bottom_carousel_thumb_Sequence_04_Still002

Текст Татьяна Карташова | 02.04.2013

За последние несколько месяцев продюсерский центр LeCo Media и молодежный портал Fresh-i доказали, что современная поэзия не только существует, но и может быть очень востребована. Их поэтическое шоу “Бабушка Пушкина” с каждым сезоном обретает все больше фанатов по всей России.

Создатель продюсерского центра LeCo Media, автор Fresh-I и «Бабушки Пушкина» Евгений Лебедев, рассказал Hungry Shark о проблемах молодёжных проектов, о своём отношении к поэзии и о том, как бороться с глобальной безответственностью.

evg

«Бабушка Пушкина» – ваш основной проект?

Существует продюссерский центр LeCo Media. Есть также издательский дом «Око» (Открытое культурное обозрение), который издаёт книги наших участников. Сейчас он готовит большой альманах. У LeCo Media есть несколько проектов, в том числе молодёжный портал Fresh-I и проект “Шоу молодых поэтов «Бабушка Пушкина»”. Вообще, это шоу выросло быстрее, чем мы ожидали, поэтому сейчас у него свой сайт babushkapushkina.ru и своя аудитория, хотя первоначальной площадкой была группа Fresh-I ВКонтакте. Fresh-I – электронное СМИ LeCo Media. Весной, надеемся, появится и печатное издание.

Расскажите, как родилась идея проекта “Бабушка Пушкина”?

Для стартапа важно найти непаханное поле. Я люблю поэзию и давно наблюдаю за тем, что вокруг неё происходит. За последние 15 лет интерес к поэзии угасал, новых имён практически не появлялось. Поэзия ушла в клубы типа Билингва и О.Г.И. и стала ассоциироваться со странными бородатыми людьми, не очень интересными молодежи. Качество таких мероприятий оставляло желать лучшего. Нам хотелось сделать что-то приличное, интересное. Однажды я зашел в Республику и спросил, где у них поэзия. А мне сказали, что она никак не представлена (это было ещё до выхода полозковских сборников), потому что никому не интересно. И вдруг я понял, что уважаемый мной магазин, который, казалось бы, в авангарде, поэзию не признаёт вообще. Мы оказались во времени, когда в книжных магазинах современная поэзия практически не была представлена. Тогда мы осознали, что это непаханое поле, подходящее для стартапа. Мы реализовали старую идею о том, что искусство должно принадлежать народу. Но постарались, чтобы это действительно было похоже на искусство. И народ должен быть приличным.

YouTube Трейлер

У вас есть бэкграунд  для продюсирования подобного проекта – в бизнесе или филологии? Или же вы решили создать «Бабушку Пушкина» только из любви к поэзии?

В бизнесе есть, в филологии нет. Поэзия – моя давняя любовь, но большую роль сыграло то, что эта область была никем не охвачена. Только с точки зрения бизнес-идеи: в искусстве очень много спонсорских денег и это развращает. Потому что, когда деятели искусства получают лёгкие спонсорские деньги, это негативно влияет и на качество, и на чувство ответственности. Мне кажется, что лучший критерий качества – это оценка зрителя, когда он голосует рублём.

То есть вы рассматриваете «Бабушку Пушкина» как перспективный бизнес-проект?

Мы рассматриваем его как интересный бизнес, в который интересно вкладываться. Вдобавок у нас была идея интернет-телевидения. Мы понимаем, что молодежь уходит в интернет, и эфирное телевидение, по крайней мере в городах-миллионниках, где интернет нормальный, никто не смотрит. Нам интересно создавать контент для нового телевидения. Для нас совершенно очевидно, что телевидение изменится. Какие-то наброски сделал канал Дождь, что-то пытался делать Контр ТВ. Есть и неудачные примеры, например Russia.ru. Мы анализируем и пытаемся найти возможности для создания интересного, актуального для молодёжи контента.

Как происходит финансирование проекта?

У нас есть инвесторы. Мы стараемся пока не влезать в серьезные долги, не кредитоваться, пока нам хватает. Сейчас проект уже начал зарабатывать: «Бабушку Пушкина» покупало Контр ТВ, и это уникальная ситуация для телевидения, когда канал был готов платить деньги например за видео-поэзию.

С Fresh-I мы ещё немного в убытке, но съёмки проекта «Бабушка Пушкина» уже вышли в ноль – мы начали снимать в августе и в феврале уже имели контракт с Контр ТВ. Мы зарабатываем на публичных мероприятиях, которые проводим, и есть еще ряд источников дохода, помимо Fresh-I: мы снимаем клипы, занимаемся креативом и пиаром.

sequence-04-still004

Вы сможете назвать порядок цифр вложений в это дело?

