Александр Макаров

Текст Туяра М | 20.02.2014

История кинопродюсера Александра Макарова из Петербурга началась в киношном вузе СПбГУКиТ – как раз в то время мы с ним и познакомились. Однако, отучившись там два года, он решил направить все силы на собственные проекты. В итоге в мае 2012 Александр открыл киношколу, а параллельно с этим начал проводить мастер-классы.

Курс киношколы “Как снять фильм за 2 месяца” состоит из 8 занятий, которые проходят по воскресеньям и длятся по 4 часа. Ключевой подход к обучению: меньше пустых разговоров о кино, больше практических знаний, а кредо Фильмкино: таланту обучить невозможно, но вот дать четкое руководство к действию с пошаговой инструкцией – вполне. Почти за два года в киношколе прошло более 200 учеников.

9 февраля 2014 Александр организовал Фестиваль независимого кино, на котором были представлены фильмы, снятые на частные деньги создателей. «Я всегда хотел провести фестиваль, где было бы представлено кино с улиц. Когда ты снимаешь сам, ты учишься грамотно расходовать средства, просто потому что деньги – твои. Есть смысл десять раз подумать,» – говорит кинопродюсер.

Он рассказал о том, как создать свою киношколу и кинофестиваль с нуля,  попутно поведав о том, откуда в России столько арт-хаусных лент,  о традиционном киношном образовании и о том, почему так важно пинать режиссеров под зад.

занятие в Фильмкино

Пожалуй, начнем с киношколы. Когда у тебя зародилась идея об ее открытии, и что в итоге стало тем самым толчком к созданию?

Все началось со съемок фильма “Маскарад” режиссера Артемия Исаева, который я продюсировал (конец 2011 – начало 2012). После этого стартанула киношкола.

Мысль об открытии киношколы возникла еще давно. Однако не было конкретного опыта. Нужен был готовый фильм для того, чтобы, во-первых, показать его людям, а во-вторых, сказать, что снят он на собственные деньги за короткие сроки и впоследствии будет отобран на фестивали – реально. В итоге «Маскарад» стал кейсом, после которого появился основной курс киношколы.

 Сколько было преподавателей на первом этапе?

 В начале все занятия вел я. Тогда было четыре дисциплины: написание сценария, подготовка к съемкам, съемка и монтаж. Позднее я уже начал привлекать преподавателей, которые лучше разбираются в предметах, например, в написании сценария или истории кино (которая была включена в курс как дисциплина чуть позже).

 Как обстояло дело с рекламой для привлечения учеников?

 На тот момент я не знал, как рекламироваться в соцсетях. Брат предложил зарегистрироваться на купонном сайте. Купонный сайт – это своего рода генератор клиентов, где можно разом набрать группу. Так что первый набор киношколы состоялся, благодаря купонщикам. Далее уже были подключены соцсети, и прошел «сарафан». Цена первого курса была 950 рублей.

 Как ты нашел площадку для организации курсов?

 Это было помещение одного из образовательных учреждений в центре Петербурга. Если сейчас занятия проходят в кинотеатре, то тогда это был обычный класс. Вначале мне предоставили ее бесплатно – деньги за аренду я отдавал уже по факту заработка.

Но на самом деле связи иметь не обязательно. Уже после я сам начинал находить помещения по объявлениям. Ты приходишь, разговариваешь с людьми, объясняешь свою ситуацию и обороты: в итоге выходит, что заявленную цену за аренду частенько могут и снизить. Я к тому, что здесь нет особой методики – все общедоступно.

занятие в Фильмкино 2

“Акула” любит цифры, так что я просто не могу не затронуть финансовую сторону. Можешь назвать, во сколько тебе обошлось открытие киношколы?

 Я тоже очень люблю цифры, так что проблем с этим нет. На открытие киношколы ушло 0 рублей. Владельцы купонных сайтов обычно берут от 50-60 процентов (в зависимости от договоренности), но уже от реально проданного товара. Так что на начальном этапе я ничего не вкладывал.

На самом деле, открыть свою киношколу – это то же самое, как и открыть любой другой микро-бизнес. Здесь главное – создать предложение, от которого будет просто нельзя отказаться – по сути, по такому принципу можно открыть и детский сад.

У меня был курс “Как снять фильм за два месяца”, 4 больших занятия, копеечная цена за курс и интересная программа. Я старался давать меньше теории, практически свел на нет все эти киноманские разговоры и пытался вывести все на практические знания. Человеку предлагался минимальный набор средств, который необходим для старта.

