library-contemporary-home-library-design-with-white-lounge-chair-and-large-bookshelf-43-gorgeous-home-library-design-to-inspire-you-home-libraries-bookshelf-home-library-design-pictures-beautiful-h

Текст Илья Семенов | 24.02.2014

HungryShark представляет последнюю на данный момент часть списка русских книг XXI века, которые, по нашему скромному мнению, в какой-то момент рискуют стать классикой и до ужаса надоесть школьникам и студентам. Но это в будущем, а в настоящем прочитать их не помешает хотя бы для того, чтобы больше не говорить презрительно о современной русской литературе, которая, безусловно, существует, а не влачит жалкое существование.

2007 год

Александр Иличевский «Матисс»

ili

Александр Иличевский

 

Роман, действие которого частично разворачивается в московской подземке, известен широкой публике гораздо меньше книг Дмитрия Глуховского из серии «Метро 2033». Тем не менее, значение он имеет гораздо большее. В «Матиссе» под землю спускается разочарованный в жизни интеллигент-астрофизик, причем мера эта не вынужденная – никакого апокалипсиса, кроме, конечно, того экзистенциального апокалипсиса, который царит в душе у самого главного героя, нет.

В двух словах

«В конце концов, всегда отмахивались и будут отмахиваться до последнего: нет, еще не конец, все скоро двинется снова. Но ведь все-таки веревочка рано-поздно совьется — и те уста обрыв ухватят. Нет-нет, совсем не то, все хуже, представь себе, что никакого конца никогда не будет: ни хорошего, ни плохого, и никакого Суда, ничего вообще — только многоклеточная глупость, горе и захламленная пустота…»

Александр Иличевский «Матисс»

Герой «Матисса» Королёв на протяжении всего романа живет не только в метро – он просто уходит на дно – приют ему дают подвалы, вокзалы, переходы – вся изнанка огромного города, в которой он находит что-то, чего не видно с лицевой стороны. Продираться сквозь большую книгу Иличевского нелегко, но безусловно увлекательно и волнующе.

Роман Сенчин «Ёлтышевы»

senchin

Роман Сенчин

 

Про этот роман в последние месяцы мы писали уже несколько раз, но не упомянуть его в подборке лучших просто нельзя. Сенчин известен тем, что выбирает для своих книг самых неприметных героев, тех, о ком не пишут другие авторы, и превращает их в архетипы эпохи, отражает ее так, как не может сделать это никто другой. В своем самом масштабном и самом успешном на данный момент романе он погружается в страшный быт загибающейся русской деревни и рисует его с мастерством художника-графика. Картина выходит жуткая.

В двух словах

«Катилась жизнь под откос стремительно и неостановимо. И лишь огрубение души, какой-то, пусть слабенький, но панцирь на ней не давал совсем отчаяться, свалиться и умереть. Да, может, и хорошо бы вот так умереть, как древние греки или былинные русские богатыри, но не получалось. Приходилось мучиться дальше и дальше, и неизвестно зачем».

Роман Сенчин «Ёлтышевы»

Читать Сенчина порой неприятно, но эта неприязнь сродни той, которую испытываешь похмельным утром, глядя на свое оплывшее за ночь, небритое, неприятное лицо, а затем переступая через разбросанные кругом бутылки, объедки и пепельницы, пиная мешающегося под ногами кота. Хочется либо выпить еще, причем срочно, либо сейчас же прогнать всех, прибраться и принять контрастный душ. Чтобы эта жизнь приобрела хоть какие-то краски вне своей серо-коричневой гаммы подсыхающего навоза.

2009 год

Виктор Пелевин «t»

1

Виктор Пелевин

 

Есть популярное мнение, что драгоценный наш Виктор Олегович давно (где-то к 99-му году) исписался и превратился в своего рода компьютер, воспроизводящий почти не отличимые друг от друга книги чуть ли не каждый год. Вероятно, это не совсем так, а еще скорее – совсем не так. Во-первых, потому, что  Пелевин не книги пишет, а строит целый мир, в котором уживаются герои всех его произведений, это как если бы мы читали интересные, но все-таки слегка непонятные романы о жизни обитателей соседней планеты, в общем-то похожих на нас, но и слегка других.

