mishin3

Текст Ольга Равинская | 15.10.2013

История Даниила Мишина – яркий пример того, как из своего увлечения и предпринимательского азарта можно сделать бизнес с оборотом в 2$ млн. и войти в пятерку лучших молодых предпринимателей мира.

Специально для Hungry Shark успешный бизнесмен рассказал о деловой тактике, планах на развитие гостиничного бизнеса в России и неугасающей вере в свои силы.

Даниил, насколько я понимаю, ваши хостелы — не первые, появившиеся в Москве, но именно вы создали первую сеть на этом рынке. Так ли это?

Да, вы абсолютно правы, мы были не первыми на рынке, но мы стали первыми, кто начал подходить к этому бизнесу системно и переводить его из плоскости самозанятости, в которой рынок находился до нас, в плоскость более-менее структурной сетевой работы. Мы стали первопроходцами, и, по мнению других участников и экспертов, остаемся единственной сетью на рынке.

Как вы можете охарактеризовать сегодняшнюю ситуацию на рынке? Становится ли этот бизнес популярным?

Рынок хостелов относится к типу рынков с очень низким барьером входа.

Из-за того, что для открытия одного объекта необходим минимальный объем инвестиций, появляется большое количество разных участников рынка, происходит текучка: открываются одни объекты – закрываются другие.

Если посмотреть на статистику по данному вопросу, то за прошлый год около 30 объектов было открыто, из которых больше 20 закрылось. То есть бизнес извне кажется привлекательным, но в силу того, что люди входят в него, не подготовившись, не просчитав финансовые модели, не оценив правильно риски, и берут помещение в очень дорогую аренду — чаще всего, эти бизнесы прогорают.

В чем было ваше преимущество? В тщательно проработанной системе?

Буквально вчера в разговоре с приятелем обсуждали, что разница между Россией и Европой заключается в том, что в Европе 80% времени готовятся к запуску и 20% времени делают бизнес, а в России 20% тратят на подготовку и 80% — куда-то бегут.

Всегда был сторонником того, что надо сначала проработать стратегию, все изучить, спросить клиента, что он хочет, спросить потребителя, правильно оценить риски и объем инвестиций, оценить экономическую модель, подвергнуть ее сомнению, вообще понять, куда ты хочешь прийти.

Необходимо, чтобы все это прошло через тебя. Мне больше нравится такой метод управления, хотя выживают разные.

Не сильно ли это мешает в развитии — делать акцент на исследованиях и аналитике, а не на количестве хостелов, например?

Это очень трудный вопрос. С одной стороны, всегда есть желание географически расширяться, с другой стороны, сделать продукт с ошибками и растиражировать – зачем оно надо? Проще сделать правильный продукт, удовлетворить клиента. Весь процесс — работа с издержками, работа с доходами, работа с качеством, мониторинг качества – все это может занимать несколько лет.

Есть огромное количество вопросов, на которое у большинства предпринимателей, начинающих тиражировать свой бизнес, до сих пор нет ответов. И потом, когда они двигаются дальше и у них уже есть 100-200 точек, проблемы дают о себе знать, только регулировать их нужно не на уровне 10 точек, а на уровне 100. Это гораздо дороже и гораздо сложнее.

Поэтому я сторонник того, что вычистить технологию, сделать ее рабочей, удовлетворительной для клиента, и потом уже это тиражировать.

Сейчас на этом рынке у вас есть конкуренты?

Давайте не будем о них, зачем?

Ну, например, гостиницы 2-3*?

Это скорее товары-заменители, нежели прямые конкуренты. При прочих равных потребитель услуг хостела будет жить именно в нём. Но если хостел недоступен или доступен в плохом качестве и за большие деньги, он остановится на 2-3* гостинице.

mishin

Идеей хостелов вы загорелись после поездки в Европу. Свой бизнес вы строите по какой-то западной модели или учитываете российские особенности? Если да, то какие?

Удивительная история заключается в том, что хостелы никогда и нигде в мире не относились к сетевым типам бизнеса. Дело не в том, что люди до этого не додумались, а в том, что классический потребитель хостелов – это вольнолюбивый человек, совершенно не переносящий ничего стандартизированного. Поэтому сетевых продуктов в общем-то и не существовало.

Мы никакую модель за основу не брали, сами методом проб и ошибок нащупали то, что, как нам кажется, удовлетворяет потребности клиентов, и, собственно, это тиражируем.

Что касается российских особенностей. У нас большая страна, здесь есть чем заниматься. Мне нравится делать бизнес здесь, я вижу большие перспективы и я понимаю, как здесь все устроено. Качественный продукт будет везде работать, и даже на самом конкурентном рынке сможет выжить. У нас же низкая конкуренция практически во всех отраслях сферы услуг и правильная, сильная, продуманная концепция точно будет иметь успех. Конечно, какие-то рынки более насыщенны, какие-то менее, но в целом бизнес можно делать практически везде.