 Да, я очень хорошо помню все эти киноманские разговоры во время обучения в киновузе. Подход Фильмкино сильно отличается от подобных заведений. Что ты подразумеваешь под практическими знаниями?

 Под практическими знаниями я подразумеваю такие вещи, как, например, выставить настройку фотоаппарата при съемке, какие ошибки могут возникнуть при выборе локации, как правильно провести кастинг, где найти оборудование (вплоть до такого, какое лучше взять в аренду, а какое — приобрести у друзей).

Программа обучения пришла естественным образом – я просто систематизировал свой опыт съемок. В итоге весь опыт я разложил на курс занятий: сформировалась пошаговая инструкция.

 C какими ошибками чаще всего сталкиваются новички?

 К примеру, во время работы над “Маскарадом” мы не стали затягивать со сценарием. По сути, он писался параллельно съемкам. Во-первых, это был документальный фильм. Во-вторых, люди чаще всего долго «залипают» как раз-таки над сценарием, и в итоге им просто перестает нравиться то, о чем они написали: как следствие – кино не выходит.

Таким образом, они кочуют от одной идеи к другой годами. Так что мы говорим ученикам, что целесообразнее писать костяк сценария и уже параллельно этому начинать подготовку к съемкам. Это подталкивает к работе.

Кстати, Тарантино говорил, что для того, чтобы не откладывать работу, нужно взять пленку, засунуть в холодильник и каждый день смотреть на нее – тогда вы что-то снимете.

занятие в фильмкино 9

 Многие ли ученики с первых курсов в итоге сняли свое кино?

 Одним из наших первых выпускников был Андрей Неверовский, который впоследствии участвовал во внеконкурсной программе Фестиваля независимого кино с фильмом «Забытая любовь». На тот момент в нашей школе были достаточно лайтовые занятия – без обязательных домашних заданий.

Но он пришел, послушал, ни разу не задал вопроса, – и где-то через полгодика запостил фильм на стену паблика Фильмкино. Человек знал, куда идет, что ему нужно, и сделал все, как надо – это достойно уважения.

 Ты выделил именно Неверовского, а основная масса?

 А так, на первых курсах, люди чаще всего приходили просто послушать. Помню, как одна женщина пришла на первое занятие и больше не появилась. Я ей позвонил, чтобы узнать, почему она ушла, она сказала: «Вы знаете, вы пока что не Никита Михалков, чтобы так критично высказываться о российском кинематографе». Я ей ответил: «Я вас понял, по всей видимости, вы приняли правильное решение».

 Когда в киношколе появились другие преподаватели?

 Летом, во втором наборе я уже привлек других преподавателей. А уже с сентября был сформирован курс из 8 занятий – прообраз того, что есть сейчас. Примерно так шло до мая 2013, а средний чек составлял 2000 рублей. Тогда двухмесячный курс мне приносил 20 000 рублей – копейки, как понимаешь. Более того, раз на раз не приходилось – бывало, что уходили в ноль. Не ахти какие результаты. Однако в мае случился очень хороший набор, после которого я принял решение перезапустить школу, но уже с другой программой.

 Как ты привлекал преподавателей?

 Преподавателей я подтягивал по знакомству и по связям. К примеру, с Артемием Исаевым мы вместе учились на одном курсе. Евгений Еременко – наш преподаватель. Именно он и создавал магию кино во время обучения – я ценил и ценю его лекции, поэтому и попросил преподавать в Фильмкино. С Дмитрием Покровским, который сейчас ведет звукорежиссуру, мы вместе работали – делали ролик для мобильного приложения.

Другое дело, что были и те педагоги, которые относились к работе безответственно. К примеру, человеку нужна была временная подработка, и он пускался во все тяжкие, а в итоге уже после переставал приходить на занятия. Так что сейчас остались наиболее проверенные люди. И мне так комфортнее – меньше голова болит.

 Как ты выкручивался из ситуации?

 Очень просто – проводил занятие сам (в начале один все дисциплины проводил). Так что я выходил к доске и начинал танцевать.

 Какие изменения в итоги были внесены в программу обучения?

 Летом я приостановил работу киношколы, а осенью стартанула обновленная программа на выбывание: ты отдал деньги – делаешь, не делаешь – выбываешь.

Мне надоело тратить энергию на тех людей, которым это не нужно. Они приходили из-за низкой стоимости курсов и относились к этому довольно потребительски: могли взять и не прийти на занятия, к примеру, или вроде бы слушали, но ничего не делали.

