eleonora

Текст Сергей Лунёв | 21.03.2012

Арт-бизнес – особый мир, куда, казалось бы, посторонним вход закрыт. Однако Элеонора Захаржевская, арт-дилер антикварного искусства России, согласилась ответить на наши вопросы. Элеонора специализируется на русской живописи рубежа XIX – XX вв. Именно тогда, столетие назад, как многие считают, русская культура, во всех сферах, в том числе в живописи, достигла своего пика. На фоне академической живописи зарождались экспериментальные формы и стили. Закономерно, что любые картины рубежа XIX – XX вв. пользуются устойчивым спросом. Однако, как оказывается, жизнь арт-дилера далеко не безоблачна.

Личный опыт

Я не получила образования, связанного с искусством.  Но искусством я была увлечена с детства. В четырнадцать лет, когда я гуляла по Москве после школы, — увидела красивую витрину и зашла в единственный советский аукционный дом рядом с метро Октябрьская. Я стала ходить туда регулярно и изучать предметы искусства, которые выставлялись на торги. Также я начала читать книги по искусству, интересоваться этим сложным, но очень интересным миром. Особенно мне нравилась живопись. Но образование, а также моя профессиональная деятельность, были далеки от искусства. Серьезная работа в мире искусства оставалась сказочной детской мечтой. В зрелом возрасте, когда я уже состоялась в профессиональной сфере, мне позвонил один очень уважаемый человек из мира арт-бизнеса и предложил разработать инвестиционную программу, связанную с арт-рынком. Таким был первый шаг в этот бизнес.

Как арт-дилер я специализируюсь на живописи рубежа XIX – XX вв. На большую часть работ этого периода всегда можно найти покупателя. Для этого кластера живописи характерны либо очень красивые, либо инвестиционно привлекательные произведения. Так что довольно легко договариваться с клиентом.

Иностранцы предпочитают соцреализм в русском искусстве. Для них это развлечение.

Большинство моих клиентов, разумеется, россияне. Иностранцы предпочитают соцреализм в русском искусстве. Для них это развлечение. К своим клиентам у меня такой подход: не «смотрите, как это красиво», а «вот эта вещь будет приносить вам 10% в год и отлично впишется в ваш интерьер».

История арт-рынка в России

Это заблуждение, что в советские годы были запрещены сделки по купле-продаже предметов искусства.

Торговля предметами искусства существовала всегда. В конце XIX века сформировался некоторый прообраз того, что мы бы сейчас назвали арт-бизнесом. В купеческих кругах широкую практику получило меценатство, отчасти, может быть, из-за сословных перегородок тогдашней Российской Империи. Таким образом, выражалось тщеславие более низкого сословия. Самые известные меценаты вышли из числа промышленников – например МамонтовТретьяков. Cфера торговли предметами искусства зародилась одновременно с формированием класса промышленников, которые обладали значительными финансовыми ресурсами. Искусство всегда являлось атрибутом высшего социального слоя. Чтобы себя чувствовать на равных с дворянским сословием, промышленники начали себя позиционировать в качестве просвещённых людей, которые могли что-то противопоставить благородству происхождения. С этого началось развитие русского искусства, причём не только как рынка. В конце XIX века на постоянной основе начали функционировать частные музеи. Если говорить о шальных послереволюционных годах, то многие предметы искусства были проданы для решения проблем молодой Советской России. Можно констатировать факт: антиквариат серьёзно помог в становлении страны из руин Первой Мировой и Гражданской войн. Интересно, что несмотря на новую идеологию и активность пропаганды, в сознании людей всё равно осталось представление о том, что антиквариат, наряду с ювелирным делом, – очень престижные сферы. Они ушли в подполье, но каждый значимый советский чиновник считал своим долгом иметь у себя дома небольшую картинную галерею. Во время «оттепели» подпольный рынок активизировался, – и именно тогда открылся первый разрешённый советский аукционный дом на Октябрьской. Это заблуждение, что в советские годы были запрещены сделки по купле-продаже предметов искусства. Традиции собирания антиквариата, быть может, только формировались, но любовь к прекрасному была у русских в крови.

