bottom_carousel_thumb_big

Текст Антон Запускалов | 07.05.2013

Родион Жабрев и Евгений Хитьков вместе – образовательный проект «Источник не указан». Недавно они организовали и провели лекцию основателя «Лепрозория» Йована Савовича в Петербурге. В планах – привезти в Россию звёзд мирового уровня из сферы дизайна, фотографии, финансов и других.

HungryShark расспросил Женю и Родиона о том, зачем заниматься бизнесом в сфере образования и на кого следует ориентироваться.

Когда проект зародился, какова была его идея? Иными словами, зачем вы это сделали?

Родион: В нашем случае было быстрое спонтанное решение. Женя по каким-то внутренним мотивам захотел привезти Дмитрия Чернышёва с лекцией в Петербург. Это была личная симпатия. Вообще, мы с Женей одноклассники, но на тот момент, когда он хотел привозить Чернышёва, наши пути сильно разошлись.

Мой второй бизнес – это видеопродакшн, и Женя попросил меня поработать на свадьбе. Там мы сдружились, и через некоторое время у нас случился разговор: «А чем мы друг другу можем быть полезны?». Я озвучил Жене свою идею – сделать образовательный проект. Меня часто звали вести семинары и мастер-классы – про ретушь, цветокоррекцию и всякие такие штуки – поэтому я довольно хорошо знаю эту кухню, и она меня достала.

Ведь  у нас каждый второй сегодня делает мастер-классы и все говорят одно и то же. Мне же хотелось привезти в Россию кого-то с мировым именем, у кого действительно можно было бы научиться.

Женя сказал: «Круто, а я как раз хочу Дмитрия привезти, давай с этого и начнём».

Ещё у меня была вторая идея – записывать обучающие ролики. Всему, чему я сам научился, я научился по роликам на зарубежных сайтах. В России же хороших обучающих видео почти нет. Сначала я хотел делать всё самостоятельно, но обсудив идею с Женей, решил, что мы будем привлекать людей, в этом заинтересованных и делать нечто вроде iTunes с образовательными видео.

Буквально на следующий день после этого разговора мы с Женей встретились и стали придумывать название. Нужно было, чтобы оно было не очень хипстерским. Нам очень нравились названия вроде «Теории и практики», мы стали искать что-то в этом же направлении и поняли, что основные имена уже заняты.

И вот, читая в «Википедии» очередную статью про латинские слова в надежде найти там какое-нибудь слово с классным переводом и кучей смыслов,  увидели сноску «источник не указан». Точнее, там было несколько иначе, мы слегка перефразировали и решили, что это круто. Я написал знакомому дизайнеру из Москвы и спросил «Ваня, это хорошее название?». Он сказал, что да, и мы окончательно решили назваться так.

Мы зарегистрировали домен, я набросал знакомому программисту эскиз главной страницы, и к следующему вечеру у нас уже был сайт. Это было в ноябре прошлого года. С тех пор сайт меняется постоянно, мы что-то добавляем, совершенствуем.

au7ojhanlhk

Если посмотреть на ИКРу и «Теории и практики», у них на сайте короткие анонсы, рассчитанные на максимально широкую аудиторию, нам же не хочется писать просто «приходите» (а потом разбирайтесь), мы хотим, чтобы к нам шли осознанно. Практика показывает, что можно на узкоспециальное событие за 5 тысяч рублей собрать людей больше, чем на встречу за тысячу рублей, но на широкую тему.  Для нас это загадка, поэтому пока мы пробуем всё и делаем выводы.

Формат мероприятий регламентируется заранее?

Родион: Когда мы привозили Йована Савовича, у нас не было чёткого представления о формате мероприятия. Дело в том, что Йован – человек очень неупорядоченный, с ним нельзя заранее договориться: «ты сколько-то времени говоришь об этом и столько-то об этом». Он так и отвечал нам в письмах: «Ребята, я попробую, но я не знаю».

В результате на мероприятии он сам попросил второе кресло, позвал человека из зала на сцену. Мы поняли, что это клёвый формат. Публика оказалась довольно едкой, они все так или иначе пытались наехать на Йована, ему это нравилось, он отшучивался, в зале смеялись и всем было хорошо.

Сейчас мы думаем сделать его выступление конкретно в этом формате в Москве. Наверное, когда мы его сделаем, мы узнаем ещё 10 способов того, как организовывать мероприятие.

Вы всё вдвоём делаете или вам кто-то ещё помогает?

