборудование. Мастерская имела механический цех с 12-сильным стационарным газовым двигателем для привода станков. Теперь в год выпускалось не 20, а около 500 велосипедов. Спрос рос, велосипеды стали заказывать из Москвы и Питера.

Площади мастерской уже явно не хватало, тут нужна была своя собственная фабрика, не меньше! Засучив рукава, Лейтнер лично участвует в её строительстве. Новая фабрика была построена в 1895 году в самом центре города, на ней числилось уже 300 рабочих. «Велосипедная фабрика «Россия» Александра Лейтнера и К°» производила 1000 велосипедов в год – гораздо больше, чем конкуренты в Петербурге и Москве. Чтобы ни от кого не зависеть, Лейтнер делает все детали для велосипедов у себя на производстве, лишь малую часть закупает в Англии. Западные коллеги были очень высокого мнения о качестве рижской продукции.

Освоив велосипеды, Александр Александрович решил идти дальше, ведь мир был полон технических чудес. Дальновидный делец понимал, что будущее не за двухколесным самокатом, а за мотоциклами и автомобилями. В 1895 году он стал обладателем первого в России мотоцикла немецкой сборки. Целыми днями он копался в двигателе, изучая принципы работы и совершенствуя его. Вскоре фирма начала мелкосерийное производство мотоциклов, моторных трициклов с использованием импортных узлов и агрегатов (не более 10 в год). Затем фабрика Лейтнера начала монтировать небольшие автомобили из закупленных во Франции и Германии агрегатов фирм «De Dion Bouton», «Fafhir» и «Cudell» и изготавливать для них рамы и кузова. Это была одна из первых попыток производить в России автомобили. На юбилейной выставке к 700-летию Риги автомобиль Лейтнера под всё той же маркой «Россiя» получил Большой приз. Надо отметить, что пионер автомобилестроения не был простым дилером западных компаний: он закупал запчасти, а его работники уже собирали из них авто. Таким образом, за счет самостоятельной сборки себестоимость продукции была ниже, чем у конкурентов в столицах.  Изделия с маркой «Россiя» были качественными, их охотно покупали не только в России, Польше и Финляндии, но даже за рубежом.

324-450

Но к сожалению, стать “русским Фордом” Лейтнер так и не смог. Как и сегодня, 100 лет назад потребитель предпочитал отечественной машине “иномарку”, его детища не выдержали конкуренции с заморским товаром. Бизнесмен продолжал делать велосипеды, а также завёл знакомства в армейских кругах. Покровители помогли ему получить госзаказы на производство велосипедов для армии, которая стала комплектовать мобильные “самокатные команды”, также ему поручали производство моторных лодок и оружия.

Помогла развитию его бизнеса… Первая мировая война. Армии требовались всё новые и новые “самокаты”, без работы его фабрика не простаивала. Но недолго война была для него “мать родна”, в 1915 году Ригу осадили немцы. Дабы спасти стратегически важное предприятие, Лейтнер со всей фабрикой эвакуируется в Харьков, где продолжает производство своих товаров. Та самая война, которая кормила его, теперь убила дело его жизни: во время Гражданской войны он, бросив все, бежал со своей семьёй в Италию, где и умер в 1923 году. Но дело, как ни странно, не умерло: в Риге, Таллине и Харькове уже в 1920-е годы открылись велосипедные заводы, работающие на его станках. Складной велосипед, сделанный по технологии Лейтнера, ещё долго использовался в армии.

Пример Александра Лейтнера доказывает, как важно самому отвечать за своё дело, самому разбираться во всех нюансах производства, а не нанимать людей, которые бы решали всё за тебя. Бизнесмен начинал с самых низших должностей, поэтому он не понаслышке знал, как нужно работать и уважал труд своих подчинённых, ведь он сам когда-то был на их месте. Как вы поняли, Лейтнер не был никаким Кулибиным – он не совершил великих открытий. Но он знал, где взять идеи и технологии, а знания последних “трендов” европейского рынка и техники предопределили его успех. Западные новинки хорошо приживаются на нашей почве, надо только помочь им пустить корни.