Football-Crowd-Detail-1

Текст Илья Семенов | 25.03.2014

Пауло Коэльо, так популярный всего-то лет десять назад, совершенно пропал из медийного поля. У него выходят какие-то книги, он дает какие-то интервью, но все это интересно так же, как издание очередных романов, написанных мопсами Дарьи Донцовой. Тем не менее, исчезновение Коэльо из сферы интересов россиян – дело мнимое. Это только кажется, что он исчез, на самом деле – он здесь больше, чем когда-либо. Не зря же бразилец считает себя магом.

Brazilian writer Paulo Coelho gives out autographs after press conference in Kiev.

Похоже, что это и, правда, так

Если кто не помнит, то книги Коэльо появились в России в самом конце прошлого века – сначала белые, в твердых обложках, а затем такие же, в мягких – и буквально сразу стали путеводителями по духовной жизни своих читателей. Надо сказать, что в тот момент у нас появилось и много другого подобного чтива – Ричард Бах, например, со своей дурацкой “Чайкой по имени Джонатан Ливингстон”, которую до сих пор некоторые, особенно талантливые персонажи включают в списки лучших книг всех времен, народов и языков. Тем не менее, интерес к тому же Баху был все-таки эпизодическим, а Коэльо будоражил умы несколько лет подряд, и очень кстати переводы его книжек выходили на русском чуть ли не каждые полгода: ”Алхимик“, ”На берегу Рио-Пьедро села я и заплакала“, ”Вероника решает умереть“ – всех сейчас и не упомнишь.

Я тогда учился в школе и тратил последние деньги на то, чтобы вовремя покупать новые творение бразильца, читал эти потрясавшие меня тексты, не отрываясь, и слыл из-за этого интеллектуалом. Я давал книжки Коэльо своим родителям, своей учительнице по литературе, пухлой простой женщине, которая качала потом головой и говорила, что целую ночь не спала – читала – и поэтому Маяковского мы пройдем сами по учебнику.

Все было именно так. Читатели открывали с помощью Коэльо свой богатый внутренний мир и как будто перерождались, а критики носились с бразильцем и поначалу были совершенно сбиты с толку, не понимая, куда его отнести – к ширпотребу или к высокой литературе. Тем более, что в Европе к тому моменту он получил несколько очень престижных и серьезных литературных премий.  В России же его популярность была почти такой же, как в Бразилии: книги разлетались огромными тиражами, их давали почитать друг другу, покупали сразу по много штук, чтобы подарить знакомым, и зачитывали до дыр: столько в них было освобождения и радости, спокойствия и света – почти, как в глазах Бориса Гребенщикова.

«Если человек действительно чего-то захочет, то вся Вселенная будет способствовать тому, чтобы его желание сбылось», – говорил Коэльо и доказывал это своими сногсшибательными тиражами, а российский читатель после страшных 90-х хотел услышать именно это. К тому же тогда казалось, что главные желания уже начинают сбываться: мы медленно начинали погружаться в мир супермаркетов, кредитов, хороших европейских автомобилей и модной одежды.

Но и на этом фоне нам не хотелось быть такими, как все, хотелось непременно чувствовать свою “инакость”. И тогда – для нас – бразильский маг и волшебник пояснял уже в другой книге, что все мы немного – но только по-хорошему – не в себе, а значит, все в порядке: «Если тебя выписали из сумасшедшего дома, это еще не значит, что тебя вылечили. Просто ты стал, как все».

Таких фраз в книгах Коэльо – целые тонны – и уж в чем ему точно не откажешь, так это в способности формулировать в промышленных масштабах те смыслы, потребность в которых большинства населения земного шара особенно остра. И ничего, что большая часть этих смыслов и даже формулировок понатасканы из самых разных источников мировой литературы – от Ветхого Завета до Кастанеды и Борхеса, обыватель ведь не читал ни того, ни другого, ни третьего и с радостью узнаёт все это впервые, впервые чувствует, что приобщается к чему-то великому.