Но хостелы не очень привычный для нашей страны тип проживания?

Даже в самых развитых странах клиенты хостелов — до 15% от туристов, скорее 5-10, в России – 3-5%. Какой процент готов жить в небольшом по площади недорогом двухместном номере? 50-60% — это массовый рынок.

Хостелы – это нишевый продукт, о них не должны знать все.

Ваши хостелы есть не только в Москве?

Часть бизнеса находится в Украине, по Крыму, есть несколько франчайзи, есть несколько наших хостелов, которые принадлежат нам, но оперируют под другими брендами в разных городах России.

Но в основном это крупные города?

Наш основной бизнес – это Москва. Здесь у нас пока 3 хостела.

Отличается ли ситуация с хостелами в Москве и Санкт-Петербурге?

Да, в Питере более насыщенный рынок — он более туристический, скажем так. В Москве хостелы это чаще B2B-услуга, тогда как в Питере это исключительно туристическое место, куда приезжают люди со всего мира.

Говоря о B2B, вы предлагаете свои услуги не только частным лицам, но и компаниям?

У нас есть ряд корпоративных партнеров, с которыми мы работаем. Отчасти, это -туристические компании, есть ряд сетевых бизнесов на масс-маркетах, где постоянно требуется линейный персонал — мы его размещаем. Речь сейчас не идет о гастарбайтерах. Например, возьмем кофейни, у которых есть потребности в работниках: им его очень не хватает и его надо где-то брать. Они его ищут в регионах, привозят в Москву и размещают у нас. По такой модели мы работаем с бизнесом из самых разных сфер.

Вы работаете с вузами?

Да, у нас есть несколько контрактов. В том числе с западными вузами, сейчас это Британия и Голландия.

IMG_1100

Как вы оцениваете ситуацию в гостиничном бизнесе в целом? Чем отличается Россия от западных стран?

Я думаю, в настоящий момент гостиничный рынок, с точки зрения предложения, находится на стадии бурного роста. Темпы ввода в эксплуатацию объектов номерного фонда по Москве и российским регионам достаточно высоки. И я думаю, что темпы роста предложения превышают темпы роста спроса.

Поэтому, вероятней всего, в перспективе нескольких лет мы увидим небольшой спад предложений по гостиницам.

Мне кажется, в России по-прежнему существует ощутимый дефицит качественных отелей 2-3* — категория уже привычных в Европе бюджетных заведений. Мне кажется, это очень перспективное направление, я бы его развивал. Единственное — направление очень сложное с экономической точки зрения – по показателям CAPEX, OPEX.

Если считать правильно финансовую модель, то бюджетные отели в России – это очень узкий бизнес, очень сложный, с экономической точки зрения – низкорентабельный и долгоокупаемый. Поэтому они не появляются.

Что касается инвестиций – как вы начинали свой бизнес? Насколько вы интересны инвесторам сейчас?

Если говорить об Украине – это были мои копейки. Если о России – это были деньги мои и моего брата. Через какое-то время – нам не хватало собственных денег для развития – мы привлекли партнеров. С 1 января 2013 года у нас изменения: теперь в бизнесе из 4 учредителей, которые были, осталось двое – я и еще один партнер. Остальные продали свои доли и вышли.

Сейчас инвесторы видят работающий бизнес, генерирующий кэш, естественно он им интересен.

Вы сталкивались с какими-то барьерами, возникающими по вине государства?

 Естественно, работая с недвижимостью, мы сталкиваемся с высоким уровнем бюрократии, очень много времени и энергии на это приходится тратить.

А барьеры на законодательном уровне?

Есть законодательные неточности, но, вообще, я хочу сказать, что гостиничная отрасль, в отличие от того же ресторанного бизнеса, более продумана государством. Не совершенна, но продумана лучше.

YouTube Трейлер

Как вы планируете развивать свой бизнес? Будете ли осваивать новые территории?

У нас есть определенная методика анализа регионов, куда нам имеет или не имеет смысл идти. Методика основана на нашем собственном опыте, мнении консультантов, разного рода экспертов и сборе статистики. Сейчас мы для себя определили 25 городов, где, как мы считаем, наш бизнес будет работать. Названий я сказать не могу – информация конфиденциальна, но это крупные российские города, находятся они в совершенно разных регионах. Там есть объекты и в особых экономических зонах.

Наш бизнес заключается в том, что мы даем людям проживание, поэтому мы не ограничиваемся концепцией хостелов.

