gorbachev

Текст Семен Извеков | 29.10.2013

Советская история была противоречивой от начала и до конца. Более того, мифов в ней больше, чем в прошлом царского режима. Споры ведутся постоянно, одни видят в СССР образец государства, которое скоро к нам вернется, другие – человеконенавистнический порядок. Истины нет. А еще более важно, что искать правду никто особо и не хочет, гораздо приятней восхищаться или осуждать без раздумий.

Hungry Shark попытался возвыситься над схваткой и решил спокойно заняться изучением заката советского режима. Под лавиной процессов дезинтеграции, трудных реформ и столкновений быстро стерлись из памяти людей достижения Перестройки. Одним из самых удачных экспериментов страны было, вне всяких сомнений, создание кооперативов. Что это значило для людей, и почему важно сегодня? Чтоб узнать, отправимся вперед, к прошлому!

Перестройка: триумфы и трагедии

Перестройка была процессом, во многом продиктованным временем. Во времена застоя СССР окончательно сел на «нефтяную иглу», доходы страны все более зависели от конъюнктуры цен на черное золото. В начале 80-х мир охватил кризис – в силу политических, экономических и технологических факторов цены на нефть неуклонно падали (с 37$ в 1980 году до 15$ в 1986-ом). Падение цен – падение доходов страны, невозможность импортировать нужное количество продукции: от продуктов питания до техники.

Решением КПСС страна меняет курс, эпоха развитого социализма уходит в прошлое.

1985 год, страна вступила в период несбывшихся надежд и мечтаний. Имя ему – Перестройка, слово, вошедшие во все европейские языки. Новый генсек Горбачёв разговаривал без бумажки и всем своим видом вселял веру в скорые перемены. Граждане страны Советов и Запад встречают его овациями. Главный лозунг новой программы КПСС – опора на творчество масс, гласность. Либерализация режима означала, в первую очередь, свободу – стали издаваться книги, хлынули доселе невиданные товары.

soviet union

Теперь не спекулянт, а предприниматель

Спекуляция – явление, искореняемое в советской стране. Купить и перепродать в рамках закона было невозможно – это подсудное дело, так говорил УК СССР. Таких дельцов клеймили, как нетрудовой элемент, как паразитов. Вспомните товарища Бендера из 12 стульев, продающего билеты, чтоб провал не провалился. Вот он, бизнесмен, в глазах обывателя тех лет.

Пожалуй, кроме фарцовщиков, никто тогда толком и не рисковал. Но лозунгами не накормишь население, а проблемы с обеспечением едой были все острее. Почему бы не наполнить рынок товарами за счёт частной инициативы, если государство уже не справляется? Перед глазами был пример Китая, уже успешно осваивавшего рыночные механизмы экономики.

Да, и о НЭПе экономисты СССР хорошо помнили. Вернуться к ленинским идеям 20-х годов звучало заманчиво. Но за несколько лет в головах людей всё развернулось на 180 градусов, и бизнес стал желанным занятием, о котором мечтали. Мы не знаем, кто был автором этой идеи, но она имела далеко идущие последствия.

Первый же шаг в сторону частной инициативы хоть и был довольно осторожным, но по тем временам воистину неслыханным. 19 ноября 1986 года принят закон «Об индивидуальной трудовой деятельности (ИТД)». С удивлением страна узнает, что прежде нелегальная паразитическая деятельность – индивидуальная торговля стала честным способом заработать.

Теперь вне работы дозволялось заниматься ИТД: продавать соленья, вязание, чинить обувь, главное, чтоб не мешало основной работе. «Индивидуальной трудовой деятельностью разрешается заниматься совершеннолетним гражданам, участвующим в общественном производстве, в свободное от основной работы время, домашним хозяйкам, инвалидам, пенсионерам, студентам и учащимся». Зайди в исполком, получи документ и вперед! Подработка и желание жить лучше вместо уравниловки, иными словами. В этот день родился наш бизнес, давайте это запомним.

И что бы вы думали? Было много желающих? Решать самому за себя было не принято, есть план – выполним! Но, мы же не капиталисты какие-то сами решать, где и что перепродавать!? Казалось, что это причуды нового генсека, и скоро все свернут, а «спекулянтов» посадят. Однако, инициатива имела успех. Статистика зафиксировала повсеместный и быстрый рост числа граждан, занимающихся ИТД (с 429 тыс. человек в 1988г. до 723 тыс. человек в 1989 г.) . Очень давно народ не принимал инициативы власти с таким энтузиазмом.

perestroyka

Бизнесменка, комсомолка

Закон  был хорош, но менять надо было всю систему. Ситуация в экономике становилась все хуже: баррель нефти не рос в цене, все больше регионов вынуждены вводить карточную систему на товары первой необходимости. Стало ясно – робкими шагами ничего не добьешься. Нужно идти дальше. Пришла пора создавать первые советские фирмы, рынку нужен был широкий спектр товаров и услуг, а не только семечки и набойки на сапоги. Первый тип юридических лиц в стране носил сложное название ЦНТТМ (центры научно-технического творчества молодежи).