Если ты хочешь снимать кино, то ты будешь это делать. Тогда тебе не нужна сильная мотивация, кроме пинка под зад. По этому принципу и построена наша нынешняя программа. И этого можно добиться разными целями.

К примеру, ученик вносит деньги за курс. Сейчас 5000 рублей – это средний чек. Если ты не сделаешь первое домашнее задание, а потом и второе, то тебя просто не допустят на занятия, и твои деньги пропадут. Это весьма стимулирует людей: почти половина людей с последнего курса в итоге сняла фильм.

Любой, кто четко пройдет по схеме обучения, сможет снять фильм. Другое дело, какой это будет фильм. Мы не обучаем таланту. Мы учим технологии.

 Какие дисциплины существуют на данный момент?

 Сейчас у нас полный цикл. Обучение начинается с краткого экскурса в независимое кино, где ученикам показывают, что Скорсезе и Нолан тоже начинали с малобюджетного кино. После им рассказывают о написании сценария, где Артемий Исаев рассказывает про то, как выжать максимум из котенка. Дальше вступаю я с продюсированием.

На следующем занятии им рассказывают про съемочный процесс: с каким оборудованием работать и где арендовать. Далее – монтаж, а после  — звукорежиссура, где они узнают про сведение, звучание и т.д. После дистрибьюция, то есть как продвинуть фильм (от трейлера до премьеры и фестивалей), а уже после, на выпускном, релиз готовой киноленты.

 Как ты относишься к традиционному киношному образованию?

 Достаточно лояльно. Если посмотреть интервью Кэмерона, Нолана, Тарантино, Гиллиама, Вачовски и др., то можно заметить, что они сходятся в едином мнении: киношкола ничему не обучит, главное – идти и снимать. И с этим трудно поспорить.

Но, на мой взгляд, если человек действительно хочет получить теоретическое и практическое образование в сфере кинематографа, самый оптимальный вариант – это двухгодичное образование в западной киношколе.

Там и преподаватели серьезные, и процесс  технологичный. На мой взгляд, это the best. А так, человеку достаточно и краткосрочных курсов. Наподобие тех, которые делаем мы.

Если подробнее говорить о пятилетнем образовании, то достаточно взглянуть на статистику: очень мало людей выходит в кино. Как правило, либо люди оседают в каких-то смежных отраслях, либо вообще в тех, которые не имеют к кино никакого отношения.

На мой взгляд, если человек действительно хочет связать жизнь с кино, то ему вовсе не обязательно проходить обучение в киновузе.

Другое дело, что никто не отменял российскую специфику: многие идут в университет или на курсы за связями. Допустим, на Высшие Курсы Сценаристов и Режиссеров (ВКСР) (но, кстати, они двухгодичные – это лучше), в мастерскую к действующему режиссеру, например, Хотиненко. По мне, так это достаточно рациональный выбор.

занятие в фильмкино 6

 Некоторые выбирают иной путь. К примеру, идут устраиваться хлопушкой на съемки: такие маленькие шажки в большое кино. В итоге они чаще всего остаются на этой должности, ну, или, может, переходят на скринсупервайзера.

 Такой путь меня никогда не интересовал. Если ты хочешь быть вспомогательным персоналом, то нужно идти на студии и устраиваться вспомогательным персоналом. С другой стороны, Хичкок в начале своего пути раскрашивал титры. Такие случаи есть, но, по моим ощущениям, они единичны. Так что если человек хочет писать сценарии, то он должен писать сценарии; если человек хочет режиссировать, то ему нужно идти и режиссировать.

 В опыте и знаниях, к которым ты пришел, все-таки чувствуется  бэкграунд СПбГУКиТ?

 Самая полезная вещь за все время обучения в универе – это история кино с Евгением Еременко. И общеобразовательные предметы, такие, как культурология. Больше меня ничему не научили. Поэтому я и ушел оттуда спустя два курса.

Все постигалось методом проб и ошибок – наверное, это и есть наиболее распространенный вариант.

Я считаю, что в том, что я делаю, нет ничего суперэксклюзивного. Разве что, может быть, преподавательская методика. А в целом, все идет по схеме: сценарий, подготовка, съемки, монтаж.

 Хорошо, давай перейдем к Фестивалю независимого кино. Я  помню, что он должен был проходить в Сочи. Почему в итоге был выбран Питер?

 Да, изначально я хотел провести его в Сочи – пальмы, такие русские Канны, знаешь. Там проходит Кинотавр, но, на мой взгляд, на нем очень скучная программа и слишком уж арт-хаусная. Поэтому место для фестиваля независимых фильмов — свободно. Так что, буду работать над тем, чтобы Фестиваль независимого кино рано или поздно прошел в Сочи. Но то, что касается текущей ситуации, я понял, что сейчас для проведения кинофестиваля больше ресурсов в Питере.

