main

Текст Николай Удинцев | 20.02.2012

Где сейчас следует искать настоящий «рок-н-ролл»

Недавний всплеск внимания журналистов и блогеров к культуре стартапов продемонстрировал, что мы стоим в преддверии появления нового тренда в современной культуре. Вполне возможно, что вскоре одним из составных элементов молодежного делового стиля («preppy-style») станет увлечение коммерциализацией инновационных продуктов и высокотехнологичных сервисов «с нуля», т.е. в векторе венчурных инвестиций.

1

Сравнение этого феномена с видом  субкультуры неслучайно: в рамках стартап-движения уже появились характерные черты: свои легенды и ценности, сленг, «места силы» и кумиры. Все перечисленные элементы, как и в любой подобной субкультуре, понятны только ее участникам и вызывают иронию, а зачастую и непонимание людей со стороны. Но устоявшиеся значения этих элементов стартап-культуры указывают на то, что стиль сообщества уже сформирован. А ироническое отношение к ним в журнальных публикациях свидетельствует лишь о косности изданий. Проще говоря, сейчас кофаундеры отличаются от любителей готики или хардкора только оттенками в стилях Apple и некоторыми деталями профессионального общения. Как получилось, что молодые больше не хотят «рок-н-ролла», а мечтают о собственном бизнесе и берут пример с Марка Цукерберга?

Очевидными могут показаться экономические причины. Развитию данного тренда способствует идея о заработке первого миллиона своими силами и, главное, в рамках «дела своей мечты». Также обязательно присутствие флера романтизма. В любую эпоху молодые люди создавали себе кумиров. Известные люди становятся примерами для подражания и формируют вокруг своей личности будущее сообщество — оно-то и будет развивать новые ценности. Раньше эту «должность» чаще получали музыканты и культурные деятели, но сегодня ситуация для такого «взрыва хит-парадов» неблагоприятна: производство музыки стало доступным, музыкантов стало слишком много. Дело оказалось не в фигуре талантливой или харизматичной личности, а, всего лишь, в доступности ее ремесла.

 

Александр Пегановведущий блога «Цукерберг позвонит»:

«Если говорить про культуру стартапов в Украине, то этим предложением можно было бы и закончить. То есть, ее в Украине нет. Я как главный редактор сайта, который, помимо прочего, регулярно пишет про новые стартапы, периодически читаю тематические украинские ресурсы — ain.ua и developers.org.ua — вроде бы, больше ничего нет.

То, что я вижу, как минимум странно. В Украине очень много it-профессионалов, но абсолютное большинство предпочитает работать на стабильных работах в компаниях, которые продают рабочую силу на Запад. Из заметных людей — Денис Долгополый, который, кажется, везде успевает и вообще довольно успешно для себя монетизирует грядущий хайп стартапов в Украине. В остальном все довольно пусто и грустно».

 

2

Три десятка лет назад музыкальная индустрия, казалось, является «местом прописки» небожителей, а ее участники возводились в статус языческих идолов, которым поклонялись массы. С развитием средств производства в эти процессы включалось все большее количество людей. Высокие сферы становились все более прозаичными и, как следствие, теряли свое элитарное положение. В итоге мы столкнулись с легионами музыкальных продюсеров, чьих подопечных просто невозможно отслеживать в массовом порядке простому человеку. Никому, кажется, и в голову бы не пришло позиционировать местечкового продюсера на более широком или глобальном уровне, не сыграй свою роль интернет и его возможности пафосной и, одновременно, малобюджетной подачи информации.

В итоге мы сами создали проблему «перенаселения» профессии. В остальных сферах происходят примерно те же процессы: издание книги сейчас является вполне рядовым делом, а разнообразие продуктов графических искусств не дает возможности однозначно определить – какое из направлений искусства сейчас является мейнстримом, и чем оно отличается от других, претендующих на лидерство в этой области человеческой деятельности. Остаточное влияние имеет режиссура и блокбастеры, но здесь речь идет о единичных примерах, вроде фильма «Монстры», что также вызывает тревогу в отношении судьбы этой монополии.

Сергей Лебедевголос группы Sun!let me out:

«Я бы разобрал все пунктам. Во-первых, развитие всякого рода социальных сетей, музыкальных форумов, сообществ и прочего; другими словами интернета. Начиная с мало-мальски известных музыкальных групп и доходя до вершины, где располагаются отцы-основатели — у всех заведены страницы и блоги, где исполнители общаются напрямую со слушателями, отвечают на всякого рода вопросы в режиме онлайн, делятся собственными впечатлениями. Слушатель постепенно переходит на «ты» с музыкантом. Музыкальные звезды, если так можно выразиться, перестают быть недосягаемыми. Раньше и таких возможностей не было. Сейчас у каждой группы чуть ли не ежемесячные фотосеты. Хотя относительно недавно достать постер или хотя бы увидеть, как выгладит кумир, которого услышал на «Голосе Америке», не так-то просто. Говорю я, конечно, о легендах рока.

