bottom_carousel_thumb_990_660_oblojka

Текст Георгий Макаренко | 24.04.2013

26 апреля в Москве пройдет шоу World Wrestling Entertainment – крупнейшей в мире федерации реслинга. Вторую весну подряд звезды WWE приезжают в Москву, чтобы устроить грандиозное представление на радость российским фанатам этого вида спорта, число которых достигает сотен тысяч.

В современной России очень много людей поверхностно знакомы с реслингом и представляют его себе в общих чертах. Гораздо меньшее число наших сограждан разбираются в этой «кухне»: знают специфические термины и борцовские приёмы, следят за развитием сценариев. В общественном сознании реслинг  это красочная, но насквозь постановочная драка, малоинтересная из-за предсказуемого итога. Но предсказуемого для кого? Точно не для самих зрителей.

В подавляющем большинстве случаев решение сценаристов о победе того или иного бойца не является случайным, но продиктовано объективными причинами. Допустим, кто-то из бойцов повредил ногу, или же он уходит из федерации, или же ему нужен титул для участия в международном матче. Реслинг – это захватывающий кинофильм, в котором сценарист лишь на 1-2 шага опережает зрителя.

640-480

WWE

Зарождение реслинга в современном виде происходило на рубеже 19 и 20 веков в Северной Америке. Смесь из французской и русской борьбы, греко-римского и американского стилей преподносилась как второстепенное развлечение на карнавалах и фестивалях в США.

Однако, популярность этих представлений постоянно росла, и в первой половине 20 века профессиональный реслинг (Pro-wrestling) стал самодостаточным видом спорта. Попытки создать единую федерацию реслинга привели к образованию в 1948 году National Wrestling Alliance (NWA).

Перелом наступил в 1952 году, когда Винс Макмэн-ст. основал Capitol Wrestling Corporation (CWC), которая путём слияний, поглощений и переименований превратилась в нынешнюю WWE.С начала 1980-х федерацией управляет сын основателя Винс Макмэн-мл., который немедленно начал экстенсивное и интенсивное развитие организации.

В 1985 году произошло сразу два важных события: во-первых, федерация провела первое ежегодное шоу Реслмания (Wrestlemania), ныне одно из самых популярных и массовых событий в мире, по размаху конкурирующее с открытием Олимпиады(на последнем шоу которое проводилось в апреле этого года присутствовало более 80 тысяч зрителей); во-вторых, параллельно этому Макмэн изобрел систему платной подписки на трансляции шоу PPV (pay-per-view), которые затем успешно применялись в других отраслях бизнеса. Винсу Макмэну-мл. удалось найти вход в замкнутый круг, где рост популярности приводит к росту доходов и наоборот. Сейчас его состояние немногим превышает 1 млрд. долларов.

Независимая федерация реслинга

В организационном плане российский реслинг на полвека моложе американского. Крупнейший и самый первый российский промоушн (объединение реслеров) – это Независимая федерация реслинга (НФР), основанная в 2002 году. Также с недавних пор действует Лига профессионального рестлинга (ЛПР), которую в конце 2011 года  основали несколько бывших бойцов НФР.

О зарождении реслинга в России и его возможных бизнес-перспективах Hungry Shark поговорил с основателем и президентом НФР Вадимом Корягиным, а также с официальным лицом и организатором мероприятий НФР Данилой Дмитриевым.

640-420-2

Вадим, расскажите, как вы пришли к идее создания федерации реслинга в России?

В.К. Я начал этим заниматься из любви ко всему новому в целом, к каким-то новым интересным проектам. Я никогда не был наемным служащим, работал только на себя. В Москве у меня была компания, которая занималась hardware, сборкой и инсталляцией компьютеров. Затем в течение 5 с половиной лет такой же бизнес у меня был в Сингапуре.

Живя там, я начал смотреть реслинг по телевидению, после чего быстро остыл к компьютерам.

