Текст Николай Удинцев | 25.03.2013

За полтора года Павел Платонов, архитектор по образованию, сумел создать из небольшого домашнего производства самую узнаваемую марку отечественных скетчбуков.

Редакция Hungry Shark побывала в мастерской Voodoo Books и узнала о том, как как правильно организовать малое производство в современной России и почему подача материала — важнейшая часть успеха.

Как начать производство?

Первые блокноты я делал дома — «на коленке». Стартовый капитал был просто смешной, и большая его часть ушла на разработку сайта. Остальное — фотографирую сам, логотип сделали друзья, магазин на сайте — бесплатный. К тому же, мы никак не связаны с административными барьерами, поскольку пользуемся приложениями, переносящими всю бухгалтерию в сеть.

В первые месяцы я получал пять тысяч рублей в месяц с продажи 20 блокнотов, и мне это казалось просто отличным результатом. Лучше чем работать архитектором в офисе за 10-15 тысяч в месяц.

Если бы бюджет был больше, то Voodoo Books сейчас выглядел бы совсем по-другому. Например, я не могу сделать книжный переплёт, поскольку в типографиях нужно заказывать как минимум пять тысяч экземпляров, а покупать своё переплётное оборудование слишком дорого.

Первые риски

У меня просто была уверенность, что их будут покупать. Только потом понял, как много было рисков.

Могли купить пять штук — и всё. Другое дело, если я бы наштамповал их пару тысяч, то точно не сумел бы продать.

Тут большую роль сыграли неправильные подача и аудитория, страшненький дизайн. Те же самые фотографии. Некоторые сейчас так же пытаются фотографировать свою продукцию, но после этих снимков её совсем не хочется покупать. И, несмотря на малые объемы производства, мы сразу делали всю навигацию сайта на английском. Результат — недавно редакторы одного европейского журнала умоляли нас выслать им блокноты по почте.

Технологический процесс

Сначала я придумываю историю, образ будущего скетчбука. Потом сам разрисовываю прототип, чтобы найти недостатки и понять, как их исправить. Дальше мы работаем по операциям: нарезаем кучу бумаги, сшиваем партию заготовок и так далее. Поэтому производство одного блокнота занимает пять-десять минут.

Я стал больше заниматься технологическим процессом: сокращать время на операции, работать с новыми материалами.

Мы никогда не делаем товар прозапас. Скажем, придут покупатели и закажут 150 штук формата А6. А мы столько никогда не делаем, и всю бумагу уже порезали на форматы А4 и А5. Поэтому теперь нам нужно идти и заказывать новый материал, снова нарезать… Так очень универсально получается — есть материал под любой заказ.

Организация торговли

За месяц мы продаём ещё не тысячи, но уже сотни скетчбуков. А были десятки. Это, в основном, заслуга оффлайн-распространителей. Когда начали продавать через магазины, у нас даже на сайте продажи существенно упали.

Реализация зависит от сезонности: иногда нужно держать небольшой запас для интернет-магазина, в другой раз — отдавать всё на реализацию в магазины. Но сейчас мы больше работаем под оплаченные заказы.

С продажей иногда странно выходит. Например, наши дистрибьюторы в Краснодаре продают максимум два блокнота в месяц, хотя через интернет в Краснодаре покупают очень много.

Ситуация на рынке

Я спрашивал у владельцев магазинов, что лучше всего покупают. Даже если есть классные линейки, всё равно берут что-нибудь страшное, с котятками. Мне часто предлагают поставить на наши блокноты какой-то логотипчик, вроде «Bubble Gum 2000». Почему? В какой-то момент прилавки страны были заполнены простой отечественной продукцией, вроде, гранёного стакана. А потом появились блокноты с котятами, китч, и что-то в сознании людей сдвинулось, от того все начали такое покупать. Мне вот гранёный стакан очень нравится. В нём есть отсылка к дизайну как к функциональности и простоте, а не к какой-то дурацкой эклектике.

Отношения с конкурентами

Одна дизайн-студия у нас содрала всю линейку, вплоть до места постановки штампа, и назвали это то ли Zoo Books, то ли Boo Books. Я им вежливо написал, чтобы они занимались своим делом, и они удалили всю информацию со своего сайта.

Я подумал: «Я могу разрисовать блокнот за неделю, а другой человек может рисовать в нём несколько месяцев». И что тогда делать с объёмом производства?

С другими ребятами у нас очень много общего, даже фактура бумаги совпадает. Я удивился — мы никак не пересекались до этого момента, хотя я думал, что слежу за рынком. Но они продают всего в двух питерских магазинчиках. Мне не понятно, как можно зарабатывать, когда бренд присутствует только в двух магазинчиках?! Сами посчитайте, если у нас прибыль не очень большая — 10-20 тысяч рублей в месяц, то стоит ли свеч их игра?

Voodoo Books и Moleskine

Я был недавно в магазине, и меня жаба задушила  купить Moleskine — ну реально дорого! У меня есть коллекция блокнотов, которые со всего мира мне привозят друзья, вот их жаба не душит покупать.

Сейчас многие производители гонятся за фотографическим сходством с Moleskine, которое они никогда не догонят: вдруг сделают у блокнотов дурацкую обложку или зачем-то вошьют органайзер.

Но и Moleskine тоже «проваливались», когда сделали линейку аксессуаров. Это широченная неудобная ручка, страшная пластиковая сумка, с которой стыдно ходить.

Нет, они мне нравятся, но конкурировать с ними на российском рынке — всё равно что Pepsi Cola попытается перегнать Coca Cola.