А в девяностые годы этот рынок полностью открылся для Европы. Постепенно произошло осознание того, что картины — такой же товар, как и другие ценные вещи. Началось формирование современного рынка антиквариата, открывались магазины, появлялись первые арт-дилеры.

Как удобнее заключать сделки: аукционы или арт-дилеры

Плюсы аукционов заключаются в публичности сделок, в том, что многие издержки аукционный дом берёт на себя. И самое главное, аукционные дома берут на себя поиск клиентов. Однако в публичности есть и минусы. «Засвеченная» работа, если она не была продана на торгах, значительно снижается в цене. После этого её могут продать только за стоимость «ниже» уровня рынка. Кроме того, никто не даст вам 100% гарантии подлинности того или иного произведения. У любого аукциона есть скандальные истории, связанные с фальшивыми работами. Говорить о том, что покупка через аукцион гарантирует то, что не будет продана подделка, — нельзя.

Та же история происходит при совершении акта купли-продажи через арт-дилера. Плюсы здесь очевидны: становится возможным скрыть, кто именно покупал картины. Большинство предпочитает покупать предметы искусства через арт-дилеров, потому что сохраняется конфиденциальность сделки, быстрота и дешевизна (нет процента аукционному дому).

Особенности деятельности арт-дилера. И несколько слов о подделках

Вопрос подделок – самое больное место антикварного бизнеса. Никто от этого не застрахован. Причём не всегда дилер виноват. Уровень подделок просто запредельный.

Среди арт-дилеров есть своя негласная иерархия. Наверху располагаются те антиквары, которым удалось продать картину дороже миллиона долларов. Все к этому стремятся. Постепенно у уважаемого антиквара появляется всё больше и больше клиентов. Вместе с тем, возникает соблазн: а почему бы не толкнуть фальшивку. Всплывает в памяти сюжет с семейной парой – антикварами из Санкт-Петербурга. Были уважаемые люди, а оказалось, что торгуют подделками. Велик соблазн подделать небольшой предмет стоимостью равной, скажем, квартире. Жилплощадь-то подделать нельзя, только документы на неё. А индустрия «фальшака» в искусстве процветает с незапамятных времён. Однако появление подделки практически невозможно в области современного искусства. В случае с современным искусством человек может быть уверен, что принесет домой оригинал, а вот если он приобрёл Поленова, то могут возникнуть сомнения. Вопрос подделок – самое больное место антикварного бизнеса. Никто от этого не застрахован. Причём не всегда дилер виноват. Уровень подделок просто запредельный.

Очень много подделок работ 60-х годов. Например, очень сложно определить подлинность работ Зверева. Прежде всего, это обусловлено совпадением химического состава красок 60-х годов и современных синтетических материалов. А определить подлинность стилистики письма могут только эксперты. Мнение эксперта – это субъективное мнение в любом случае. Химическая экспертиза показывает только время написания картины. Двое бельгийских учёных разработали свой способ анализа – они предложили компьютерную программу, которая рассматривает произведение художника какого-либо периода. Художник в течение того или иного периода своего творчества писал с одинаковым наклоном, с определённым настроением, и учёные по точкам рассчитывают динамику процесса и наложением могут сказать, подлинная картина или нет. Музеи всего мира отвергли эту программу, сославшись на возможную ошибку машины. Поэтому мнение эксперта остаётся определяющим в подтверждении подлинности работ.

Роль экспертов на арт-рынке.

Экспертиза – это очень сложный процесс, вердикт которого открывает шедевр или навсегда отправляет работу в небытие.

Любое мнение эксперта, конечно, субъективно. Для них первостепенное значение имеет репутация. Есть своя специфика выдачи экспертиз. Например, бытует мнение, что экспертизы, выданные в 2001 и 2003 гг, могут быть нелегитимными ввиду некоего сумбура при становлении рынка после 90-х гг.. Вообще же, устоялось такое мнение: «эксперта нельзя подкупить, он может ошибиться».