На сегодняшний момент в «Бабушку Пушкина» и вообще во Fresh-I вложено достаточно много. Проект выйдет в ноль где-то в мае-июне и с осени начнёт приносить прибыль. Срок окупаемости – чуть больше года. На мой взгляд, это хороший результат.

С какими проблемами вы столкнулись при разработке этого проекта?

Изначально Fresh-I задумывался как проект, который полностью создавала бы молодежь, – писала для него, раскручивала его. Мы набрали какое-то количество людей – энтузиастов, как нам тогда казалось –  дали им все возможности: предоставили помещение, оборудование. Но ребятам хотелось зарабатывать больше и быстрее, а зарплата, которую мы им платили (порядка 15-20 тысяч), – их не устраивала. Сверхъестественных темпов роста они не видели, и им казалось, что «Бабушка Пушкина» не будет интересна никому. Они не хотели работать на перспективу, поэтому с большей частью той команды мы расстались.

А вообще какие существуют риски при разватии такого проекта?

Я имею некоторый опыт в бизнесе, мне 38 лет. Были допущены некоторые ошибки, но достаточно многих рисков нам удалось избежать. Конечно, изначально проект можно было сделать дешевле. Необязательно иметь офис в центре, стартап вполне может быть значительно скромнее. Это вопрос любого стартапа – что первично: офис или бизнес. Я считаю, что легкие и быстрые инвестиции могут испортить любой проект. Если проект хороший, его поднимут и с небольшими вложениями. На самом деле, любому стартапу много денег не нужно, и для старта «Бабушки» можно было потратить чуть меньше.

Вообще я считаю, что легкие и быстрые инвестиции могут испортить любой проект.

И это не повлияло бы на качество?

Нет, это практически не повлияло бы на качество.

Если в этой сфере есть ещё ниши, в которых молодые амбициозные ребята могут сделать что-то без огромных затрат, то что это конкретно?

Не скажу.

То есть вы сами планируете занять весь рынок?

Мы надеемся занять основные ниши. Конечно объять необъятное и заниматься всем – невозможно. Та же «Бабушка», казалось бы небольшой сложности, требует очень много времени, сил и затрат.

sequence-04-still001

Вы бы сами стали читать тех поэтов, которые участвуют в вашем проекте? Покупали бы их сборники?

Ну, заявлять, что я покупал бы какие-то сборники, слишком смело, потому что сейчас я покупаю крайне мало книг. У меня дома очень большая библиотека, и я понимаю, что даже пятую часть её не прочитал и успею это сделать, только если буду прикован к постели. Мне, безусловно, нравится творчество участников. Стал бы покупать книги? Ну, кого-то, наверное, да. Тут всё, скорее, зависело бы от самого издания: ведь поэтому мы и сотрудничаем с издательским домом «Око» – мне хочется, чтобы книги молодых поэтов были правильно оформлены и качественно напечатаны. Мы много работаем над каждой книгой и стараемся, чтобы ребята к поэзии относились серьёзно. Большинство наших авторов – это Поэты с большой буквы. Они могут иметь какое угодно образование, но поэзия для них – это не просто хобби.

YouTube Трейлер

Как вы таких находите?

На первый сезон мы искали по знакомым. А сейчас уже нас находят сами – на последний сезон «Бабушки» мы получили порядка 600 заявок. Причем очень много не из Москвы, поэтому и родилась идея Москва-Питер.

Наконец-то стал любить Пушкина. Школа у меня отбила всякую любовь к нему, а сейчас я понимаю, что этот человек сделал для российской поэзии и в целом для словесности очень много. Сейчас я для него созрел, хотя долгое время у меня было такое, знаете, юношеское “я люблю поэзию, но не люблю Пушкина”. В моем окружении было модно не любить Пушкина, как теперь стало модно уже не любить Бродского.

Расскажите про своё отношение к поэзии, каких авторов вы любите?

Я с любовью отношусь к Бродскому, к поэтам Серебрянного века: Маяковскому, Есенину, Цветаевой. Наконец-то стал любить Пушкина. Школа у меня отбила всякую любовь к нему, а сейчас я понимаю, что этот человек сделал для российской поэзии и в целом для словесности очень много. Сейчас я для него созрел, хотя долгое время у меня было такое, знаете, юношеское “я люблю поэзию, но не люблю Пушкина”. В моем окружении было модно не любить Пушкина, как теперь стало модно уже не любить Бродского. Какие-то вещи мне нравятся у Николая Рубцова, что-то у Евтушенко, что-то у Асадова. Я считаю, что Асадов незаслуженно подзабытый автор, хотя на рубеже 70-х 80-х годов его популярность была более чем высока. Ну а если о современной поэзии: наша задача сделать её популярной и возбудить интерес через понятные поколению стихи. Здесь как раз история про того же Эдуарда Асадова: высоколобые критики к нему относятся очень поверхностно, но, тем не менее, сейчас даже Полозковой таких тиражей не достигнуть. В то время количество «перепостов» его стихов – от руки – в женских, да и в мужских анкетах было огромным.

