fight-club-5798

Текст Степан Гаврилов | 21.02.2014

Чак Паланик — это один из самых противоречивых писателей современности, сегодня празднует свой 52-ой день рождения.

Кто-то молится на его книги, кто-то вытирает кровь с губы, рассечённой на очередном собрании бойцовского клуба, кто-то обязан ему личной свободой от предрассудков и уз корпораций. Есть и такие, кто считает писателя продажным эпигоном. Мы не собираемся спорить ни с кем.

HungryShark подобрал еще 5 контркультурных авторов из теплой, оранжевой серии «Альтернатива» издательства «АСТ», так знакомой каждому школьнику-субкультурщику или студенту-бунтарю нулевых. Если вам понравился Паланик, найдите эти книги в букинистических лавках (из магазинов они давно исчезли), и, вероятно, вы не пожалеете.

Стюарт Хоум

otsos-s-houm-2004

«Отсос»

 

Стюарт Хоум из Лондона знает, как замешать в ядовитый коктейль человеческий грех: секс, оккультизм, насилие и наркотики. В середине 90-ых он поклялся больше не работать, и не работал, став символом контркультурной прозы последнего десятилетия прошлого века.

«Трудно найти более противоречивой фигуры, вызывающей одновременно ненависть со стороны как левых, так и правых, изолгавшихся во всяческом пафосе эстетов, представителей литературного и арт-истеблишмента», — говорит миссионер альтернативной литературы в России Алекс Керви о творчестве Хоума.

Сам Хоум скромно добавляет: «При существующем порядке, когда вещи занимают место людей, любой ярлык — компромисс. Борясь с культурой потребления, я не бунтую против общества во имя какого-то абстрактного права. Я сражаюсь за мир, свободный от иррациональности капиталистических социальных отношений».

Дуглас Коупленд

1005266539

Рабы «Майкрософт»

 

Канадец, которому мир обязан популяризацией идиомы «Generation X», принятой для обозначения людей 60-70-ых годов.

В книге «Рабы «Майкрософта»», вышедшей в 1995 году Коупленд уже учуял какой-то гнилой запашок, раздававшийся от IT-корпораций. Своеобразным пророчеством стало не только содержание романа, дающее новый, после Артура Хэйли, виток осознания человечеством феномена корпораций, но и форма произведения: оно написано в виде дневника, лексика и формат которого так напоминают современные блоги. К разоблачению корпоративного фашизма Коупленд пришел вновь через 11 лет, написав роман «JPOD». Глядя на называние, не трудно догадаться, какую IT-фирму выбрал автор мишенью на этот раз.

Джеймс Бейкер

164279

«Инжектором втиснутые сны»

 

Биография самого автора поросла легендами и кривотолками: одни утверждают, что он яро проповедовал гомосексуальные ценности (проповедовал или нет — представить сложно, но то, что последние годы он жил с мужчиной — неоспоримый факт), симпатизировал радикальным, чуть ли не профашистским политическим организациям, был отпетым наркоманом и все в таком духе.

В 1986 году появившаяся книга «Инжектором втиснутые сны» стала одной из основных в библиографии автора. Многие критики сравнивали роман с пустым детективом, но ее очарование — не в сюжете, который подчас исполнен тонким постмодернистским юмором, а в общей атмосферы не то болезни, ни то галлюцинаций на фоне странной любви радио ди-джея. Атмосферы чтиву придает огромное количество ссылок на марки бытовых предметов, которыми пользуется герой, на модели американских машин и на музыку, которая звучит на радиоволне: психоделика, панк, классический рок-н-ролл, авангард и прочая фонетическая вкуснотища.

Джефф Нун

36923_640

«Вирт»

 

Автор, перенесший контркультурные рассказы о путешествиях по дебрям своих галлюцинаций в жанр киберпанк.

Его трилогия, состоящая из культового романа «Вирт» (1994), «Пыльца» (1995) и «Нимформация» (1997) рассказывает о молодых людях, желающих взломать киберреальность. Заигрывая с неведомой силой, проникая в тайны кодов и прилагаемых обстоятельств, они открывают тайны своей биографии, поддаются страстям или, на худой конец, умирают. Бродя по неведомым лабиринтам, в которых живут киберчудища, они закидываются кибернаркотиками, видят киберглюки, заражаются киберболезнями и кибер-кибер-кибер-кибер.

Критики сравнивали автора со многими классиками зарубежной литературы, но с кем бы его не сравнили, налет чего-то лизергинового в его произведениях все-таки присутствует.

Ричард Хэлл

b5541

«Пустоид»

 

Именно ему весь панк-рок должен быть признателен за прическу-ежик, разорванную футболку и лозунг «I belong to the blank generation», который подчас актуален и сегодня. А Легс Макнил и Джиллиан Маккейн, авторы панк-летописи  «Прошу, убей меня», ставшей культовой не только среди панков, на первых же страницах благодарят Хэлла за название своей книги, ведь именно с его порваной футболки был позаимствован скандальный слоган.

Одна их книг Хэлла так называется – Voidoid (одноименно с названием первой группы, в которой играл автор), что на русский удачно перевели как «Пустоид». Книгу издали в начале 80-ых, и по жанру она с понтом дела обозначается как «новелла». Несмотря на исключительно бесхребетную, лишенную всяческих оков мысль, сам Хэлл утверждал, что писал ее лишь подгоняя потоки сознания каким-то дешевым пойлом, типа нашего «джин-тоника» или вина в пакете за 100 рублей. Книга больше напоминает труды сюрреалистов Андре Бретона и Филиппа Супо, чем самый постмодерновый роман на свете.

В другой книге «Погнали» Хэлл без прикрас описывает жизнь наркомана в 80-ые. Вот где-то здесь, с этой точки и начинается контркультура. А может быть, и заканчивается. Кто ее разберет?

Изображение обложки — оригинал