Экспертиза – это очень сложный процесс, вердикт которого открывает шедевр или навсегда отправляет работу в небытие. Однако существуют экспертные советы в тех случаях, если картины спорные. На таких советах экспертов должно быть нечётное количество экспертов. Самая интересная история была связана с Тицианом, который проходил через Artconsulting. Коллекционер купил в Венеции картину, он думал, копию Тициана. Он обратился к экспертам с целью подтвердить, что картина относится к периоду творчества Тициана и является современной художнику подделкой. Эксперты же выносят решения, что, кроме шуток, это Тициан. По химическому составу относится к тому времени, по письму – тоже Тициан. После этого владелец картины решает играть на аукционе.  Был созван международный консилиум экспертов из всех музеев, где хранится Тициан. Один из музеев даже очень гневно отреагировал на этот прецедент: они всех «тицианов» знают, а новую картину выискать просто невозможно. В итоге целый год колебались, Тициан, не Тициан, но вынесли решение, что Тициан.

На самом деле экспертиза очень важна. У нас выше всего котируется экспертиза Грабаря. В России для серьёзных произведений она фактически является обязательной. И всё же определяющим в этой области является человеческий фактор. – и это основное.

Антиквары. Кто они?

Это удивительно, но 90 процентов деятелей арт-бизнеса к искусству не имеют никакого отношения. Прежде всего, люди из сферы арт-бизнеса имеют отношения к деньгам. Антиквариат – это коммерция. Желательно, конечно, обладать образованием, связанным с искусством. Но для того, чтобы успешно реализовать себя в арт-бизнесе необходимо обладать ещё и коммерческой жилкой. Важен, в первую очередь, опыт. Однако, чтобы заниматься искусством, его нужно любить. К искусству нельзя подходить как к простому товару.

Мир антиквариата – очень закрытый, зачастую, антикварщики общаются с двумя-тремя людьми. Едва ли кто-то может попасть в дом к антикварщику без рекомендации. Честное имя — главный параметр в этом бизнесе. В торговле искусством важна репутация продавца.

Реклама и маркетинг в этом бизнесе практически находятся в зачаточном состоянии. Тут все построено на доверии. В антикварную часть арт-бизнеса попасть без рекомендации невозможно.

Российские коллекционеры и их предпочтения

2/3 рынка – это русские имена конца XIX – начала XX века. Причём только определённые художники. Скажем, Челищева у нас не особо покупают, он лучше продаётся на Западе. Массово продаются картины раскрученных художников – АйвазовскийШишкинЛевитанКустодиев. Фактически то, что является прямой академической школой. Можно так резюмировать: хорошо продаются те художники, чьи имена нам, рождённым в СССР, известны со школьной скамьи. Основными покупателями антиквариата являются люди старше сорока лет.

Яппи, которым около сорока лет, предпочитают современное искусство. Также популярной становится фотография – во многом из-за низкой стоимости.

Ещё одно доступное молодым людям направление, которое набирает оборот, — скупка коллекции умирающих живописцев, или художников в возрасте, которые после покупки пропагандируются в СМИ, а затем – перепродаются втридорога. Такой подход, в принципе, должен стимулировать искусство. В Великобритании даже есть закон, по которому покупки недорогих предметов искусства кредитуются банком.

Как бизнес, самое интересное, — это продвигать одного конкретного художника, скупать все его работы и раскручивать, открывать его страничку в интернете, делать альбомы, выставки и продавать.

Таким образом, можно выявить следующие категории покупателей предметов искусства. В первую очередь, это коллекционеры актиквариата, кому значительно за сорок. Вторая категория – начинающие коллекционеры, которые идут по следующему пути: берут известные имена, но только графику, а не полноценную живопись. Значительная часть сорокалетних вкладывается в современное искусство. Особенность современного искусства в том, что его не нужно понимать, оно не требует никакой культурной базы для восприятия.

Безусловно, искусство – это достаточно рискованные инвестиции. Специалистов по инвестированию в искусство у нас в России фактически нет. Были попытки создавать паевые фонды. Но в России это не работает. В Европе арт-банки начал формироваться еще в 60-х гг. и сейчас они занимают свое место, а у нас нет консолидированного инструмента. У нас только спекулятивные сделки на рынке. Покупка произведения искусства – вполне рациональный способ сохранения денег. Но опять-таки, для этого нужно хорошо разбираться в искусстве и быть в доверительных отношениях с очень порядочным арт-дилером.