Я давным-давно хотел провести кинофестиваль. Я не могу сказать, что он стал бомбой, но увидел, что он нужен зрителям. Поэтому буду однозначно продолжать.

Степан Груша и Александр Макаров на Фестивале независимого кино

 Сколько заявок на него было отправлено?

 Около 20 заявок. Тем не менее, я увидел среди них работы, которые действительно можно отнести к независимому кино, снятые на деньги молодых режиссеров без госфинансирования. Какие-то работы отличились визуальными средствами, какие-то – операторской работой.

Из них мы отобрали 3 фильма в конкурсную и 3 фильма во внеконкурсную программы. В итоге победил Степан Груша с лентой «По уши в песке», которая понравилась большинству жюри.

Думаю, что в следующем году мы увидим большее количество фильмов на новом кинофестивале.

YouTube Трейлер

 И снова к цифрам, если ты не против: сколько денег было вложено в фестиваль?

 Бюджет фестиваля составил 10 тысяч рублей. В основном это аренда кинотеатра и реклама. Были еще небольшие расходы на печать материалов, афиши, призы и обработку заявок.

 Неужели такой бюджет достаточен для фестиваля?

 Чтобы организовать кинофестиваль с известными режиссерами, пальмами и бриллиантами на красной дорожке, нужно немного больше. Но для нашего фестиваля пока другой бюджет был бы нелогичен. Начинать нужно с малого, и мы неплохо справились. В следующий раз можно будет позволить себе немного больше.

 То есть реально организовать кинофестиваль с нуля?

 В принципе фестивали с бухты-барахты не проводятся. К нему должны быть предпосылки, а если они есть, то есть и знакомства.

Первое – нужно определить тему фестиваля, в которой, безусловно, должен быть прошарен организатор: не нужно делать фестиваль, на тему которого ты не рубишь. Далее нужно сделать его официальный сайт, где нужно начинать сбор заявок, а также прописать декларацию фестиваля или его регламент. Плюс к этому важно создать раздел FAQ, где можно будет оперативно отвечать на возникающие вопросы, и форму для принятия заявок. Хуже это делать через группу в ВК, но и этот вариант имеет место быть.

Нужно понимать, что фестиваль интересен не только создателям фильмов, но и зрителям – эти две вещи надо сгенерировать и совместить, отсеяв, в конечном счете, маленькие бриллиантики.

Далее ты находишь андерграундный клуб, в которых договариваешься об условиях сотрудничества. К примеру, владельцам – доходы от бара, а тебе – от входа. После следует найти профильную группу в соцсетях, в которых ты сможешь выпустить анонс о надвигающемся ивенте. Это наилучший вариант по соотношению «стоимость/охват целевой аудитории».

И не менее важно прописать в анонсе то, что зацепит зрителя. Важно, чтобы он смог идентифицировать себя с фестивалем.

То есть полностью прописать концепцию: даже если это будет рэп-фест, то важно указать, какой именно рэп будет представлен.

 Во внеконкурсной программе были представлены работы учеников киношколы Фильмкино. Значит ли это, что картины выпускников не смогут попасть в конкурсную программу, например, в следующем году?

 Это будет зависеть от того, кто будет состоять в жюри. В этот раз  в нем присутствовали преподаватели киношколы, так что во избежание конфликта интересов фильмы Фильмкино не были включены в конкурсную программу. Так что если в жюри будут присутствовать люди, не имеющие отношения к киношколе, тогда, безусловно, ленты выпускников попадут в программу. Ну, опять же – если они будут того заслуживать.

 А ты за какой фильм бы проголосовал, будучи членом жюри?

 Лично мне больше всего понравилась картина из Владивостока “Третья смена” (режиссер Ольга Беркут). Я увидел в ней голос улиц. В фильме были задействованы непрофессиональные актеры, которые играли не в театральной манере. Суть в чем: есть два пути.

Если театральные актеры переигрывают, то ты им не веришь, а если все делают правильно, то ты принимаешь правила игры. А в «Третьей смене» актеры разговаривали и действовали, как если бы это происходило в реальной жизни. Такой манеры очень сложно добиться.