Зарубежную поэзию вы тоже читаете?

С зарубежной поэзией сложно, потмоу что я не настолько прекрасно знаю языки, чтобы читать и понимать ее в оригинале, а перевод – это другая история. То есть, если мы возьмем перевод Гете, сделанный Пастернаком, то мы увидем больше Пастернака, чем Гете. Смысловая нагрузка близка к Гете, а фонетика, звук (все-таки в поэзии очень важна музыкально-поэтическая составляющая) – это уже совершенно другое. И то же самое, например, Шекспир в переводе Маршака. Скорее это Маршак, чем Шекспир.

А Полозкову вы любите?

Безусловно. Я считаю, она сделала великое дело – смогла за относительно небольшой срок, за 5-6 лет, создать прекрасную историю. Тот интерес к современной поэзии, который есть сегодня, – без неё не возник бы. И если говорить о бизнесе, она показала, что поэзия может быть коммерчески востребована.

Да, но таких, как Полозкова, нужно ещё поискать.

В общем, мы мечтаем найти таких, как Полозкова. Конечно, не надо именно таких – пусть будут другие. Знаете, мы столкнулись с большой проблемой, когда стали приходить молодые ребята на проект, и каждая вторая девочка писала под Полозкову. Это было ужасно, у нас даже появился такой термин как “полозковщина”. Хотелось найти ребят со своим звучанием, и мы находили. Ребят уровня Полозковой пока нет. Хотя им по 20, а кому-то ещё меньше, и мы не знаем, что из них вырастет. Время покажет, кто чего стоит.

Какова задача проекта «Бабушка Пушина»?

Наша задача – создать среду молодёжной поэзии. Есть музыкальная среда, рэп-среда, а среда молодежной поэзии если и существовала, то в какой-то совершенно дикой форме. Наша задача – эту форму упорядочить, помочь молодым ребятам, которые начинают сейчас заниматься поэзией, найти свою публику, а публике помочь найти своих любимых авторов. Я знаю много историй, когда прекрасные талантливые люди бросали поэзию только из-за того, что у них не было возможности заниматься организацией своего творчества. За последние полгода количество мероприятий, проводимых в Москве, увеличилось в разы, и большинство из них совершенно ужасного качества. У неподготовленного человека такое мероприятие может отбить всякое желание ходить на поэтические вечера.

sequence-04-still003

Какие недостатки у этих мероприятий? У меня есть знакомые, которые устраивают поэтические вечера, – проект «Чтецы», например. Что нужно делать, чтобы это выглядело хорошо, развивалось и приносило результаты?

Как ни странно, нужно объединяться, вырабатывать общую концепцию, делить рынок и не размывать аудиторию. Всем нужно периодически встречаться и общаться, чтобы понимать, чем занимаются остальные. Есть определённые правила шоу-бизнеса: например, одного автора нужно заявлять через определенные промежутки времени. Нельзя его показывать каждую неделю – люди просто перестанут ходить. Ну зачем мне сегодня идти на мероприятие, если я знаю, что этот автор будет выступать и через неделю, и через две, и через три. Этому автору самому тяжело готовить каждый раз новые программы. Любое выступление должно быть срежиссировано. Прежде всего, я считаю, что недопустимы свободные микрофоны, по крайней мере на платных мероприятиях. Что касается бизнеса, то эти стартапы очень рискованны, как и любые другие, в принципе, но пока это интересная тема.

Пугает количество всё чаще появляющихся творческих объединений, где люди работают непрофессионально и плохо. “Чтецы” –  один из немногих проектов, которые заслуживают жизни. Он очень неплохой по составу выступающих. Единственное, мне не очень нравится, что они делают свободный вход – я считаю, что вход должен быть платным. Во-первых, это повышает ответственность у исполнителей, во-вторых, помогает существовать проекту. Например, у нас вход стоит от 300 до 1500 рублей в зависимости от формата. Сейчас мы делаем еженедельные мероприятия, где проводим предпоказ серии «Бабушки Пушкина», и большой концерт, в котором участвуют наши поэты и музыканты.