Я думаю, в этом году мы уже покажем рынку новую концепцию, которую мы сейчас разрабатываем. Концепция уникальная, очень интересная, тиражируемая и масштабная. И качественно на другом уровне находится, чем наш бизнес сейчас. Мы будем вести разные концепции в смежных отраслях.

Ваше дальнейшее присутствие на гостиничном рынке, этот переход в несколько иные ниши, — это уже что-то новое? Не продолжение Bear Hostels?

Bear Hostels будет развиваться в том числе, но это становится одним из направлений, не единственным. И все же, несмотря на то, что это становится частью большей истории, хостелы по-прежнему приоритетны. Мы верим в эту идею, будем расширять, масштабировать, улучшать ее, наши хостелы с каждым днем будут все больше удовлетворять потребности клиента и превосходить его ожидания. Но параллельно с этим запускается ряд других направлений. Афишировать их пока не буду – надо еще самому в них разобраться.

Расскажите немного о вашей маркетинговой стратегии – на кого вы ориентируетесь? Это россияне или иностранные туристы?

К сожалению, сейчас иностранных туристов пока немного, в силу того, что в России существует визовый режим, это серьезный барьер, в Россию достаточно дорогие авиаперелеты, по сравнению с другими туристическими направлениями, и, к большому сожалению, у нас не сильно развито знание английского языка и не развит клиентский сервис в области туризма.

Сейчас у нас большая часть клиентов — это россияне, их процент постоянно увеличивается.

Соотношение приблизительно 70/30. Я думаю, тенденция такая – соотечественников будет больше. Наш маркетинг направлен во многом на россиян, у нас есть отдел продаж, который занимается продажами для корпоративных клиентов, отдел маркетинга, который занимается коммуникациями и общениями с конечным потребителем.

Что касается функционирования ваших хостелов. Насколько я знаю, собственности в центре Москвы у вас нет, все строится на основе аренды. Насколько это надежно?

Сейчас существуют инструменты, помогающие сделать арендные отношения надежными. В первую очередь, это долгосрочные договора с регистрацией в соответствующем росреестре. Они нивелируют большую часть рисков, связанных с тем, что тебя выгонят раньше. Вы знаете, объективно: когда компания хочет развиваться, она задает вопрос «каким темпом мы хотим развиваться?».

Если она хочет развиваться быстрым темпом, в сфере услуг единственный путь – это аренда.

Иначе просто капитала не хватит – и компания захлебнется. Поэтому рестораны все в аренде, химчистки в аренде, гостиницы в аренде – нормальная модель. Я бы не сказал, что механизм полностью отрегулированный, он не без инцидентов — разные отношения, разные ситуации — но эта тиражируемая модель.

mishin2

Вы говорили о том, что низкий уровень клиентского сервиса в т.ч. из-за отсутствия знаний английского языка, опыта общения с иностранцами. Ваш персонал вы как-то особенно набираете?

Нет, мы не волшебники. Мы сталкиваемся с такими же проблемами, как и любая другая сетевая компания. У нас по-прежнему существует дефицит линейного персонала – он всегда существует в силу того, что там сравнительно невысокие зарплаты. Тем не менее, у нас работает крепкая, дружная и очень целеустремленная команда сейчас. Нам, пожалуй, удалось собрать действительно таких людей, у которых горят глаза от того, что мы делаем. Им очень близка идеология и видение того, куда мы хотим прийти.

Как вы добиваетесь того, что хостел используется именно путешествующей молодежью и не превращается, грубо говоря, в ночлежку?

Очень тщательный фильтр аудитории, практически фейсконтроль. У нас есть служба безопасности, есть летучие бригады – ребята которые разъезжают ночью по всем нашим точкам, контролируют соблюдение безопасности. У нас есть пропускной режим, есть видеонаблюдение, есть штатные охранники на объектах.

Мы уделяем безопасности действительно большое внимание, потому что считаем, что это одно из самых важных условий нашего сервиса.

Почему вы выбрали именно такое название? На сайте у вас прямо «русский стиль» — балалайки, лапти, самовары. Это способ привлечь иностранных туристов?

Это было совершенно стихийно и непродуманно, просто так получилось. Не знаю, мне показалось, что это очень неплохое название, очень веселое, на базе этого названия можно развивать какую-то коммуникацию. Например, наши сотрудники называются «медвежата».. Еще моя фамилия и ассоциация «Россия-медведи». Просто, такие прикольные фишки мне нравятся.

Сейчас под новые бренды мы разрабатываем названия – у нас целая нейминговая компания, которая получает сумасшедшие деньги, чего-то рисует, пишет, придумывает по 2 месяца, а эта история стихийная: сидели с братом, пили пиво, смотрели футбол: «а как назовем?» — «ну давай медведь» — «а как на английском?» – «bear» — «ну, ок, давай, погнали».

