F_ymkEqsmZU

Текст Антон Запускалов | 24.09.2014

Иван Волков – в прошлом солист популярной в Петербурге и кое-где за его пределами рок-группы «Точь-в-точь», а ныне сольный исполнитель. Накануне первого персонального концерта артиста Hungry Shark решил обсудить с ним вопросы русского языка, творческого взросления, особенности защиты авторского права в России и черты петербургского характера.

iqvSatbpmMA

Почему российские музыканты, которые играют на гитаре, очень любят при этом петь по-английски?

В русскоязычной среде достаточно мало тех, к чьему творчеству можно обратиться, когда ты начинаешь в юном возрасте «заболевать» музицированием. Более целостная картина дается англоязычными исполнителями. Все, что касается творчества – прежде всего, музыка — это сказка и параллельная реальность, в которую человек хочет попасть.  Он видит продукт, к которому хочет приобщиться, и, соответственно, начинает этому продукту подражать.

Осознание того, что ему действительно нужно, приходит к человеку позднее. Многие из тех, кто начинают заниматься музыкой, в конечном счете останавливаются на этапе попыток влезть в шкуру людей с красивых обложек.

При этом, западные рок-музыканты – они же о своём, родном говорят, о том, что им близко. Исходя из этого, наши должны петь что-нибудь про любовь кассирши в «Пятёрочке», а этого не происходит. По крайней мере, в рок-музыке – нет, в рэпе ещё может быть.

Да! Любую вещь можно романтизировать. Вот, например, образ виски в англоязычной лирике – в нем есть дерзость, вызов, стиль. Почему нельзя так же спеть про самогон? А не в образе мужика в тельнике, рвущего баян. Вот я планирую в скором времени записать песню, которая называется «Щи». В ней серьезная мелодия и гармония, она не стёбная. Она о том, что щи ассоциируются с присутствием женщины в доме. Ничего унизительного в бытовых темах я не вижу. Глупо говорить, что мы деревня, а они там на Западе цивилизация.

Английский язык менее щепетильный, что ли. В нём фиксированный порядок слов, их сложнее менять местами. Иногда, конечно, авторы позволяют себе шалости в стиле Льюиса Кэрролла, но это делается нарочито, в то время как для русской лирики это норма.

Есть, например, Arctic Monkeys, которые заморачиваются по поводу вербальной части, играют словами, но это исключение, подтверждающее правило. Средствами русского языка можно больше красок передать, поэтому здесь возникает проблема – на русском гораздо проще обосраться, достаточно вставить в текст какое-то одно неподходящее слово и впечатление будет испорчено.

У отечественных музыкантов либо голова тонет, либо хвост – либо хорошая текстовая составляющая, либо музыкальная. Хороший пример того, когда удачно сочетается и первое и второе – группа «Океан Эльзы». Мало того, что это не английский язык, а славянский, похожий на русский, они еще пытаются апеллировать к этническим моментам, там слышны в музыке украинские мелодии. Это хороший пример того, что люди целостны, они не разыгрывают роль какой-то рок-звезды.

Почему ты решил распустить группу и заниматься сольным проектом? Аудитория как-то изменится после этого?

Осознание того, чем ты хочешь заниматься, приходит поступательно. «Точь-в-точь» играли тот рок, который нам тогда нравился. Со временем захотелось несколько другого, я стал смотреть на жизнь проще, если угодно, поэтому почувствовал необходимость в сольном проекте.

YouTube Трейлер

Не люблю мыслить категориями возраста. Да, вряд ли 13-летние девочки будут моими слушательницами. Но я из тех, кто хочет взрослеть. Не хочу молодиться и играть в бойз-бэнд, это неинтересно. Думаю, с годами возрастной разброс аудитории артиста должен становиться шире. При этом надо понимать, что нельзя в 20 лет представлять реальную ценность для 50-летних, скажем. Мне искренне жаль тех музыкантов, которые, попадая, например, в телевизионные шоу, становятся рабами своего репертуара. Парень, например, хочет энергии от зрителя, выплеска адреналина, а на концерт его приходят пенсионерки. Приятно, когда наоборот – тебе 50, а среди зрителей юные девушки.

Ты родом из Владивостока, широкой публике известен один коллектив оттуда. Но, наверняка, в Приморье происходила и происходит ещё какая-то интересная музыкальная жизнь?

Я не в курсе всех подробностей, но расскажу о том, что знаю. Уже второй год во Владивостоке проходит фестиваль V-ROX, и если организаторы будут продолжать в том же духе, то года через три-четыре он станет значимым для всей России. Сам формат интересен – они привозят и азиатских музыкантов, и американцев, и англичан, и других европейцев.

Владивосток – портовый город, и недостатка в зарубежной музыке там никогда не было. Моряки пёрли тоннами пластинки, видеокассеты. Помню, как первые записи рок-концертов я смотрел с японскими субтитрами. До сих пор у меня осталась привычка к японскому мастерингу пластинок, он более жёсткий, кристальный.

Плюс ко всему японские издания всегда шли дополненные, расширенные…

Да, там у них и плакат мог быть вложен и тому подобное. В общем, все это добро попадало во Владивосток, и на этой почве возникали амбициозные ребята. В середине-конце 90-х как раз набрала популярность небезызвестная нам группа, и вслед за ней появилась волна владивостокского рока. Местные фестивали («Влади-рок-сток», «Территория Пацифик») умудрялись собирать стадионы по всему Дальнему Востоку, это без участия известной нам группы притом.

