2.8

Текст Александр Скуба | 19.03.2014

Хороший вопрос: «А ты вообще нормальный?». Трактовка этого вопроса может быть такой: «Зачем ты так?». А может быть такой: «Почему ты не веришь в навязанные нами правила игры?».

Метка “безумие” часто выступает орудием подавления потенциала иного. Апелляция к аду, который другие – верный конструкт системы, на котором зиждется инструментарий механизма уничтожения. Японцы никогда не признают безумия Хироо Оноды, который с 1945 по 2005 годы партизанил в джунглях во имя императорской армии. Идеальный Солдат, как антагонист Некоему Другому, всегда будет положительным героем пропаганды

06160002

Младший лейтенант Хироо Онода

ХХ век всё же несколько гуманизировал общество. Кен Кизи в книге “Над кукушкиным гнездом” показал весь ужас подавления маленького человека, вошедшего в ряд Неких Других. Антипсихиатрия как направление общественной мысли была призвана привести психиатрию к Гиппократовским стандартам. Безусловно, сумасшедшие существуют, и оказать помощь этим людям необходимо, но уничтожение личности не есть помощь.

В принципе, единообразного восприятия реальности быть не может – всё зависит от личного опыта субъекта. Безусловно, есть некие грани безумия, которые могут нанести вред другим. Однако вред набору симулякров, навязанных системой, не всегда тождественен вреду обществу. Интерпретация реальности просто имеет место быть – сама по себе она не несет в себе ничего, кроме информативных единиц.

Развитие индустриального общества в ХХ и постиндустриальных отношений в XXI веках существенно ослабляет монополию системы на интерпретацию реальности. Государства всё так же заинтересованы в своих гражданах, их потребности усложняются, и считаться с ними приходится. Сегодня каждый может отзеркалить происходящее под выгодным ему углом. Энтропия, а вслед за ней и эклектика растут.

Растут, пробиваясь сквозь толщи устоявшихся мнений, табу, репостов и лайков.

Не случайно расцвет и официальное признание авангардной живописи приходится на ХХ век. С одной стороны, классические художественные школы частично потеряли свою уникальность в связи с развитием фотографии. С другой стороны, ХХ век наиболее выпукло показал, что человечество можно легко обесчеловечить, а моральные устои социума человека легко сводятся на нет при помощи хлёстких фраз и эффектных пасов рук.

Блеск Золотого Века погас, на позолоте идей гуманизма стали проступать кровавые стигматы нового времени. Именно поэтому у определенных индивидов стал возникать запрос на отход от объективной реальности. Субъективный идеализм стал основой культуры последних ста лет: конструирование своего мира и деконструкция  действительности отчасти стали антидотом от бездны безумия нормального общества, обнаженной перед человечеством. Ну, а кто, как не сумасшедшие, могут лучше других сконструировать свою реальность? Согласитесь, лучший дом – это не дом, построенный для кого-то. Лучший дом – это дом, построенный для себя.

В культуре ХХ века, в отличие от культуры нынешнего столетия, безумие стало занимать довольно важное место. Если раньше безумец был только лишь объектом искусства, то сегодня он стал его полноправным субъектом. Параллельно с другими культурными  течениями живописи возник арт-брют – искусство сумасшедших. Психически больные люди стали записывать пластинки, писать книги и снимать фильмы.

Например, участник группы Pink Floyd Сид Барретт записал два альбома, оказавших мощнейшее влияние на развитие психоделического рока, находясь в состоянии тяжелой душевной болезни.

YouTube Трейлер

Определяющим фактором психоделической и сексуальной революций середины прошлого века стало расширение границ сознания. 60-е  стали полигоном для создания общества без запретов, границ и рамок. Психоделический рок на вудстоксом фестивале, фильмы Энди Уорхола, лозунги «новых левых» на улицах майского Парижа – всё это перевернуло культуру с ног на голову. Ценность получило высказывание  как таковое.

2.8

Дух 60-х

Базисом для всего этого являлось наследие экзистенциалистов и битников. Экзистенциалисты под лупой изучали проблемы человека, нередко низводя его до муравья. Безусловно, и Сартр, и Камю были великими гуманистами, но гуманизм экзистенциализма зачастую носил чересчур сострадательный характер. Битники же проповедовали различные формы эскапизма. Бэрроуз радикально уничтожал пласты реальности в своих текстах, смешивая их в поток кипящей лавы, Гинзбург истошно взывал к монотонно бредущим своим чередом горожанам, а Керуак просто ехал по просторам Америки.