Фкстиваль независимого кино 1

Я знал, что есть те, кто снимают подобное кино – и очень рад, что нашел их. Как правило, их работы не принимают на фестивали, к примеру, из-за ненормативной лексики. Не будем далеко ходить – есть концепция фильмов выпускников СПбГУКиТ: их всегда можно узнать, это определенная эстетика, которая воспроизводится в рамках мастерских. Ни в коем случае не пытаюсь вывесить на это ярлык «Хорошо» или «Плохо». Мне это не очень близко – я бы так определил свое отношение.

 На твой взгляд, кто из российских режиссеров снимает кино в подобной манере?

 В России это однозначно Германика и Балабанов. Более того, в последних своих лентах Балабанов привлекал непрофессиональных актеров, которым давал играть себя: бандит играл бандита, музыкант – музыканта. Он знал, как это настроить.

 Чуть ранее ты сказал о том, что программа Кинотавра слишком арт-хаусная. Ты категорично относишься к арт-хаусу? Хотя знаю, что тебе нравится, к примеру, Джармуш.

 Я не люблю неинтересные фильмы. В России же очень много неинтересных арт-хауcных лент. Безусловно, есть индивидуальные моменты. Например, фильм «Овсянки» получился. Но их мало.

Я очень люблю Коэнов, Джармуша, Тарантино, Балабанова. Даже если их и нельзя в полной мере назвать арт-хаусными режиссерами, то, по крайней мере, у них очень много арт-хауcных фильмов.

 Вообще, мнения о понятии «арт-хауc» частенько расходятся. Мне тут недавно дали такое определение: арт-хауc – это “Сидеть и Скучать”, когда на экране 15 минут герой даже не двигается с места.

 Арт-хауcное кино, это, как правило, авторское кино, где автором сценария и режиссером почти всегда выступает один человек. У автора фильма есть характерная стилистика: скажем, почерк Уэса Андерсона мало с кем спутаешь. Поэтому такое кино не является индустриальным кино. Индустриальное кино рассчитано на массовую аудиторию.

Сейчас хорошо прошел “Горько”, также я порадовался за “Вия”, который побил кассовые рекорды. Это здорово. Кино существует, как индустрия, только в жанровом плане, но никак не арт-хауcном.

 Как думаешь, откуда в России столько арт-хаусного кино?

 Сейчас у нас следующая картина: частные инвестиции в кино плохо поступают, потому что редко возвращаются. Все держится на госденьгах, которые не нужно возвращать. Впрочем, сейчас господин Мединский начал вводить поправки, согласно которым нужно будет возвращать какую-то часть средств. На мой взгляд, это движение в правильном направлении. Иначе люди тратят деньги на то, что хотят – в итоге выходит 100 арт-хаусных фильмов, которые никому не нужны и нигде не показываются.

У нас снимается не пойми что: фантазии каких-то людей, претендующих на высокую художественность, которые абсолютно уверены в том, что знают, что снимать. На выхлопе выходит, что, кроме них, это никому не нужно.

Конечному зрителю это неинтересно.

Однако при этом есть примеры коммерчески успешного арт-хауса. Например, это фильмы Звягинцева.

 Жанровое кино в России все же появится или режиссеры так и продолжат бороться со “Внутренним Тарковским”?

 Жанровое кино у нас зарождается. Я сам, по сути, оптимистично настроенный человек, но при этом реалист: к жанровому кино есть предпосылки, но пока что его не так много.

Как только можно определить кино несколькими словами (молодежный хоррор, свадебная комедия, зимний приключенческий фильм), то это и есть жанровое кино. То есть человек, пришедший в кинотеатр, понимает по упаковке, что ему хотят показать.  В России, полагаю, их должно становиться все больше. Параллельно с этим будет повышаться качество кинематографа. Я и сам буду продюсировать жанровое кино.

Кстати, вместе с этим будет появляться и больше качественного арт-хауса, потому что зритель будет чаще ходить в кино, а инвесторы больше обращать внимания на индустрию.

 Есть ли в России перспективы независимого кино?

 Ну, для начала надо определить, что это такое – независимое кино. Этот термин определяет не только кино, снятое на частные средства, но и кино культовое, популярное, прогрессивное. Когда кто-то очень талантливый, условно говоря, за один миллион снимает фильм, и при этом о нем все говорят – фильм становится успешным, зарабатывает большие деньги – вот классический пример независимого кино.

Ну, то есть это не только независимость от политики студий (как в Америке) или от госденег (как в России). Это еще и своеобразная эстетическая новизна, смелость в сценарном плане и в постановке. В России эта территория свободна, и в ближайшие пять лет мы увидим, как будет выпущено космическое количество фильмов маленькими студиями и творческими объединениями. Некоторые из них станут культовыми.