В чём ваша уникальность среди конкурентов?

На сегодняшний день у нас нет конкурентов в качестве продукции выбранного формата. У нас очень хорошие авторы, прекрасная съемочная группа, мы действительно стараемся отбирать лучших. И совершенно смело можем заявить о том, что в 2012 году у нас было лучшее шоу молодых поэтов из всех проходивших. По совокупному качеству: видео-материала, авторов и драматургии мы – лучшие.

Что отличает хороший стартап от плохого?

Я уже говорил, что стартап портят легкие деньги. Ко мне однажды пришли ребята с идеей молодежного проекта и принесли бизнес-план, в котором шесть из восьми миллионов хотели потратить на кафе и два миллиона – на офисы, машины и компьютеры Apple. По сути, необходимых затрат на сам проект там было миллиона на полтора.

YouTube Трейлер

Чем определяется хороший проект? Идея, команда?

Уникальностью и четкими переспективами его развития, как было у «Бабушки Пушкина». Можно было прийти на телевидение и попросить денег на съёмки, но мы сделали наоборот – сначала нашли деньги, сделали хороший продукт, и уже потом к нам пришли и предложили сотрудничество. Чаще всего люди сначала ищут деньги, а потом думают, как их потратить, – это неправильно. С одной стороны, кажется, что у нас много талантливых молодых музыкантов, журналистов, поэтов, а на деле выясняется, что немногие могут делать действительно качественный продукт.

Какие проблемы могут встать перед молодыми предпринимателями?

Молодёжь не готова к ответственности. Мне кажется, это проблема поколения. Очень много иллюзий. Молодых людей не устраивают условия, которым в 90-х мы были бы только рады. Зачастую стартаперы думают лишь о том, как кого-нибудь развести. Я считаю, что человек, работающий на стартап, вообще не должен получать зарплату, потому что задача любого подобного проекта – минимизировать расходы на старте. Соответственно команда должна работать на перспективу, тратя только на самое необходимое. А сейчас ребята сразу хотят получать 50-60 тысяч, что для меня дико. Конечно, в качестве исключения, можно идти на эти условия, если человек будет привносить что-то действительно уникальное в проект. Но самые талантливые, как ни странно, много не хотят. Мы чаще работаем с теми, кто горит идеей, а не деньгами, – и они себя оправдывают.

С какими еще трудностями может столкнуться молодая команда, работающая над проектом?

Юридическая неграмотность, незнание правовых норм предпринимательства. Перед тем, как начинать какой-то стартап, я бы рекомендовал либо изучить самостоятельно законодательную базу, хотя бы основу (в интернете есть все материалы), либо найти людей, с которыми можно проконсультироваться: какова ответственность, каковы обязательства. Я практически не видел бизнес-планов, где хорошо было бы прописано налогообложение. Я уже не говорю про авторское право. Во Fresh-I изначально была такая проблема, что ребята часто постили фотографии, взятые на открытых ресурсах. У них не было понимания, что эту фотографию без авторства мог разместить любой человек, а они в итоге могли бы получить иск от авторов снимка. Юридическая безграмотность у молодежи настолько повальная, что это пугает.

Как, на ваш взгляд, можно купировать эти проблемы?

Я вообще не понимаю, почему у нас нет основ предпринимательства в школе. Я бы ввел в обязательном порядке в 10-11 классе предмет по юридической грамотности. Люди должны знать уголовный кодекс, основы гражданского и семейного права. Необходимо понимать, что воровать чужое из интернета нехорошо и равносильно тому, как залесть в карман. Вот этого понимания у моложежи нет. Купировать это невозможно – понимание приходит постепенно. Всё больше людей склоняются к тому, что музыку можно скачать из Apple store, заплатив небольшие деньги, а не качать бесплатно с торрентов. Постепенно вырастет поколение, которое будет уважать частную собственность, в том числе интелектуальную. А пока мы живём в эпохе глобальной безответственности. Интернет создал большую проблему: его псведо-обезличенность перетекла в реальную жизнь. Там мы как будто бы ни за что не отвечаем – и в реальной жизни так же. Нам кажется, что мы нажмём reset какой-нибудь и всё начнётся заново.

Поэтому LeCo Media платит все налоги, и люди, прошедшие нашу школу, выходят отсюда со знанием того, как нужно вести дела. А что касается стартапов, то нужно пробовать. Чем меньше вложений, тем меньше потерь. Главное, не вгонять себя в дикие долги и много работать. Если ты будешь думать прежде всего не о прибыли, а о том, как реализовать хорошую идею, то всё получится.

Фотографии предоставлены Fresh-I