Идея простая – создавать фирмы  по продаже дефицитных товаров, формально под контролем комсомола. Молодежь была активна, но если раньше она ездила на картошку или строить БАМ, то теперь ей предлагалось стать передовым отрядом рыночных преобразований. Лидеры местных организаций ВЛКСМ активно включились в этот первый советский комсомольский бизнес, который практически освободили от налогового бремени.

ЦНТТМ пользовались большими льготами. Они не платили никаких (!) налогов, но отчисляли 3 % дохода в общесоюзный фонд НТТМ и 27 % — в местные фонды, которыми распоряжались координационные советы. При этом государство не получало ни копейки: средства фондов направлялись на «развитие научно-технического творчества и социальные цели» (общий оборот фондов в 1989 году составил 1,5 млрд. рублей).

Предприятиям тяжелой промышленности было удобно заключать договоры с этими центрами, которые оперативно выполняли поручения, меньше было волокиты. Получив право обналичивать деньги, Центры стали одновременно и колыбелью российской «бизнес-элиты», и локомотивами инфляции. Они предоставляли услуги по покупке продуктов, компьютеров, видеокассет, строили дома и брали на себя коммунальное обеспечение жилищ.

Известными активистами-комсомольцами  тогда были будущие музыкант Владимир Шахрин, бизнесмен и организатор акции «Голосуй или проиграешь»  Сергей Лисовский, политик Константин Затулин и, конечно же, некогда банкир и нефтяной магнат, а теперь один из самых известных зэков России Михаил Ходорковский.

Комсорги  поняли, что красивая жизнь теперь не противоречит общественной морали. Если раньше их гоняли за плохо собранные членские взносы, то теперь они были большими людьми, которые от имени своих центров заключали договоры по разработкам. ЦНТТМ показали, что частная фирма –  это нормально, в ней можно зарабатывать в разы больше, чем в НИИ или на заводе. Они первые открывали счета в банках на юрлицо (первые частные банки  выросли из центров творчества).

Известный банк 90-х «Менатеп» – это не красивое слово, а аббревиатура комсомольского предприятия («Межотраслевые научно-технические программы»).

СССР-Перестройка

Кооператив как высшая стадия социализма

Комсомольские стартапы были успешны, но одна дождинка – еще не дождь. Видя, что затея с ЦНТТМ успешна, решено было идти дальше. Решено было дать разрешение частному лицу создавать свою фирму. Название для этой организации было придумано красивое – кооператив. Прежде под этим словом понимали, в первую очередь, объединение тружеников села, кооперация в труде рассматривалась лучшим социалистическим способом организации труда, в отличие от трестов и концернов Запада.

По иронии судьбы, ленинский термин стал названием полноценных частных фирм. В 1988 году принимается закон «О кооперации». Людям отныне дозволено объединяться для производства товаров народного потребления, можно было производить все, что не запрещено законом. Задача этих новых фирм – «наиболее полное удовлетворение растущих материальных и духовных потребностей людей».

Иными словами, партия считала, что именно эти ячейки наполнят рынок дефицитными товарами. Если члены кооператива жертвовали на благотворительность, налоги можно было вообще не платить. Зарегистрируй в исполкоме кооператив, его устав – и вперед. Никаких ограничений дохода не было, можно было работать хоть в 5 таких фирмах.

Теперь уже по всей стране бушевала кооперативная лихорадка: кто алюминий перепродавал, кто шашлычную открыл, а кто – видеосалон. Лучше всего об успехе могут сказать цифры. К началу 1989 года в стране насчитывалось 77 500 кооперативов, через год их количество увеличилось до 193 100.

Численность занятых в новых фирмах достигла к началу 1990 года 4,9 млн человек. Если в начале 1988 года на 90% всех кооперативных предприятий приходилось всего четыре типа кооперативов (производство товаров народного потребления, бытовое обслуживание, общепит, заготовка и переработка вторичного сырья), то к началу 1991 года объединения действовали уже в 20 отраслях.

А что уж говорить о зарплатах, да, кооператоры получали больше, чем министры, легкие деньги кружили голову. Не зная правил рынка, не понимая риска и этических правил, «рубили капусту». Продавали, правда, не дефицитные, нужные населению товары, а то, на чем можно было нажиться. К примеру, первый легальный миллионер СССР Артем Тарасов организовал в 1987 году кооператив «Прогресс», он стал первым брачным агентством страны.

Его клиенты заполняли анкету, в которой рассказывали только о себе, не высказывая никаких пожеланий по поводу партнера. Сотрудники кооператива обрабатывали анкеты компьютером и выбирали сразу сорок человек — двадцать мужчин и двадцать женщин, которых на двое суток запирали в специально снятой квартире без права выйти из нее в течение всего эксперимента — эдакий «Дом-2». Тарасов называет такую методику «марафоном» — в результате этого марафона, по словам Тарасова, восемьдесят процентов участников игры расходились по домам парами. Люди толпами шли в эту контору, и за неделю брачные воротилы заработали десятки тысяч рублей. Через неделю исполком закрыл «Прогресс». Но Тарасов открыл новую «контору».