Пара вопросов непосредственно о вашей деятельности. Вы входите в какое-то объединение предпринимателей?

Да, я являюсь членом «Опоры России». Это прекрасный инструмент для продвижения целей всего рынка. Когда ты один и тебе требуется решение некоторых задач, которые изначально должны быть решены на законодательном уровне, тебя никто слушать не будет. Когда твоя задача связана с изменением факторов, влияющих на весь рынок, а, следовательно, важных для всех участников, то такие объединения как «Опора России» помогают быть услышанным.

Плюс идеологически мне очень нравится то, что делает Александр Бречалов. Мне бы очень хотелось быть ему полезным.

В 2012 году вы вошли в пятерку лучших молодых предпринимателей мира. Расскажите об этой премии, по каким критериям вас оценивали?

Критериев ряд… Мне они не до конца известны — они оставались все время закрытыми – но, насколько мне известно, выбирали не только бизнес, но и личность. Текущий результат оценивается ровно также, как и то, насколько перспективно ты выглядишь для членов жюри.

GSEA – это международная студенческая премия, которая вручается лучшим молодым предпринимателям из, если не ошибаюсь, около 40 стран мира. Их выбирают у себя, затем они съезжаются в Нью-Йорк, где несколько дней проходят различные программы, семинары и затем по разным номинациям выбирается пятерка лучших. С точки зрения эффекта для меня и окружающей среды. Во-первых, для меня основной эффект заключался в том, что появились новые партнеры в бизнесе, мне именно за счет этой премии удалось привлечь новые бизнес-контакты, которые действительно помогли. Во–вторых, определенная медийность, уровень которой стал гораздо выше, нежели до. В-третьих, побывал в Нью-Йорке, городе своей мечты, мне безумно понравилось и я планирую туда снова вернуться.

С точки зрения того, что эта премия дает общественности. Вы знаете, GSEA создавала и создает такой усовершенствованный образ молодого предпринимателя. Поясню, что я в это вкладываю. Единственный способ сделать предпринимательство по-настоящему массовым занятием, по крайней мере, показать эту альтернативу тем, кто выбирает свой жизненный путь.

Необязательно человек должен быть предпринимателем, но как альтернативу, как опцию он это должен иметь.

Действительно хорошим инструментом для того, чтобы донести информацию о премии GSEA, является создание ярких историй молодых предпринимателей и донесение их массово через СМИ, в том числе, крупные, федеральные, и через другие средства до большого количества молодежи. Конкурс с этой задачей справляется совершенно прекрасно!

После участия в премии, поездки в Нью-Йорк – нереальное количество е-мейлов, вдохновленных писем от людей, которые начинают свой бизнес или пробуют начать. Да, у многих не получится, да, вероятней всего из 100%, которые начнут, очень незначительный процент продвинется вперед. Но почему нет? Люди попробуют, увидят альтернативу. Для многих ведь есть вариант работать на заводе или служить в армии, а надо показать еще третий вариант. Вот это и есть основная функция GSEA .

Являясь как раз таким ярким примером успешной бизнес-истории, что вы можете посоветовать тем, кто начинает свой бизнес?

Я не люблю давать советы, не считаю, что это правильно. Я могу поделиться своим опытом. Хочу сказать две очень противоречивые вещи, но которые друг друга дополняют. Первое – очень осознанно подходить к тому, что ты делаешь. Действительно много думать, много писать, задавать все некомфортные вопросы, попытаться увидеть свой бизнес не только тактически, но и стратегически. Бывает очень полезно. А второе — несмотря на всю аналитику, статистику, мнение всех консультантов и экспертов, если вы верите в свой бизнес, если вы готовы в этот бизнес вложить всю душу, всю энергию, все силы направить туда, ваш бизнес случится. Не с первой попытки. Может, даже не с десятой, но он случится.

Я и сейчас пользуюсь услугами консультантов, аналитиков – я верю, что полезная штука.

Они умеют быть скептиками, но они никогда не будут предпринимателями.

У них нет той сумасшедшей веры. Это очень тонкий баланс – я получаю много полезной информации, они позволяют мне увидеть те вещи, которые я не вижу за своим предпринимательским «вперед! побежали!», но при этом я остаюсь при своем мнении. Если я решил идти в этот бизнес — я уже принял решение. Так что, если вы действительно чего-то хотите, если готовы отказаться от многих вещей ради этого — все получится! Осознанность и безрассудность!

Фотографии Валерии Фатеевой 

Выражаем благодарность «Опоре России» за организацию интервью