Football-Crowd-Detail-1

Текст Степан Гаврилов | 19.03.2014

Деятельность питерского «Синего Всадника» пока не получила столь широкой известности. Ну, да, в канун Рождества арт-группа бегала с бензопилой возле Казанского собора, предлагая прохожим бесплатное оскопление в честь философа Оригена, ну, да, забрали затейников в полицию, провели они в КПЗ 18 часов, и что с того? Уголовное дело по 148-ой УК РФ (она же «Оскорбление чувств верующих») не завели, так, попугали, впаяли штраф за хулиганство, да отпустили.

Несмотря на камерный характер перфомансов “Синего всадника”, их акции все-таки пышут злободневной иронией и отказом мириться с двойственностью морали и закона. Hungry Shark поговорил с идеологами движения Олегом Басовым и Ириной Думицкой о современном искусстве, вкусах общества и вечной конфронтации художника и зрителя. А о чем еще прикажете разговаривать с акционистами?

YouTube Трейлер

Трудно жить идейному борцу?

Ирина: «Не без эксцессов».

Когда была создана группа? Кто кроме вас двоих в ней участвует?

Олег: «Арт-группа возникла в сентябре 2013 года  в Санкт-Петербурге. Первоначально она называлась “Яростные святоши”. Первые наши акции были несколько индифферентны с идеологической точки зрения: нечто среднее между псевдо-интеллектуальными излияниями и мелкобуржуазной шалостью группы лиц. Ради эксперимента в них поучаствовало несколько человек – около шести “статистов” в главных ролях. С приходом в группу Ирины мы взяли курс на политическое искусство. Еще у нас имеется неизменный оператор Максим, всецело идейное существо».

Ирина: «Но нам по-прежнему нужны мыслящие и свободные люди, “новые варвары”, ярые активисты».

YouTube Трейлер

Деятельность акционистов, ваших собратьев, она как-то сама по себе подразумевает пиар. Это такой краеугольный камень для общества, потому что один из главных упреков в адрес современных художников – это обвинение в саморекламе, а значит, и в последующей монетизации этого общественного внимания. Как вы к такому относитесь? Вы бы приняли коммерческое предложение?

Ирина: «Мы бы приняли. Мы не против того, чтобы искусство было коммерческим, в том числе и искусство акционизма. Однако на сегодняшней день мы не думаем о монетизации нашей деятельности».

Олег: «Мы просто экспериментируем на ниве уличного перформанса, также устраиваем наш уклад, избегая различных крайностей: будь то маргинальность, либо глухое мещанство».

Ирина: «Все верно. Я не могу сказать, что “Синий Всадник” сориентирован на что-то конкретное в жанровом плане. У нас все смешано».

Олег: «Мы отталкиваемся от двух личностей. Это Диоген и Марсель Дюшан. Диоген показал, что человек может быть абсолютно раскрепощен и сущностно органичен в этом раскрепощении. Дюшан же ниспроверг пафос традиционного творчества, он открыл дорогу для эры концептуализма.

Эти две  парадигмы и формируют широчайшее измерение для деятельности “Синего Всадника”».

YouTube Трейлер

Где, в таком случае, та тонкая грань, по одну сторону которой люди живут, как хотят, и из этого ничего хорошего не получается, и творят, как хотят, и та же история? Не слишком ли большую свободу вы пропагандируете, вот я к чему?

Олег: «Все это зависит от качества личности, от суммы индивидуальных ценностей и выработанных воззрений. Каждый сам выбирает, каким образом ему заполнять вакуум своего поросячьего прозябания».

Ирина: «А мне кажется, наша мораль ограничивается некоторыми статьями уголовного кодекса…»

И все-таки странно. Художники, зачавшие вашу модель творчества, оформляли свои идеологии с помощью манифестов. Почему же вы не прикрываетесь манифестом?

Олег: «Любой манифест – суть  программа. Своеобразный капкан для мысли. Футуристы неустанно были вынуждены дополнять свои манифесты или же выдвигать новые. Мы не будем программировать наше творчество, потому что оно изначально непредсказуемо и спонтанно».

Ирина: «Более того, каждый зритель создает для себя свой манифест. Мы делегировали эту обязанность ему».

Создается впечатление, что ваши акции несколько камерные. Это не поджигание покрышек, это не известный рисунок на Литейном мосту, и уж тем более, не танцы в храме…

Ирина: «Синий Всадник» — эстетствующий, отсюда и его камерность. И все же мы не ручаемся за то, что завтра не зайдем во вместилище отправления культа предков и не вскроем себе там пупки перочинной вилкой».