Из Сингапура я перебрался в Канаду (туда было проще получить визу) и стал обучаться там в школе реслинга. Занимался я не очень долго, примерно полгода, но для понимания азов этого вполне достаточно. После этого я вернулся в Москву, дал объявление в интернете о наборе ребят, сделал ринг, снял помещение, провёл минимальные необходимые шаги. Это было лето 2002 года. Говоря о залах, нужно достаточно большое помещение, чтобы туда влез ринг, при этом относительно недорогое, ведь это не массовый спорт. Было опробовано много вариантов площадок, но пока формат ДК — самый оптимальный.

Какие у вас были на руках карты? К вопросу о стартовом капитале, с чем вы вышли на этот рынок?

В.К. Здесь требуются не такие большие вложения – исчисляется это не сотнями долларов, но и не многими тысячами.

Например, себестоимость ринга всегда находится в пределах 5000 долларов. Тренировочный ринг стоит дешевле.

У меня были собственные сбережения, и первое время мы не привлекали никаких дополнительных источников финансирования, никаких спонсоров, собственных средств вполне хватало.

Слово «независимая» присутствует в названии НФР именно потому, что на первых порах федерация начинала без спонсоров?

В.К. В том числе и поэтому, но главная причина в том, что это довольно нейтральное название. То есть можно назваться «российской», но в этом уже есть скорее некое ограничение, чем замах.

В мире весь реслинг делится на WWE и инди-реслинг, independent. У нас как раз Независимая федерация реслинга.

Сейчас на сайте НФР есть много ссылок на партнеров федерации, среди них как негосударственные, так и государственные организации, например Москомспорт.

В.К. Москомспорт помогает нам принимать участие в крупных городских спортивных мероприятиях на регулярной и на эпизодической основе. Это, пожалуй, единственная  полугосударственная структура среди наших партнеров. Касательно остальных, есть 2 вида сотрудничества.

Либо они нас приглашают, и мы делаем платное шоу, либо поддерживают нас небольшими вливаниями, на которые мы даём рекламу.

Какую долю в бюджете НФР составляют платные шоу? Как вы планируете бюджет?

В.К. Трудно привести такую статистику. Бывает, несколько месяцев подряд мы проводим платные мероприятия и неплохо на них зарабатываем, а потом в течение полугода мы только окупаем расходы. Из-за этой нерегулярности такую статистику трудно вывести. Но, в принципе, эти платные шоу в значительной мере помогают нам выживать. Без них было бы сложнее.

Мы планируем бюджет не на полгода, не на год. Примерно на 2 шоу, текущее и следующее, грубо говоря, на 2 месяца вперед.

Конечно, есть план продать столько-то билетов, с них часть на оплату труда бойцов, часть на аренду зала и так далее.

640-470

Как вы сотрудничаете с реслерами по поводу оплаты? У вас есть некий «общак»?

В.К. Да, именно так, если прибыль есть, она перетекает в «общак», его часть идёт реслерам. Только так, никаких фиксированных окладов для бойцов у нас нет. Вне зависимости от того, кто выиграет, но строго по участию в шоу.

Когда Вы вернулись в Москву с идеей найти ринг, снять помещение и начать давать шоу, Вы оценивали потенциал рынка?

В.К. Невозможно оценить рынок без информации о нём. У меня были лишь данные о том, что в России этого нет, на это была сделана вся ставка. Когда продукта нет, о нем мало знают.

10 лет назад 90% людей при упоминании слова «реслинг» представляли арм-реслинг, сейчас такого уже почти нет.

Даже если бы тогда была вторая организация или если бы WWE присутствовала в большем объёме на рынке, мы бы от этого только выиграли. Теперь, когда ты пишешь на плакате «реслинг», люди понимают, что это такое. Если же говорить о маркетинге, мы используем стандартные лекала, по которым работает шоу-бизнес: расклейка плакатов, интернет-реклама перед очередным представлением. Пробовали много способов, большинство из них работают плохо, лучше всего — наружная реклама.

Д.Д. Кроме того, огромное влияние на продвижение федерации оказывает телевидение. К примеру, несколько лет назад у нас была передача на канале 7ТВ. Пик популярности приходился на конец 2009 — начало 2010 года, когда наши трансляции шли несколько раз в неделю и имели высокие рейтинги. К слову, это была именно наша передача: всем продакшном занимался Вадим. Сейчас мы постоянно ищем новые каналы для трансляции ТВ-версии шоу.