А во-вторых, потому что всего четыре года назад вышел один из самых значительных романов Пелевина – роман под скромным названием «t». Он повествует о пути некоего мастера боевых искусств Т, в котором поначалу легко угадывается граф Толстой, но по мере развития повествования события приобретают такой невероятный оборот, что Т оказывается вовсе неизвестно кем, Достоевский в одиночку воюет с зомби, а весь этот мир своими руками создает демон Ариэль.  Но и это, разумеется, не все. Роман на то и роман, а Пелевин на то и Пелевин, что пересказывать его практически невозможно, а читать интересно и совершенно необходимо.

В двух словах

«Как на закате времени Господь выходят Втроем

Спеть о судьбе творения, совершившего полный круг.

Кладбище музейного кладбища тянется за пустырем

И после долгой практики превращается просто в луг.

Древний враг человечества выходит качать права,

И вдруг с тоской понимает, что можно не начинать.

Луг превращается в землю, из которой растет трава,

Затем исчезает всякий, кто может их так назвать.

Правое позабудется, а левое пропадет.

Здесь по техническим причинам в песне возможен сбой.

Но спето уже достаточно, и то, что за этим ждет,

Не влазит в стих и рифмуется только с самим собой…»

Виктор Пелевин «t»

Александр Терехов «Каменный мост»

9terehov600

Александр Терехов

 

Исполинская книга, которая каждым своим словом требует максимального внимания читателя. Прочесть «Каменный мост» быстро и уследить за тем, что в нем происходит, не получится даже у тех, кто трижды прошел курсы быстрого чтения. Александр Терехов плетет его сюжет так, чтобы максимально вовлечь читателя в повествование и заставить его проявлять внимание к деталям.

Сюжет романа построен вокруг загадочного эпизода, который произошел в Москве на Каменном мосту в 1943-м году: сын наркома Владимира Шахурин убил свою одноклассницу, дочь дипломата, а затем застрелился сам. Краткий эпизод разворачивается в масштабное расследование и ставит большие вопросы, не решив которых жить с российской исторической памятью почти невозможно.

В двух словах

«Мы занимались производством правды в чистом виде. Только тем, что произошло на самом деле. Не продавать, нам ничего не надо от вас, нас – кормят другие. Мы шагу не ступим за черту, чтобы сделать правду поувлекательней, изогнуть, чтобы подбрасывало и крутило так, чтобы барышни вроде тебя ойкали, хохотали и не могли уснуть. Правда в чистом виде, вот такая, – Боря показал пустую ладонь, смотри! – Серая, невнятная, легко испаряется, добыть трудно, присвоить легко – не интересная».

Александр Терехов «Каменный мост»

Мариам Петросян «Дом, в котором»

expert_748_104-1_jpg_805x403_q70

Мариам Петросян

Невероятная книга, настоящий блокбастер, который снискал любовь не только критиков, но и сотен тысяч читателей. Художник Мариам Петросян работала над романом о мифическом детском доме и его странных обитателях на протяжении двух десятилетий, она никуда не спешила и не мнила себя большим писателем, но смогла создать удивительный самобытный текст.

«Дом, в котором…» стал известен еще до своего издания – он попал в шорт-лист премии «Большая книга», а затем обрел многочисленных поклонников, хотя на тот момент доступны для них были только первые две части романа, вывешенные в интернете.

В двух словах

«Мало, что человек красив до неприличия и вытворяет невероятные вещи, так он этого еще и не замечает! Задирай он нос, подчеркивай свое превосходство, честное слово, было бы легче его переносить».

Мариам Петросян «Дом, в котором…»

Эта книга не похожа ни на что другое, что происходит и происходило в русской литературе. И уникальность ее подчеркивает абсолютное отсутствие писательских амбиций у самой Мариам Петросян – никаких других книг она писать не собирается.

Изображение обложки — оригинал