Родион: Вдвоём. Я в основном отвечаю за техническую составляющую – начиная от сайта и заканчивая организацией печати буклетов. Делаю это либо сам, либо обращаюсь за помощью к своему другу Ване Богданову, о котором уже упоминал.

Также на мне вся внутренняя организация сайта – мы заинтересованы, например, в том, чтобы пришедший человек всё прочитал и смог тут же купить на сайте билет.

Мы хотим сделать функционал по принципу Amazon – чтобы после покупки посетителю советовали, что его ещё может заинтересовать, чтобы он мог быстро и всеми способами оплачивать.

К сожалению, с организацией оплаты пока сложно – оплата картами настраивается сложно, требует защиты от хакерских атак. При этом все компании, которые занимаются организацией такого сервиса, берут большую комиссию и при этом не очень адекватны.

Ещё одна моя часть работы  — удостовериться перед выступлением, что работают все колонки, микрофоны в помещении, чтобы лектор чувствовал себя нормально.

Вы каждый раз находите новое помещение?

Родион: Пока мы каждый раз находим новое помещение, потому что ни один из залов в Питере нас не устраивает. Когда мы проводили мероприятие в Доме Бенуа, нам сказали «а вам точно нужен флипчарт? Потому что сейчас у нас во втором зале мероприятие, и он им тоже нужен». В общем, вот такие они ребята. Но в целом там было неплохо.

Следующую мы провели в «Англетере», там нам совсем не понравилось. Мы подписали с ними договор аренды, а за три дня до мероприятия нам позвонили и сказали, что если мы хотим звуковую аппаратуру, свет и прочее, нужно доплатить ещё столько же.

В итоге я притащил туда своих звукарей, но получилось очень нелепо – в зале, оборудованном под кинопоказы, стояла наша переносная аппаратура. Мы туда больше не пойдём никогда и не пойдём ни в одну гостиницу, потому что интуиция подсказывает, что они все такие.

Как раз поиск помещения, переписку с лектором и организацию ему поездки обычно берёт на себя Женя.

-d0-b5-d0-b2-d0-b3-d0-b5-d0-bd-d0-b8-d0-b9-20-d1-85-d0-b8-d1-82-d1-8c-d0-ba-d0-be-d0-b2

Кого планируете привезти?

Женя: У нас большие планы, но я против того, чтобы о них детально рассказывать до того, пока договорённости окончательно не достигнуты и бумаги не подписаны.

Родион: Будут лекции по тематике «стиль одежды», мы думаем над тем, чтобы привезти зарубежного топового фотографа. Мы хотим охватить ещё и финансовую тематику, привезти кого-то уровня Бодо Шефера и Ричарда Брэнсона.

Мы сейчас ведём переговоры с несколькими людьми – и зарубежными, и российскими. Посмотрим, как они согласятся выступать – если все, то тогда соберём их в один большой семинар.

Я переписывался с менеджером Кийосаки, у них на этот год расписано вообще всё – если мы его привезём в Россию – максимум в следующем году. Многие ребята очень занятые и имеют расписанный на полтора года вперёд график, это нормально.

Женя: А есть те, которые не занятые, но к ним нужно найти подход. Йован говорил, что у него было 150 писем от чуваков, которые его куда-то звали – на конференции, семинары по дизайну, маркетингу – и ему это было нафиг не надо, а нам он ответил, потому что мы написали круто, открыто, чётко и понятно.

Либо есть не занятые, которые хотят много денег – «300 тысяч? О, а чего бы и не поехать-то?». Но понятно, что таких денег пока никому и не платят почти.

Сейчас на Невском открылось пространство «Библиотека», там 3000 кв. м и там много всего – это идеальное пространство для нас. И так получилось, что мы знакомы с девочками, которые занимаются развитием этого проекта. Мы подтвердили своё участие в их открытии. Родион прочитает свою любимую  лекцию по цветокоррекции и ретуши.

Наверняка зарубежные спикеры, которых вы собираетесь везти, требуют больших гонораров за выступление? Насколько тогда вообще ваш проект окупаемая история?

Женя: Нужны инвесторы под каждого спикера.

Спонсировать образование – это как детям Африки помогать, это любят поддерживать вообще все, главное найти общий язык.