Этим занимаетесь лично вы или специальный PR-отдел?

В.К. У нас специальной команды нет, каждый отвечает за свое направление, но обязанности иногда пересекаются. Один человек отвечает больше за сайт, другой за видео, третий больше за разработку плакатов. Ключевое слово — «больше»: у нас нет чёткого разграничения обязанностей, мы сами себе рекламщики.

Каковы ваши планы по продвижению в Интернете?

В.К. Нашу стратегию в интернете трудно разложить по полочкам, могу сказать, что есть планы использовать директ-рекламу от Яндекс и Google, давать больше объявлений.

Это будет, скорее, реклама, нежели поисковая оптимизация: с этим проблем уже нет, если набираешь «реслинг» или «НФР», попадаешь на нас.

Человек, который заинтересовался реслингом, обязательно о нас узнает на просторах интернета. Реклама, скорее, для тех, кто реслингом слабо интересуется, чтобы эти люди видели больше информации о новых шоу, о том, что такое в принципе существует и проводится у нас, в России. То есть сверхзадача — добиться большего охвата смежных слоёв населения.

img-3052

Д.Д. Работа с интернетом подразумевает не только рекламу в узком смысле слова, но и маркетинг в целом. Скажем, система онлайн-трансляций PPV – довольно распространенное явление в американском реслинге. Мы проводили пробные трансляции несколько лет назад, но на данный момент это труднореализуемо из-за нестабильного исходящего интернет канала в местах проведения шоу. Без серьёзных вложений, которые могут не окупиться, непросто добиться качественной передачи видеопотока.

Какой в НФР видели свою потенциальную аудиторию 10 лет назад, и что имеется сейчас?

В.К. Мы бы хотели видеть на наших шоу больше представителей среднего класса, относительно зрелых личностей. Сейчас средний возраст аудитории 15-16 лет. Много ребят и по 14 лет, и по 20 лет. Я думаю, у этого есть и субъективные, и объективные причины. С одной стороны, среди выступающих преобладает молодёжь, а на молодых не так интересно смотреть взрослым, состоявшимся мужчинам.

У нас есть опытные реслеры, выступающие на американском уровне, а есть и «зелёные», которые тренируются долгое время, потом выходят на публику и несколько теряются.

Полностью убрать этих ребят мы не можем, их надо где-то «обкатывать», выводить на публику, давать шанс получить опыт. Также у нас очень много экспромта на представлениях, живое выступление, частично неотработанное.

Грубо говоря, в сценарии прописано, кто победит, а сам матч — полная импровизация?

В.К. Нет, сценарий матча тоже есть, но он краткий, тезисный. В нем можно прописать исполнение борцом приемов, но нигде не укажешь, как этот человек будет их исполнять! Одна и та же партитура звучит по-разному у разных музыкантов. Каждый участник всё равно привносит что-то своё.

Сценарий пишется райтером или все участники собираются и его вырабатывают?

В.К. Целый сценарий пишется, как правило, одним человеком, а сами бои зачастую разрабатываются реслерами просто потому, что не хватает времени всё это продумывать и учитывать мелкие детали. Некоторым я доверяю самим создавать сценарий конкретного боя и вижу результат уже на шоу, а выработку иных сценариев контролирует специальный человек

За последний год в шоу появилось немало новых лиц, как вы планируете дальше двигаться в этом направлении?

В.К. Ощутимый приток людей есть, но тут есть несколько сдерживающих факторов, ведь реслингом заниматься непросто. То есть кто-то провёл первые выступления с энтузиазмом, с воодушевлением, но потом в силу разных обстоятельств (физически неподготовлен, нехватка времени и так далее) уходит, кто через несколько тренировок, кто через год.

Это всё очень непредсказуемо. Вроде и перспектива у парня хорошая, и дебютное выступление классное, но потом появляются причины, по которым он не может выступать.

Самые разные причины: в семье проблемы, с работы выгнали, после первого матча ногу сломал, – от форс-мажора никуда не уйдешь.

