Текст Илья Семенов | 23.01.2014

Пост-панк по сей день остается одним из самых востребованных стилей гитарной музыки – мрачные басовые партии, меланхоличный вокал, скупые аранжировки – все это делает его очень искренней и психологически нагруженной музыкой, которая привлекает все новые и новые поколения исполнителей. А во времена своего появления – во второй половине 70-х, стиль стал основополагающим для Новой волны в целом и сформулировал важнейшие для того времени смыслы. До мрачной молодежи, которая далеко не всегда совершенно владела техникой игры на своих инструментах, поп-музыка не говорила о тщетности бытия, саморазрушении и прочих малоприятных, но существующих вещах.

У нас принято любить и почитать одну единственную пост-панк группу раннего периода – «Joy Division» и ее лидера Йена Кертиса, который не вошел даже в клуб 27-ми, а образовал свой собственный клуб 23-х, клуб для интровертов, потому что другие музыканты такого уровня так к нему и не присоединились.

YouTube Трейлер

Тем не менее, к концу 70-х пост-панк стал мейнстримом английской андеграудной сцены и помимо «Joy Division», которые по праву считаются одними из основоположников стиля, в Европе существовали и другие потрясающие пост-панк группы.

Но о них мы поговорим через пару недель, а на этой вспомним тех музыкантов, которые стали предвестниками появления пост-панка и играли музыку на грани этого направления и других стилей еще в то время, когда «Joy Divivsion» радостно писали панк-альбом «Warsaw».

Пост-панк возник в Англии во второй половине 70-х, причем он, по большому счету, не выделился из панк-рока, а развивался параллельно с ним. Часть групп, таких как уже упомянутые «Joy Division», «The Fall» или «Siouxsie and the Banshees», а также многие другие, довольно быстро отошли от непосредственной панк-музыки и начали усложнять ее, интегрируя признаки других стилей, делая музыку более разнообразной, более медленной и более мрачной.

YouTube Трейлер

Чуть позже к пост-панку примкнули и другие исполнители, например, хорошо известные The Cure или только появившиеся и игравшую совсем другую, чем сейчас, музыку «U2».

Интересно, что часть музыкальных альбомов того времени, которые, в частности, создавались не в Англии, а в США, были отнесены к пост-панку ретроспективно – через несколько лет после их выхода. При этом в момент своей популярности они, действительно, оказали определенное влияние на становление этого стиля, хотя и воспринимались скорее как панк или арт-рок. Сегодня вспомним две американские рок-группы, игравшие плохо классифицируемую музыку, но значительно повлиявшие на то, что происходило с Новой волной по обе стороны океана – «Television» и «Pere Ubu».

Лунный прилив

Если ряд довольно известных исполнителей считаются музыкантами одной песни, как, например, «The Eagles», то нью-йоркскую группу «Television» вполне можно назвать группой одного альбома, который, тем не менее, до сих пор входит во всевозможные рейтинги самых влиятельных и самых лучших пластинок рок-музыки.

«Television» были созданы вокалистом-гитаристом Томом Верленом и вокалистом-басистом Ричардом Хэллом, друзьями и однокурсниками. Сначала они назвали группу «The Neon Boys», но в 1973 году взяли еще одного гитариста – Ричарда Ллойда и сменили название на «Television». В тот же период группа записала первые демо-версии своих песен, которые сегодня считаются одними из первых панк-рок записей в истории музыки, а вскоре после этого уговорили директора нью-йоркского клуба «CBGB» Хилли Кристала предоставить им площадку для выступлений. Так «Television» стали первыми панк-рокерами, сыгравшими в «CBGB» и проложили дорогу в этот клуб сотням других значимых групп Новой Волны, которые сделали «CBGB» одним их самых популярных заведений Нью-Йорка.

YouTube Трейлер

Несмотря на успех на андеграундной сцене, добраться до записи альбома «Television» смогли только в середине 70-х и в феврале 1977 года выпустили свою легендарную пластинку «Marquee Moon». На тот момент Ричард Хэлл уже ушел из группы и строил успешную карьеру отдельно, а в «Television» заправляли Том Верлен и Ричард Ллойд, которым удалось добиться уникального звука, не укладывающегося в рамки традиционного панк-рока.