Сейчас, конечно, весь шоу-бизнес гораздо больше завязан на Москву. Однако, Владивосток остается городом с большим количеством хороших музыкантов-профессионалов. Чего не скажешь, кстати, про Питер. В Петербурге всё очень творчески, а трудолюбия и самодисциплины не хватает, вместо этого человек просто говорит «я так вижу» и не желает никак  развиваться.

Амбициозным музыкантам стоит подаваться в Москву, или региональные коллективы могут стать известными на федеральном уровне, сидя дома?

Это все зависит от коммуникативных качеств людей и, во многом, от стечения обстоятельств. По моему мнению, в Петербурге с музыкальной индустрией довольно глухо. В этой сфере нет нормально распределенного потока денег. Средства распределяются по верхушкам, на особенно крупные мероприятия, а непосредственно в музыкальной индустрии их нет. Студии записи, артисты, клубы – все перебиваются непонятно чем, есть некоторый застой.

Играет роль и местный фактор – неторопливость жителей, этакое состояние кошки под валерьянкой.

И склонность слушателей к халяве.

Но это же понятно почему – денег у людей тоже нет.

При этом, потратить 200-300 рублей на выпивку — легко, а заплатить их за билет на концерт – нет.

Да, при этом, бесплатные мероприятия тоже не всегда собирают публику, потому что люди думают: «Бесплатно? Наверное, **йня какая-то». На Елагином острове недавно был благотворительный концерт, на котором выступали SunSay и Brainstorm. Бесплатно абсолютно. Я очень удивился тому количеству людей, которые пришли на это посмотреть – неплотно была забита половина небольшого поля. Два хороших коллектива, на которые грех не сходить летом в хорошую погоду в парке бесплатно. И такой результат. Не знаю почему так.

Разницу в публике я отметил, когда мы с группой ездили в Москву – там всегда собирался полный клуб, при этом люди сразу активно включались в действие, а не сидели в углу с выражением лица «удиви меня».

Хорошо отдыхают те, кто хорошо работает: поскольку в Петербурге нет высокого темпа жизни, людям не хочется картинку перед глазами менять. Каждый петербуржец – это латентный дзен-буддист.

В этом году в связи с острой политической ситуацией многие музыканты отказались ехать в Россию. Считаешь ли ты, что артистам стоит выражать свои политические предпочтения? Или творчество надо отделять от политики?

Я бы не стал связывать музыку и политику. Большинство музыкантов не пропагандирует в своём творчестве какой-то общественный уклад или идеологию.  Есть меньшинство, которое на эти темы рефлексирует, и тогда их отказ от гастролей куда-то можно понять.

Получается дискриминация – я что, какой-то меченый для этого исполнителя только из-за того, что живу на определенной территории? Никто же не заставляет его идти петь в Кремль.

Почему бы тогда не отказаться от всего русского? Не читать русскую классику, не пить водку и не слушать русских композиторов.

Нельзя своё отношение к политике руководства страны переносить на обычных людей.

Как ты относишься к тем, кто ревностно защищает авторское право и не позволяет свободно тиражировать результаты своего творчества?

Дело в том, что в России отчисления авторам никогда не приходили и не будут приходить в нормальном объеме. Это не та модель, которая сможет работать в нашей стране. Даже популярные российские артисты, находясь в национальном топе iTunes несколько недель, получают от этого доход в несколько десятков тысяч рублей. Это показательно. Поэтому не стоит и заморачиваться.

В России плохо контролируется соблюдение авторского права. Когда англоязычные артисты борются за копирайт, я их понимаю, потому что в их странах эта система работает, и реально можно получать роялти. У нас от того, что ты уберешь песню из общего доступа, денег не прибавится вообще. У меня с альбома группы «Точь-в-точь» все песни зарегистрированы в РАО, во время живых эфиров на телевидении и радио мне всегда приносили бланк, который нужно заполнить для отчетности об использовании фонограммы. Плюс, я знаю из статистики, на некоторых радиостанциях время от времени звучат наши песни. Ни копейки денег за три года на счёт не упало. Если бы хотя бы рубль пришёл, было бы понятно, что система плохо, но работает. Но она не работает вообще. Вот мы сейчас сидим в кафе, и тут внезапно заиграет моя песня. Мы что, свернем интервью, поедем срочно в РАО, чтобы оно сюда отряд ОМОНа выслало? Нет же.

Поэтому я за свободное распространение материала, но чтобы при этом была возможность отследить рейтинг – число прослушиваний, скачиваний. Это может быть необходимым качественным показателем для экономических отношений. У русских музыкантов заработок всегда был один  — с концертов. От выпуска альбомов никто еще не озолотился.

Сейчас становятся популярными коллективы и исполнители лоу-фай музыки, которая записана как будто бы за пару часов на коленке. Что, теперь надо именно так и работа над качеством, высокие технологии записи уже никому не нужны?

Всё контекстуально. Некоторые мысли хочется оформить определённым образом. Для меня важна не столько эта «непричёсанность», сколько приближенность к живому звучанию. При этом я допускаю формат минимального использования живых инструментов или вообще отказа от них.

Для того, чтобы нарушать правила, их нужно знать. Для того, чтобы делать нарочито грязный звук, нужно обладать мастерством, иметь понимание того, что эстетически правильно.

Ближайший концерт Ивана Волкова состоится 25 сентября в баре «Чайки» на набережной Мойки, 19