У Вас есть школа реслеров, где молодые бойцы занимаются вместе с опытными, если она платная, весомую ли роль она играет как источник финансирования?

В.К. Да, она платная. Поступления с неё идут на оплату аренды тренировочного зала и на вознаграждение тренерам.

Школа работает по принципу донабора — это примерно 10 человек каждые три месяца или каждые шесть месяцев в зависимости от потока желающих. В основном это студенты и молодые рабочие, средний возраст — 20 лет.

Для меня самого было сюрпризом узнать, что большинство новичков приходят после просмотра наших шоу. То есть и я сам, и наши борцы в курсе последних событий мирового реслинга, а ребята, приходящие в школу, очень часто знают непонаслышке только о русском. Конечно, приходится объяснять им какие-то тонкости, которые известны человеку, долго следящему за мировой индустрией. Это и приятно, но ещё больше удивительно: когда вначале узнают о нас, затем уже вникают в историю WWE.

640-420-1

Вы упоминали, что весь мировой реслинг ориентируется на WWE. Вы ждете их приезда в Москву на шоу 26 апреля?

В.К. Это уже будет второе их шоу в России за два года, мы его организационно никак не ждём, потому что мы с ними не взаимодействуем, вернее они сами ни с кем не взаимодействуют. Равняемся мы не только на них.

У WWE программа довольно ограниченная, при этом в американском независмом или японском реслинге тоже происходит много чего интересного,  того, что мы можем успешно перенять.

В первый раз я побывал на шоу WWE в 2002 году, это действительно превосходное представление с хорошим антуражем, но в плане качества матчей мы в России ненамного от них отстаём, кое-где и опережаем. Американские реслеры иногда вытворяют такое, что это по правде заслуживает «Оскара» в плане как игры, так и постановки, сценария. Но иногда создают нечто на уровне третьесортных боевиков.

Так вот, скорее, они ни с кем не сотрудничают: в Штатах они стремятся убить конкуренцию, по всему миру стараются максимально ограничить контакты. С другой стороны, с точки зрения общей раскрутки их приезда мы немного выиграем. WWE приедет и уедет, а кто-то из зрителей задумается, есть ли в нашей стране что-то подобное?

Планируете ли вы в дальнейшем освоить какие-то новые форматы шоу?

В.К. Основная идея проста — наше представление должно быть разнообразным и интересным для зрителя. Для этого матчи должны быть разными по стилю и поэтому мы перенимаем что-то из зарубежных традиций реслинга, не только американских. Например, японский стиль отличается разнообразием, динамикой, бои построены по-другому, а к концу матча всегда создается большее напряжение, саспенс.

Что вы можете сказать о конкурентах-партнерах в пределах России?

Д.Д. У нас были определенные договоренности с ЛПР, но теперь их нет. То есть отсутствуют какие-либо отношения на уровне организаций, промоушенов. Некоторые реслеры переходили от нас к ним, а затем возвращались обратно: Владимир Кулаков, Рэйв и другие.

Если не говорить о WWE, с какими иностранными федерациями сотрудничает НФР?

В.К. Одно время мы даже с WWE сотрудничали, помогали им в 2006 году попасть на российское ТВ, у нас были кое-какие контакты, как могли их продвигали, но этим всё и ограничилось.

Д.Д. В данный момент есть сотрудничество с Японским промоушеном Dramatic Dream Gate, кроме того в апреле известный реслер НФР, текущий чемпион, Иван «Локомотив» Марков выходил на ринг в другом Японском промоушене – New Wrestling Classic.

У нас регулярно выступают различные независимые реслеры, а в 2005 году к нам приезжали реслеры из Американского промоушена Superstar Pro Wrestling.

Вадим, вы сказали, что заинтересовались реслингом в Юго-Восточной Азии. Мы слышали, что у вас там сохранились профессиональные контакты.

В.К. У нас там есть своя школа. В отличие от России с реслингом как видом спорта там знакомы все. В Малайзии, рядом с Сингапуром, все программы WWE идут каждый день, не только еженедельные Raw и Smackdown, но ещё и обзоры, повторы — 7 дней в неделю. Малазийские дети с малых лет бегают с игрушечными поясами чемпионов.