Перепродажа, скажем, западных компьютеров или одежды приносила сверхприбыли. Очереди в исполкомы, где кооперативы получали официальные регистрационные документы, были огромными. Финская сантехника, японские видеомагнитофоны, джинсы лучших лейблов, пластинки, запрещенные прежде книги – подходи, выбирай!

Рушились представления о мире, запретные вещи стали доступны – эффект был даже скорее идеологический, все что клеймили, теперь вполне доступно. Но снова встала проблема: не заполнили товарищи кооператоры нехватку колбасы в магазинах. СССР влезло в кредиты, курс рубля падает. А кооперативы все множились, так хотелось всем заработать.

И вот уже как гром среди ясного неба кооператор Артем Тарасов публично заявил: «Я – миллионер».

YouTube Трейлер

Вы сами прекрасно знаете, как много теперь ведется разговоров о распаде СССР, тогда стало ясно, что «Союзу нерушимому» ничто уже не поможет. По нашему мнению, именно эта фраза о первом легально заработанном «лимоне» была смертным приговором старой системе. Если раньше богатство стеснялись, теперь им бравируют по ТВ. Партработники ничего не могут сделать – проверки показали – Тарасов не нарушил ни один закон.

YouTube Трейлер

СССР и кооперация умерли в один день

То, о чем шептались на кухне, звучит во всеуслышание – демократические выборы приводят к власти радикалов. Гласность высветила огромное количество национальных противоречий. В 1989 году уже вовсю вспыхивают межнациональные столковения: узбеки против киргизов, армяне против азербайджанцев. К этому прибавилось и объединение Германии, фактический распад Варшавского блока. К власти в ГДР, Польше, Венгрии, Болгарии и Чехословакии бескровно приходят демократы.

В 1988 году СССР экспортировал 144 млн тонн нефти по кажущейся сегодня смешной цене в 17 долларов за баррель (125 долларов за тонну). При этом за валюту продали всего 80 млн тонн, остальное ушло социалистическим странам по невыгодному бартеру. Ко всему прочему, провалилась антиалкогольная кампания, теперь даже в Москве ввели талоны на сахар. Перестройка вышла из-под контроля. Соцлагерь и его экономика стремительно неслась вниз. Правительство принимает меры по регулированию экономики.

В 1989 году кооперативы облагают косвенными налогами (на прибыль), устанавливается предел допустимой зарплаты, количество человек, запрещается торговля определенными категориями товаров (списанным оружием, к примеру). Но кооперативы продолжают развиваться, несмотря на ужесточение законов. И, хотя первый секретарь Краснодарского крайкома Иван Полозков смог закрыть в своем регионе около двухсот кооперативов, в целом ситуацию по стране это мало изменило.

Смерть кооператива была предопределена развалом единой системы 15 республик, государство теряло контроль над ситуацией, складывалось двоевластие республиканского и советского руководства. Политические изменения повлекли необратимые последствия. Но не стало кооперативов только в 1992 году, когда абсолютная свобода торговли и свободные цены сделали возможным любой тип предпринимательства – от ларька до транснациональной корпорации.

Дух капитализма, который клеймился и выжигался каленым железом в статьях, на комсомольских и партийных собраниях, неожиданно поселился в головах людей. Состояния делались быстро, легкие деньги привлекали самых отчаянных. Многие бизнесмены РФ могут сказать – все мы вышли из кооперативов. Известные фамилии советских дельцов можно перечислять долго: Гусинский, Брынцалов, Смоленский и другие.

Но были и тысячи других, сделавших деньги из ничего, готовых дни и ночи трудиться ради прибыли. Кто знает, если бы кооперацию не свернули, у нас давно уже был бы свой крепкий средний класс. Были бы прочные традиции бизнеса.

ТОП кооператоров

Форма отчетности

Кому платил налоги? Кооперативы вносили в бюджет налог на прибыль. Ставка налога устанавливалась местными органами власти дифференцировано, в зависимости от отраслевой принадлежности кооператива и числа лет его работы. В любом случае, ставки налога на прибыль кооперативов были существенно ниже, чем ставки отчислений от прибыли государственных предприятий и не превышали 10 процентов.
Перед кем отчитывался? Перед исполкомом
Форма отчётности «Зеленый листок» с указанием доходов за месяц, данные практически не проверялись

Что посмотреть:

Частный детектив, или Операция «Кооперация» 

Про бизнесмена Фому 

Кузница для олигархов | Кооперативы 

Олигархи 

Что почитать:

Хоффман. Богатство и власть в новой России. 

Интервью с первым кооператором