Сейчас мы небольшая компания и, понятное дело, действуем через знакомства, но со временем хотим, чтобы нашу деятельность поддерживали крупные компании. Это может быть окупаемо, если оформляется как настоящий коммерческий проект – биллборды по городу, поддержка СМИ

Родион: Понятно, что для нас из собственного кармана брать деньги на организацию события нелепо, а для небольших компаний это может быть отличным способом прорекламировать себя. Придёт тысяча человек и увидит рекламу генерального спонсора – затраты будут минимальны, а аудитория – самая целевая, и она понимает, что генеральный спонсор о ней заботится.

У нас под проект взят кредит. Если со временем окажется, что «Источник» не может быть самоокупаемым, то не знаю, что мы будем делать. Пока что не знаю.

До этого момента ещё далеко и у нас есть время всё попробовать. Многие вещи кажутся логичными, но в реальности оказывается, что они не работают.

Раздел «Видео» тоже вдвоём делаете?

Родион: Да. Идея не в том, чтобы делать сложные навороченные видосы, а в том, чтобы каждый человек, которому есть, что рассказать, врубил вебку и по сформированным нами довольно примитивным гайдлайнам (из серии «не надо голую задницу показывать» — хотя почему бы и нет?) рассказал, что он интересного и полезного знает, зрителям.

Ты десять таких видосов можешь  записать за час. Потом они выкладываются в сеть и можно следить, как на них реагирует аудитория. Если их смотрят, то мы можем прийти с нормальной камерой и светом и снять курс. Он уже может быть платным, и ты можешь получать за это деньги.

Курс может спокойно продаваться год-полтора, до тех пор, пока не потеряет актуальность.

Есть какие-то западные ориентиры, форматы, которые хотите адаптировать в России?

Родион: Есть — это конференция TED. Там очень крутая система – лекторы сами платят за выступление.

Человек заплатил деньги, и он понимает, что не должен нести херню теперь. Это чисто западная модель, она в России сейчас просто не заработает – менталитет другой, но в идеале мы хотели бы немного изменить.

Выступления там бывают на самые неожиданные темы – например, про воду на Марсе – и всем это почему-то становится интересно.

Это как с книгами Хокинга – если популярно рассказывать о сложном, это вызывает интерес.

Родион: Да. И это круто. Мы точно хотим делать видеоуроки по всей школьной программе – опыты по физике, например.  Ещё будем развивать самые разные темы – у нас будут в рубрике «Видео» бариста, танцоры, рестораторы, банкиры – со многими людьми уже есть предварительная договорённость и мы начинаем эти видосы делать.

Сейчас в Новосибирске существует проект «Живые книги» – когда на базе библиотеки проводятся встречи с интересными людьми. Там пришедший человек может побеседовать наедине с полицейским, или с проституткой и так далее – и узнать какие-то подробности их жизни. Мне кажется, это круто делать именно в формате встреч, а не видео. Или вопросы заранее собирать у посетителей сайта.

Родион: Практика показывает, что когда ты говоришь собравшимся «задавайте любые вопросы», они часто теряются. И спрашивают какой-то полный бред, несмотря на то, что сами в теме и могут задать и нормальный содержательный вопрос. И мне, когда я на серьёзных конференциях попадаю в такие ситуации, хочется уйти.

Свои вопросы эти люди потом задают в перерыве, или пишут письма и тому подобное – но публично спросить они боятся. На встрече с Йованом за 4 часа из зала прозвучало вопросов 10, при этом они были из серии «вот вы недоговорили о том-то, дорасскажите, пожалуйста». Никаких попыток поставить в тупик не было.

Как проходит ваш рабочий день?

Женя: Помимо «Источника» у нас есть другие проекты. И Родион разруливает очень многое – сейчас, например, будет снимать клип, а я ему буду помогать. У меня ещё есть хостелы и боксёрский зал.

Родион: Последний раз, когда я заехал в этот боксёрский зал, я сказал Жене: «У тебя здесь говённого цвета стены».

Женя: Я сказал: «Да!»

Родион: Мы решили их перекрасить, в итоге на три с половиной дня выпали из рабочего графика.

Женя: Мы были на грани истерики, когда в пять утра последнего дня ехали домой. Меня остановил гаишник и спросил «Молодой человек, Вы курили?». Я ему: «Я не курю, честно». Он: «Ну, просто вы в краске, у вас странные глаза и вы ночью в шортах». Я: «Мы красили боксёрский зал».

То есть, каждый рабочий день совершенно разный и может быть совершенно внеплановый. Это постоянные встречи, поездки из одного места в другое, решение текущих вопросов. Обычно вечером мы договариваемся, над чем нам нужно подумать до утра, а утром высказываем друг другу соображения.

Мы либо умрём, либо всё будет круто.