Путь коллекционера должен начинаться так: он должен вначале ознакомиться с информацией на сайтах, выбрать ценовую категорию. Для начинающего коллекционера предпочтительнее стартовать с недорогих предметов искусства в пределах 10 – 15 тысяч долларов за единицу. Так как велика вероятность ошибочного вложения из-за отсутствия опыта.

Кроме того, каждый ориентируется на свой вкус. Если картина не нравится, то ее не приобретают, какую бы выгоду она в себе ни несла.

IMG_0099-200x300

Юридическая сторона деятельности арт-дилера

Юридически деятельность арт-дилера у нас никак не оформлена. «Верите мне – покупайте». В девяностые годы наш арт-рынок полностью открылся для Европы. Постепенно произошло осознание того, что картины такой же товар, как и другие ценные вещи. Началось формирование современного рынка антиквариата, открывались магазины, появлялись арт-дилеры. Однако у этого рынка не было законодательной базы. Государство заинтересовалось рынком антиквариата только несколько лет назад. У нас до сих пор антиквариат является частной собственностью, но не является финансовым инструментом. В банки закладывать по закону предметы искусства у нас нельзя. Такое движение как арт-банкинг у нас в стране пока невозможно. У нас законодательство находится на зачаточном уровне. Известно, что один из аукционных домов пытается сейчас лоббировать законодательство в сфере арт-бизнеса.

Безусловно, некоторым игрокам выгодны зияющие дыры нашего законодательства. Приблизительный оборот арт-рынка в России составляет 2 миллиарда долларов – и только треть этой суммы  легитимна, всё остальное – это чёрный рынок, не облагаемый налогами. Почему государство пытается подмять под себя этот рынок? Это серьёзная отмывка денег. Произведение искусства стоит ровно столько, сколько за него дают.

Ряд покупателей не пользуется услугами аукционов, только потому, что им это просто невыгодно. Ведь аукционный дом должен декларировать итоги торгов.

Рынок остаётся, во многом, стихийным. Однако появляются некоторые системообразующие черты. Есть ресурсы вроде artprice.com и artinvestment.ru, которые отслеживают продажи по тому или иному художнику. Происходит систематизация рынка: Поленов такого-то периода, проданный на таком-то аукционе стоит столько, соответственно другая картина Поленова того же периода будет иметь стоимость в аналогичном ценовом диапазоне. Вот так и происходит саморегуляция антикварного рынка, по всем другим параметрам он нерегулируемый.

Крупный капитал и арт-рынок

У всех наших миллионеров и миллиардеров огромные коллекции. Одна из самых известных коллекций – у «Альфа Банка», которая оценивается в 160 миллионов долларов (и это номинальная стоимость).

В России у каждого бизнесмена, обладающего значительными капиталами и вкладывающего деньги в произведения искусства, есть свои консультанты и арт-дилеры. Все переговоры ведутся через советников, со стороны практически невозможно к ним подойти. Да, решение принимает сам бизнесмен, но выбирает он из предложенного советником. У каждого серьёзного человека есть ряд экспертов-советников. Каждый эксперт своего клиента скрывает.

Про частные галереи в России

Сейчас функции галерей исполняют антикварные салоны. Частные коллекции мало представлены в России. Антикварные салоны – это сборная солянка, зачастую там очень сложно определиться с произведением искусства. Однако можно уверенно констатировать: за исключением некоторых частных случаев у нас нет традиции частных галерей.

Арт-медиа в России

Есть специализированные издания и ресурсы. Очень профессиональный сайт Artinvestment, он достоверен. ArtPrice – мировой уровень. Это для узкого круга антикварщиков. Популяризация искусства, как таковая, представлена очень архаичным образом на канале «Культура», но неизвестно кто это смотрит. Адекватной подачи информации об инвестициях в искусстве у нас просто нет. Однако все равно большинство вопросов решается в формате «сарафанного радио», банальными телефонными звонками. Хотя уже существуют профессиональные издания, как «Артхроника», журнал «Третьяковская галерея», но всё большая перспектива популяризации культурного наследия возлагается сейчас на интернет-ресурсы. За этим более доступным и мобильным источником информации будущее.

Материал подготовлен при участии Яны Горпинченко.

Другие материалы по теме:

13% годовых с эстетическим удовольствием

Сергей Скатерщиков: «В арт-бизнесе есть место для молодых»