В Сингапуре реслинг немного менее популярен, но всё же очень известен. Осенью 2011 я зарегистрировал там компанию, тогда же получил визу, а с начала 2012 начались тренировки в школе реслинга в Сингапуре.

Одно из арендуемых помещений нам не понравилось, был вынужденный перерыв, но уже с июля прошлого года ребята там тренируются постоянно. Сейчас приток желающих в школу стабильно растёт. Будем надеяться, что этот «стартап» станет развиваться. У меня есть партнер в Сингапуре, пока что у него горят глаза этим заниматься, в июне я снова туда вернусь, а до тех мор он там за старшего.

Русский реслинг прорывается за рубеж?

В.К. Это не русский реслинг, не филиал НФР, нашу школу в Сингапуре мы позиционируем как профессиональный спорт, «про-реслинг» в общемировом понимании. И название нашего проекта — Сингапурская федерация профессионального реслинга.

Пока мы в России – для них никто, они знают скорее лишь WWE, но если процесс пойдёт, тогда уже можно будет говорить о совместных шоу. Пока всё в зачаточном состоянии, но определённые перспективы безусловно есть.

А что вы называете стартапом в спортивной среде?

В.К. Как минимум, первый год работы — это стартап. По хорошему счёту, пока не вышел на прибыль — точно стартап. В России с НФР я тоже не сразу вышел «в плюс». Опять-таки, работали полгода в убыток, затем сделали хорошее крупное шоу и окупились полностью. Примерно три года, до 2005-06 годов, у нас вообще не было прибыли, а 2006 год – был самым убыточным из всех, так как пришлось оплачивать приезд иностранных бойцов, а шоу вышло в большой минус. Но начиная примерно с 2007 года из-за возрастания количества платных шоу под заказ и увеличения зрителей мы держимся где-то на уровне самоокупаемости.

Д.Д. Грубо говоря, русский реслинг пока что формально остается стартапом — ведь для бурного развития ему не хватает, в первую очередь, инвестиций и людей. Сейчас идёт экстенсивное развитие, вширь: мы планируем много новых шоу в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Серпухове и других городах.

Всё это время мы на первом этапе. Должно что-то произойти именно в плане инвестиций и новых борцов, после чего можно будет говорить об интенсивном развитии.

 640-420

Взгляд со стороны

Алексей Красильников, администратор и автор сайта VSplanet, российского портала о реслинге.

Чего не хватает реслингу для бурного, взрывного развития в России?

Ответ, казалось бы, достаточно прост — телевидение. Но в данном направлении сложно запустить рабочий механизм: без хорошего продукта ТВ не будет, а без ТВ сложно создать полноценный продукт.

Если прибавить к этому то, что ни один телепроект не запускается без наличия связей и закулисных интриг, картина сложится окончательно.

Далее, определённо не помешало бы стратегическое планирование. Важно определиться с целями-приоритетами на долгосрочной основе и работать в этом направлении.

Жить сегодняшним днём — это большое умение, но в реальности каждый раз видишь, что разные этапы жизни реслинг-организаций в России разрозненны и не связаны.

Третий момент — это неспособность продвигать свои шоу. НФР делает потрясающий продукт. В ЛПР собраны отличные исполнители! Но помимо того, чтобы СДЕЛАТЬ продукт, нужно уметь его ПРОДАТЬ. Ни там, ни там этого пока не могут.

Полагаю, что, как только отечественные промоутеры научатся это делать, или же пригласят кого-то, кто сумеет это сделать, ждите бума. Пусть локального, но бума. Будут и деньги, и спонсоры, и зрители, – всё будет как следует.

На какую аудиторию лучше всего ориентироваться русскому реслингу и какие шаги стоит предпринять в этом направлении?

Здесь проще сказать, на кого ориентироваться точно НЕ стоит. Есть такая категория фанатов – «смарк»-фанаты. Любой человек, который смотрит реслинг «мимо» сюжетов и персонажей, — эдакий «смарк». Безусловно, без них вряд ли НФР прожило бы 10 лет – они ходят на шоу, покупают билеты. Но мы же говорим о развитии, для которого нужны «казуальные» фанаты. Которые могут посмотреть шоу потому, что им интересно зрелище, сюжеты, персонажи не по особому поводу, а просто так.