Points_of_view_by_rhoberto

Олег Басов и Ирина Думицкая

Олег: «К тому же мы отталкиваемся от того, что искусство, само по себе, беспомощно, когда речь заходит о выработке нового мира. Так же политическое искусство: пусть оно масштабно и освещаемо, пускай созидает общественный резонанс, обостряет многочисленные конфликты, однако, в целом, даже оно не способствует социальному просветлению в данных массах.

В конечном счете, ничего не сдвигается с мертвой точки.  Инструментами искусства невозможно сбросить диктатора, или сломить режим. Наблюдая за этим, мы и творим свои камерные перформансы».

Наше творчество есть реакция на бесплодие политического искусства как такового.

Этим самым вы отрезаете искусство от утилитарного предназначения?

Олег: «Оно само по себе не практично».

Ирина: «Если искусство становится орудием, оно уже – пропаганда».

Олег: «Пропагандистское искусство имеет место быть, но оно пока не для “Синего Всадника”. Подождем революции в Петрограде».

Тогда напрашивается глупый вопрос – зачем?

Олег: «Целей нет. Мы, скорее, исходим из нашей страсти и нашей праздности. Точнее, наша праздность и есть наша страсть».

Что-то же заставляет сделать именно вот так, а не иначе?

Ирина: «Момент. Инсайт. С теми же митингующими голубями  – это было случайно. Протестные человеческие движения активно подавляются российской империей. А голубиные пока под запрет не попали. Вот мы и решили жахнуть: “Поклеп не пройдет”, “Путин, улетай!”, “Мы за птичьи права”, “Свободу пернатым 6-го мая”.

И все-таки вы где-то лукавите. Ваши акции кажутся актуальными, конъюнктурными, сопутствующими последним новостям в ленте.

Олег:  «Мы с иронией относимся к происходящему и обыгрываем наболевшие ситуации в своей квази-юродствующей манере».

YouTube Трейлер

Но ведь у них нет задач. Почему же они такие острые?

Ирина: «Вообще нам никогда не задавали вопрос “зачем?”. Нет никакой причинности».

Олег: «Это один из способов существования в реалиях современной России. Когда человек полон, он должен себя выражать. И современное искусство дает ему возможность для этого. Даже если этот человек – макака».

Для чего необходимо создавать с обществом некую конфронтацию? Не проще ли, имея хорошее знание мирового искусства и достаточное воображение, создать более съедобную форму выражения? Для чего создается и поддерживается элитарный микроклимат современного искусства? Ведь ваши идеи, судя по всему, весьма гуманны.  Почему вы не транслировать это на конечный продукт вашего творчества?

Олег: «Общество почти во все времена исповедует реакционные убеждения, наши вкусы рознятся. Мировая история знает ряд примеров, когда массовое искусство становилось элитарным и наоборот. Музыка группы Beatles, сейчас ее следует наречь элитарным искусством, мало кто их слушает. Или те же русские футуристы. В истории бывают такие перемены».

А мы делаем то, что у нас на душе – по-жесткому рвем гармонь.

YouTube Трейлер

Какую свободу действия вы оставляете тому человеку, который увидел ваши акции? Что он может сделать, кроме того, что пройти мимо?

Ирина: «Он может лишиться разума, либо презрительно ухмыльнуться. Мы все стерпим».

Олег: «Я пишу диссертацию о постмодерне. Я показывал своему научному руководителю Г. Литвинцевой запись акции “Поцелуй Иуды”. И она заметила, что люди никак не реагируют на перформанс, даже не поворачивают своих голов. Они становятся частью этого акта насилия над девушкой, которая несет крест. И всеобщее равнодушие на этом фоне делается частью действа».

YouTube Трейлер

Вас это расстраивает?

Олег: «Мы понимаем, каким образом возможно спровоцировать широкую общественную реакцию, какие использовать рычаги, и мы этим займемся, когда «Синий Всадник» будет готов к подобной поступательной трансформации».

Ага! То есть вы предупреждаете современного зрителя, что скоро будет совсем жара?

Ирина: «Не исключено!»

И теперь главный вопрос, интересующий широкие массы. Госдеп-то платит?

ХОРОМ: «Скорей бы уж!»

Оригинал обложки