Отсюда и второй пункт. Зачастую сами музыканты «распихивают себя» по всем щелям, чтобы хоть где-то засветиться. От такого обилия групп всех возможных направлений выходит и третий пункт.

Множество множеств музыкальных команд, записи, выступления, и видеоклипы, которые появляются ежедневно, наполняют слушателя. Уже не встретишь высказывания «Это моя самая любимая группа». Современный слушатель развивается, интересуется качественным и душевным творчеством, но уже не может так сказать. При таком обилии музыкальных гениев, всю любовь понемногу приходиться раздавать.

Имея под рукой первый пункт, музыканты, на равных правах, стремятся к второму, но порождают третий».

3

А когда в одной области становится слишком тесно, человек отправляется на поиск новых открытых пространств, где конкуренция менее острая, выше ценится труд да и просто никто не старается любыми способами занять место под солнцем. Однако любое новое пространство сразу же старательно вуалируется его первооткрывателями, желающими сохранить монополию и пробираться туда приходится окольными тропками. Это и есть главный его параметр. Закрытое общество автоматически поднимает любого его участника в глазах остального социума. И дело не в том, что у этого сообщества высокая входная плата и до абсурда презентабельный экстерьер. Оно дает его участнику очень важную вещь: признание и социальный статус; возможность встать рядом с героями нового времени, получившими сверхприбыль за свои идеи.

Евгений Цыгангеосоциальный сервис «Ogorod»:

«Мне публичность не нравится. Я бы очень хотел максимально ограничиться лишь определенным кругом общения. Но, к сожалению, часто связи появляются из публичных мероприятий — интервью, конференции, статьи. Но и на них я просто рассказываю то, что думаю. Без особых постановок».

 

 

 

От музыки и, в частности, рок-н-ролла стартап-культуру отличает только разница в параметрах стартовых площадок и путях реализации своих потребностей, а, соответственно, первоначальное окружение. Это разные социальные группы или — более грубо — социальные слои с определенной системой ценностей, которые задают впоследствии разные вектора развития. Хотя и цель у обеих групп одинакова — разница лишь в том, с какой стороны ее рассматривать. Конечно, во многом траектория полета зависит от трендов, которые формируют поп-культуру и моду. Но стартап оказывается увлечением более устоявшегося и обеспеченного класса; этот слой  стремится к респектабельной стабильности. Рок-музыка, по крайней мере, в недавнем прошлом, была трендом низов и если к чему и стремилась, то к красивой и яркой жизни, а не прочному социальному статусу.

 

Пол Стэндиректор и композитор «PolStan Studios»:

«Создание игры — процесс творческий. Однако не стоит далеко зарываться в это творчество. Порой, в порыве вдохновения, создатель отходит от намеченной траектории, что сильно сказывается на конечном качестве продукта. Здесь главное — трезво оценивать свои шансы и понять, что же нужно для конечного результата. Я сейчас говорю больше о направлении «инди».

В данном случае, стартап будет лучше выглядеть в форме проекта, который разрабатывается в свободное от основной работы время. Когда над вами никто и ничто не висит, когда вы не ограничиваете себя ничем. В итоге продукт может получиться успешным, и вы в такой же форме можете приступить ко второму. Тогда возможность получать от любимого дела удовольствие пробудет с вами еще долго».

 

4

Надо думать, что в ближайшем будущем нас может ожидать появление предпринимателей-героев поколения. Они открывают цеха мелкого производства и разрабатывают невиданной красоты геосоциальные сервисы, создают новые линии одежды и пытаются коммерциализировать инновации молодых ученых. Понять, почему так произойдет довольно несложно: развивается то, что продается, а не то, что можно отыскать лишь в специализированных местах. Достаточно сравнить аудиторию нового гаджета или модного «приложения недели» с аудиторией нового музыкального альбома. Пример игровой индустрии вносит большую ясность: продается то, что невозможно скопировать или сделать самому. А недавнее высказывание об играх «как новом рок-н-ролле», кажется, ставит в этом вопросе точку.

Но весь этот праздник продлится примерно до того момента, как рынок будет переполнен предложением. Тогда вдруг окажется, что главное — действительно талант и природное экономическое чутье. А записать хороший альбом так же сложно, как «продвинуть» на рынке инновационный продукт. Ведь новая устоявшаяся субкультура уже не может существовать по принципу «на безрыбье» и радоваться любому мало-мальски заметному событию.

Александр Доджиевгеосоциальный сервис «Altergeo»:

«Изначально у нас не было амбиций быть известными широкой публике. На определенном этапе у любого стартапера возникает необходимость в публичности и известности, это этап поиска инвестиций, выступлений на конференциях. Но нужно понимать, что это известность в довольно узких кругах. В общем, личная слава не является целью и причиной для того, чтобы начать собственную компанию. Куда больше мотивирует открыть свой бизнес нежелание работать по найму, например. Нам, конечно, нужна известность, но не личная, а в первую очередь нашего продукта. Мы же пользовательский сервис — и, нет, наши амбиции по части количества людей, каждый день запускающиъ мобильное приложение Altergeo ещё не удовлетворены».