Текст Миша Рудин | 14.05.2013

На майские праздники я собрался в Киев, но этому плану не суждено было осуществиться — на границе Белоруссии и Украины доблестные пограничники сняли меня с поезда, потому что у меня натурально разваливался на странички родной российский паспорт-ветеран, уже пять лет болтающийся в моих сумках, тонущий и падающий с велосипеда вместе со мной. Пожалуй, первый раз в своей жизни я столкнулся с настолько формальным подходом к ситуации — бумажка у вас мятая, поэтому у нас с вами ничего не получится. Проигнорировав кучу других документов и пресс-карту, погранцы сняли редактора Рудина с поезда и отправили обратно в Петербург.

К чему я это. Как-то раз после моей лекции мне на почту пришло гневное письмо от слушателя. Суть обвинения была в следующем: молодой человек пришел на мой монолог, заплатил деньги и узнал только то, что для того, чтобы попасть на сайт Time Out, нужно иметь дружеские отношения с редактором и, по возможности, даже с ним выпивать. Удивительно для меня не только то, что человек усвоил важное для рекламщика правило с одной лекции, но и то, что он упрекает меня в том, что оно существует. А его придумал не я. У цивилизованных немцов, которые, безусловно, относятся к прогрессивной европейской нации, существует поговорка: самый важный на свете витамин — это витамин В, Beziehung — говоря по-русски, связи.

illustration2

Я никому не преподаю идеальных схем. Ими людей пичкают в университетах. «В институте нам сказали — забудьте о том, чему вас учили в школе. На работе — забудьте о том, чему вас учили в институте» — читал  Райкин текст Жванецкого полвека назад, а до сих пор ни до кого не дошло. Я более чем конкретен. Мы не работаем с корпорациями, не работаем с фирмами, не работаем с представительствами, торговыми агентствами, всемирными франшизами. Мы работаем с людьми. Это плохо? Это просто ужасно. Мне стыдно? Да я буквально не могу спать по ночам, меня грызет совесть. Но это так работает. И не может работать иначе, потому что работа рекламщика, пиарщика, журналиста, редактора — контактная, написание пресс-релиза или статьи — это верхушка айсберга, под уровнем моря — безостановочный процесс общения. Если вы не умеете общаться с людьми — вам в другую дверь.

harvard

Тут, конечно, все ахают и причитают, ах, продажный мир, никто не ценит объективность и ей не пользуется. Да. Да,ребята, представьте себе — СМИ работает с людьми и для людей. Если бы человеческий фактор не имел решающего значения, кому вообще нужны были бы пиарщики? Вы можете исписаться пресс-релизами, достойными фонда классики русской литературы. Пока мы на «вы» и общаемся по рабочей почте, я буду читать ваши сообщения в порядке живой очереди, а это, поверьте, очень долго. Что самое важное в работе пиарщика? Грамотность- хорошо, умение составлять проекты и предполагать развитие концепции на век вперед — клево. Талант лоббиста, общительность, личностные качества — очень важно, это я уже обосновал. Про самое важное в аудитории из сотни человек обычно не догадывается никто: самое важное — телефонная книжка. Пиарщик ценится по списку контактов. Даже не по базе рассылки — любой дурак может собрать официальные координаты на сайтах СМИ. Список номеров тех, кто будет помогать с проектом редакторской поддержкой. Кто даст скидки на полиграфию. Кто сможет выступить спонсором. Кто нарисует баннер за пиво, кто повесит плакат в своем клубе по дружбе. Как же вы соберете эту телефонную книжку, не вступая с людьми в человеческие отношения? Как вы думаете, кого примет на работу компания-организатор мероприятий  — того, кто может позвонить мне в любое время дня и поболтать о работе или того, кто будет тупо долбиться в рабочую почту?

networking

А почему в этом ужасном мире люди дружат вообще? В первую очередь — из-за схожести интересов. Если меня интересует концерт исполнителя X, я уже потенциально готов подружиться с его организатором — и в дальнейшем продуктивно общаться. Если это интересует меня это, чаще всего, интересует мое издание — потому что я на старости лет не стал бы работать в издании, позиция которого противоречит моей личной. А издание ориентируется на свою аудиторию — которая интересуется ровно тем же, иначе бы эти люди не стали читать это СМИ. Что же мы получаем в итоге? Ивент интересен организаторам, мне, изданию, аудитории. И мы все вместе дружим — потому что я хочу быть другом своим читателям. Идеальная схема? Идеальная. Под немного другим углом, под углом всепоглощающей субъективности — но от этого не менее верная. И это, вслед за «Казино Лояль», второе доказательство того, что издание работает для читателей — какой бы эта аксиома не казалась сомнительной на первый взгляд.

Автор материала — главный редактор питерского сайта TimeOut.