Нужно работать в плане привлечения простых зрителей, которые могут полюбить шоу как оно есть! А у НФР есть продукт, который может нравиться, который можно любить!

Как привлечь таких фанатов? Готового рецепта нет. То, что сработало когда-то в США, необязательно сработает в России. НФР доказали, что могут достаточно регулярно собирать аудиторию в 700-800 человек — это ОГРОМНАЯ цифра для инди-реслинга. В Европе, пожалуй, такими цифрами могут похвастаться от силы 2-3 промоушна. В США — думаю, пять-шесть. Это демонстрирует, что ресурс есть – значит, надо учиться привлекать этих людей на свои шоу не раз в полгода, а чаще. Чем? Опять же готового рецепта нет. Но, если человека действительно интересует продукт, который демонстрирует рестлинг-организация, он придет на шоу и заплатит деньги.

Если говорить конкретно, то работу по привлечению фанатов можно разделить на два направления: создание продукта и его продвижение. Без интересных персонажей реслинг мертв. Что у НФР, что у ЛПР с по-настоящему интересными персонажами просто беда.

Ну и соответственно, для того, чтобы зритель пришел на реслинг, он должен о нём узнать. И захотеть прийти не один раз, а ещё и ещё.

Есть такая расхожая фраза: реслинг-сюжет должен быть понятен шестилетнему ребенку. Если такой зритель не понимает, что происходит, значит, дела плохи.

В отечественном реслинге раз за разом случается ситуация, когда после шоу люди, имеющие отношение к реслинг-промоушнам, растекаются мыслью по интернету, объясняя, что НА САМОМ ДЕЛЕ произошло. Это никуда не годится.

В завершение хочу обратить внимание на абсолютный отрыв реслинга от жизненных реалий. Реслинг во все времена получал толчок в развитии, когда ориентировался на происходящее вокруг. Я сейчас говорю о персонажах и о сюжетах: за редкими исключениями, наши окружающие реалии почти не задействованы.

А ведь каждый день происходит столько всего интересного! Выборы, полиция, псевдо-звёзды, иммигранты, хипстеры, олигархи… Бери и пользуйся! Но не хватает то ли желания, то ли умения.

Хотя понятность и приближенность к повседневности повышает интерес любого зрителя к продукту — это абсолютно точно.

Чего или кого не хватает НФР?

Сложно что-то советовать руководителю организации, которая, находясь далеко в неблагоприятных внешних условиях, неплохо продержалась на ногах более 10 лет, пережив экономический кризис, несколько внутренних кризисов и много прочего.Наверное, я ещё раз подчеркну то, о чём уже сказал.

Вадиму Корягину и НФР позарез нужны: 1) Хороший промоутер, который будет раскручивать шоу, приводить «живых» зрителей, продавать билеты, привлекать спонсоров, налаживать выход в СМИ. Не на разовой, а на постоянной основе. 2) Хороший стратегический планировщик. Который спланирует жизнь промоушна на несколько лет. Который наметит цели и определит требуемые ресурсы для их достижения. 3) Хороший сценарист. В настоящее время сценариями в НФР не занимаются профессионально, а соблазн продвинуть себя на этом поприще слишком велик. Кроме того, желательно, чтобы сценарист был нейтральной стороной, минимально задействованной на ринге.

Естественно, найти энтузиастов, которые занимались бы этими делами за идею, крайне сложно, но и заявить «я и сам умею» — это не выход. Увы, все три этих позиции либо вакантны, либо заняты людьми, которые в силу разных причин не готовы этим заниматься на 100%.

Поэтому я искренне желаю Вадиму Корягину найти таких людей, которые совместят и нужные рабочие качества, и готовность уделять реслингу достаточное внимание, а также понимание того, что реслинг в России сегодня — это занятие, которое с трудом может быть основным источником заработка.

Увидимся в Опасной Зоне!

Благодарим Всеволода Соколова за помощь в проведении интервью.