Таким образом, Пауло Коэльо в 16 своих романах как бы аккумулирует всю мировую литературу (ну, или, по крайней мере, ту ее часть, которая ему сама симпатична) и делает ее доступной для простого читателя, не ссылаясь, правда, на источники. И можно было бы оправдаться тем, что они общеизвестны, но для целевой аудитории Коэльо они не известны абсолютно, читатель в подавляющем большинстве был уверен, что знакомится с автором, а не с бесталанным пересказчиком этих фонтанирующих мыслей, которые были не только вырваны из контекста, но и обрамлены пошленькими, претенциозными и насуплено-серьезными замечаниями Коэльо, так и не научившегося шутить.

«Все сражения нужны в жизни для того, чтобы чему-то нас научить. Даже те, которые мы проигрываем», – пишет Коэльо в книжке ”Пятая гора” – пишет так, как будто до него не существовало ни культуры, ни литературы, в частности, вообще ничего! Он строит из себя мессию, который говорит с малыми детьми, дурацкого мессию, неспособного даже улыбнуться под грузом собственных мощнейших мыслей о важном.

Помни: всегда надо точно знать, чего хочешь.

Я хочу забыть все это. Я нуждаюсь в любви. Мне надо любить — и ничего другого.

И вот зачем я мучаю вас этими цитатами и почему говорю, что Пауло Коэльо все еще здесь: потому что эти цитаты – это, по сути, те же серьезные, напыщенные, страшно банальные афоризмы, которыми переполнены ленты новостей и “стены” современных молодых и не очень молодых людей в социальных сетях. Никто не читает Коэльо не потому, что все кругом стали такими умными и образованными, чтобы понять, что это чушь, а только потому, что до всех добрался широкополосный Интернет. А вместе с интернетом не Борхес, Фаулз и Кастанеда, а бесконечные цитатники, паблики и порталы, набитые под завязку высказываниями и текстами, раскрывающими Истину – так они любят писать на этих порталах и в этих пабликах – обязательно с большой буквы.

В Любви нет Добра и Зла, нет созидания и разрушения. Есть лишь движение. И Любовь изменяет законы Природы.

Но она не изменяет законы природы, потому что законам природы на все плевать. А то, что это и подобные высказывания собирают сотни и тысячи лайков, только лишний раз говорит о том, что мы не просто катимся в средневековье, мы уже там

— На ваш взгляд, по природе своей люди хороши или плохи? Возможен ли ответ на этот вопрос в сегодняшнее время? – спрашивают у Коэльо в одном из интервью.

— Нет, невозможен, – отвечает он. – Ни в сегодняшнее время, ни в прошлом, ни в будущем. Мы можем только говорить об этом. Бог и дьявол в каждый миг борются в головах моих героев, и даже самые точные метафоры позволяют мне проливать лишь слабые лучики света на эту огромную проблему. Добро и зло постоянно сражаются, мы сталкиваемся с этим ежедневно, часто не обращая на это внимания. Важно отдавать себе отчёт в происходящем и принимать решения, делать выбор, понимая, с чем именно мы столкнулись. Каждый из нас должен быть всегда готов к борьбе.

Именно так считали средневековые религиозные деятели в Европе: добро и зло сражаются в сердце каждого человека. Но это было давно, до эпохи Возрождения, до технического прогресса, до электричества и айфона, и именно так сегодня думают миллионы людей.

И светлый призрак Коэльо встает за ними огромной горой, и в ужасе от этого видения я бегу домой, обгоняя трамваи и троллейбусы, в которых людях постят со смартфонов тысячи банальных цитат, бегу, чтобы не слышать, не читать, чтобы хотя бы ненадолго поверить, что постмодерн не сменился средневековьем, что мы еще посмеемся вместе над политикой, идеалами, религией, толпой, и что мы сами при этом не станем скотами, что нас не убьют, не посадят на кол и не сожгут, а главное – поймут.

YouTube Трейлер

Оригинал обложки