Наиболее явно соединить культуры битников и экзистенциалистов удалось, как мне кажется, Джерому Сэлинджеру. Популярность Сэлинджера заключается в том, что он высказался простым языком о проблемах простых людей. По сути, главными героями Сэлинджера были эти самые проблемы.

Холден Хопфилд снискал любовь миллионов читателей именно за счет своей неоднозначности. Вроде он и мизантроп, но вместе с тем, наоборот, довольно милый и добрый парень. С одной стороны, он шалопай, а с другой, наоборот, очень правильный.  А еще он действительно сумасшедший. Не понимает, чего хочет, что говорит и куда идёт.

2.8

Джером Д. Сэлинджер (1919-2010)

Не случайно в “Коллекционере” Фаулза Миранда и Клегг спорят о Холдене Хопфилде. Сексуальный маньяк, логичный до мозга костей, не может понять обычного школьника. Так и общество, выверяя нормы и принципы, довольно часто агрессивно реагирует на различные отклонения от этих норм, не замечая собственных девиаций.

Более жесткий подход к культуре безумия проповедовали музыканты, причисляемые к движению World Serpent Music. По сути, WSD – это объединение музыкальных лейблов и коллективов, так или иначе находящихся в радикальной оппозиции к здравому смыслу. Наиболее ярким представителем этой формации является Дженезис Пи-Орридж, авангардист-андрогин, лидер групп Psychic TV и Throbbing Gristle, изобретатель индустриальной музыки, повлиявший на развитие мирового  андерграунда.

YouTube Трейлер

Главным принципом Орриджа является нигилистический анархизм по отношению к здравому смыслу. Сэмплируя поп-музыку и психоделический рок, индастриал и рэп, идеи хиппи и Алистера Кроули,  он смог создать аутентичный мир, функционирующий по своим собственным законам. По сути, Орридж гностически логично и холодно уничтожает социальные табу и культы, незаметно переводя перверсию в норму.

Мир Psychic TV простирается за грань психоделики, индустриальности и даже постиндустриальности – он вообще вне сознательного и бессознательного. Сталкивая различные форматы мышления, Орридж приводит слушателя к катарсису за счет стирания граней и стереотипов, отменяя всё, что делалось до него.

Оксюморон безумия используется представителями World Serpent Music, как метод борьбы с тотальной нелогичностью всего сущего. Например, Дуглас Пирс из «Death in June» использует ультраправую эстетику, будучи убежденным антифашистом. «Current 93» прибегают к традиционализму, будучи последователями нигилистических идей кроулианства.

YouTube Трейлер

С другой стороны, далеко не всегда высказывание действительно психически больного человека не имеет социального подтекста. Так, например, настенные рисунки городского сумасшедшего Олега Митасова, разрисовавшего стены Харькова в 90-е годы, смело можно ставить в один ряд с граффити Бэнкси.

Если Бэнкси осознанно использует городские стены в качестве полотен для высказываний на социальные темы, то надписи Митасова – это действительно вопли душевно больного. «Ленин.Сделал.Всем.Укол.В.Мозг», «Век.Вак» и прочие с виду бессмысленные словосочетания на деле есть ни что иное, как квинтэссенция умонастроений общества 90-х, хаотично разбросанная по стенам харьковских домов…

2.8

 …пианино…

2.8

…холодильнику….

2.8

Если Бэнкси протестует против мироустройства, взывая к общественному мнению, то Митасов обрушивался на предметы, покрывая их своими хаотичными высказываниями. Логики в его поведении, конечно, не было, однако получился эдакий бунт вещей против людей, воспетый в своё время экзистенциалистами, только наоборот. Своё негодование по поводу крушения привычного порядка вещей Митасов обрушил на мир вещей, абсолютно игнорируя мир людей, да и свой личный мир.

Что же получается? Неужели любой акт ценен сам по себе и искусство может быть как плодом многолетней интеллектуальной работы, так и бредом сумасшедшего? Очевидно, нет. Срезонировать может как то, так и другое. Один из взглядов на наш безумный мир – это взгляд безумца, и игнорировать его нельзя.

Безусловно, это не повод сходить с ума, тем более, что порой складывается ощущение, что в последнее время норма стала проявлением постыдной девиантности. Однако, как верно сказал однажды Сергей Курёхин, порой полезно растить в себе шизофрению. Не в качестве болезни, конечно, а в качестве более открытого подхода к чему-то новому, к принятию различных парадигм.

В сущности, все мы в какой-то степени безумны, поэтому корректировать свои слабости необходимо, зная о них и понимая, что нечто подобное кроется и в остальных. Нельзя забывать, что князя Мышкина вообще считали идиотом, поэтому не исключено, что с вами-то как раз всё в порядке.

Берегите себя и своих близких.

Источник фотографий