YouTube Трейлер

Главной особенностью их музыки было сочетание гитарных партий Ллойда и Верлена, которые, перекликаясь друг с другом, создавали уникальную музыкальную структуру. Этот ход оказался настолько необычным, что «Marquee Moon» до сих пор остается одним из самых важных гитарных альбомов в истории музыки.

В более позднее время манере «Television» подражали бесчисленные инди-коллективы, а также «Pixies», «Sonic Youth» и особенно «The Strokes».

YouTube Трейлер

Кроме того, фанатом группы является один из самых авторитетных гитаристов современности – Эдж из «U2», использующий открытые «Television» приемы, правда наслаивающиеся партии он создает в одиночку, применяя для этого самые разные педали и примочки.

В остальном музыка на «Marquee Moon» минималистична и достаточно медленна для традиционного панк-рока, а также отличается не слишком жизнерадостными загадочными текстами. Все эти факторы привели к тому, что сегодня песни «Television» относят, с одной стороны, к протопанку, а с другой – к прогрессивной Новой волне и мрачному пост-панку.

Так или иначе, записав всего один значительный альбом (остальные два вышли в 1978 и 1992 годах и не были столь революционными), «Television» оказали огромное влияние на современную им, а также более позднюю музыку. Да, и сегодня они звучат невероятно свежо, многие нынешние группы могли бы в этом смысле им серьезно позавидовать.

В авангарде панка

Говоря о пост-панке, который вроде и не пост-панк, нельзя обойти вниманием одну из самых странных команд с невыносимо непонятным названием «Pere Ubu». Все что касается этой группы – крайне необычно, так что удивляться названию не приходится. Оно взято из пьесы французского драматурга Альфреда Жарри «Убю-король». Эта команда образовалась в середине 70-х в совершенно немузыкальном Кливленде в Огайо и стала, фактически, первой альтернативной группой города.

«Pere Ubu» с самого начала играли плохо классифицируемую музыку и сильно эпатировали публику. И выбора у них не было – на фоне худощавых и соблазнительных фронтменов других молодых групп по обе стороны Атлантики, огромный вокалист «Pere Ubu» Дэвид Томас смотрелся если не смешно, то странно. Такими же были и звуки, которые он издавал: нервный вокал группы резко отличал ее от коллективов-современников.

После первых нескольких синглов «Pere Ubu» не получили большого признания, однако их подписал филиал «Mercury» – «Blank Records», на котором в 1978 году группа выпустила свой первый полноценный альбом «The Modern Dance». Эту пластинку ждала такая же судьба, как главный альбом «Television» – критики хором его расхваливали, но продавался он очень плохо – слушатели не поняли чрезмерного новаторства группы.

YouTube Трейлер

Зато новаторство «Pere Ubu» сполна оценили последователи – их первая пластинка впоследствии получила статус одной из самых влиятельных в истории авангардной музыки. Сами «Pere Ubu» синтезировали в своей музыке прямую и простую ритмику краут-рока с гаражным звуком из 60-х и мрачными синтезаторами пост-панка, а по вокалу не были похожи ни на кого – Дэвид Томас делал на сцене невероятные па, вопил, стонал и визжал как никто другой.

В отличие от «Television», «Pere Ubu» не распались и продолжают играть до сих пор. Они прекращали свое существование всего на несколько лет в 80-е, но в итоге вернулись на сцену и записали несколько почти мейнстримовых альбомов, которые впервые в истории позволили команде заявить о себе перед широкой аудиторией. Песня «Waiting For Mary» с альбома «Cloudland» поднялся на шестое место в списках «Billboard Modern Tracks» и даже попал в ротацию MTV.

YouTube Трейлер

Дальнейшая история «Pere Ubu» не представляет для нашей центральной темы уже ровным счетом никакого интереса, а вот первый альбом этой группы, не говоря уже про первый альбом «Television», строго рекомендуется к прослушиванию. Потому что без этих пластинок, как и без упомянутого в прошлом альбоме «Autobahn» немцев «Kraftwerk» Новая волна никогда не стала бы тем, чем она видится сейчас.

Изображение обложки — оригинал