_MG_9383

Текст Илья Елисеев | 23.10.2013

Мы продолжаем разговор с экономическим аналитиком, политическим деятелем и писателем Михаилом Делягиным. В первой части интервью мы обсудили основные проблемы взаимоотношений государства и бизнеса в России.

Одна из самых злободневных тем – это проблема с нелегальными и даже легальными мигрантами. Считается, что работодателю проще нанять мигранта, нежели российского гражданина. Действительно ли это — выгодно? Как защитить российского гражданина?

Работодателю не обязательно проще нанять мигранта, но дешевле и выгодней. При этом мотивации две: Во-первых, коррупционная. Люди из Средней Азии и Закавказья, и даже из Молдавии, в силу национальной и общественной культуры более толерантны к коррупции, чем мы. Низкое место России в рейтинге Transparecy International, нужно оценивать с учетом того, что это рейтинг не уровня этого явления, а уровня протеста. Понятно, что у нас коррупция ниже, чем в Таджикистане, но, если бы мы при этом находились в верхней части рейтинга, это было бы катастрофой. Это бы означало, что мы с коррупцией сжились.

А так мы неудобны для коррупционеров, и поэтому те заменяют нас «трудолюбивыми соотечественниками»: представителями культур, для которых взятка – не преступление, а нормальная деловая транзакция.

Эти представители, в ряде случаев, уже имеют железобетонную крышу в «правоохранительных» структурах, имеют собственных адвокатов и скоро будут иметь собственных судей даже в Москве. И, при этом они централизованно, раз в год, возможно, даже со счета на счет в Европе переводят взятку. Естественно, коррупционеры выгодно и удобно общаться с ними.

С другой стороны, некультурным людям, а коррупция способствует снижению общей культуры, часто хочется, чтобы общающийся с ним человек был бесправен. Носители русской культуры наивно полагают, что у них в России есть какие-то права. Некоторые из них – я  не могу логически объяснить этот феерический вывих сознания – даже  читали Конституцию и что-то  думают о ней.

Люди находятся в положении биомассы, перерабатываемой на мыло, точнее, в личные богатства – и  при этом, считают, что у них есть какие-то права.

А мигранты, бежавшие из зон социальной катастрофы, которым действительно некуда возвращаться, внутренне согласны на бесправие. А многие из них, вообще, не знают, что существует иное положение.  Это очень удобно для тех, кто их использует, начиная с обмана, отнимания паспортов и кончая использованием рабского труда.

Эти мотивации сочетаются очень причудливо. К примеру, у нас в Москве пошла новая тенденция — стали замещать мигрантами работников городских служб, вплоть до работников скорой помощи, причем на них списывают  больше, чем гражданам Российской Федерации. Вероятно, здесь та же история, что и с московскими дворниками. Управляющие компании выписывают им вполне приличные зарплаты, вплоть до 72 тыс.руб. в месяц, на которые, несмотря на тяжесть труда, большинство москвичей согласилось бы с воплем восторга. Особенно, если учесть, что, на самом деле, учитывая нормальное физическое состояние среднего человека, и восьмичасовой рабочий день, а также реальную нагрузку, то, как в советские времена, нормальный дворник может брать два участка и работать на две ставки. Проблема в том, что мигрант отдает минимум треть зарплаты, а, как правило, существенно больше.

_MG_9554

Как защитить российского гражданина?

Во–первых, применением Уголовного кодекса. Это реализация экстремистского, с точки зрения либеральной общественности, лозунга Манежной площади «Закон един для всех. Это означает вырубание под корень организованной этнической преступности, как, впрочем, необходимо вырубить и остальную организованную преступность, просто эти наиболее опасны.

Далее — ликвидация социального демпинга. Если вы используете труд мигрантов, то вы должны:

а) платить интеграционный налог, тысяч по 30 в месяц на каждого мигранта;

б) ваш мигрант не может работать в худших условиях, чем те, которые существуют для российского рабочего и предусмотрены в куцем и ощипанном Трудовом кодексе. Доблестные единороссы и профсоюзники, правда, собираются легализовать заемный труд под видом его полного запрета.   Подход у них чудный: они сначала постулируют запрещение заемного труда, затем пишут «заемным трудом не считается» и дают его характеристику!

Но пока этого еще нет, и Трудовой кодекс удовлетворителен (если не считать, конечно, того, что не согласованная с работодателем забастовка считается незаконной).

_MG_9380

Характер протеста в Бирюлево не имел централизованного характера. Это было общественное негодование. Почему правительство заявляет о неких мифических несуществующих националистах, которые организовали протест?

Нужно найти врага. Когда врагом правительства де-факто является его народ (потому что оно, насколько можно судить, перерабатывает нас в личные богатства правящей тусовки), признать это публично нельзя. Соответственно, нужно создать врага и затем дискредитировать его.

Для нормализации ситуации надо отозвать агентуру так называемых правоохранительных структур, которые сидят в националистических движениях, или, хотя бы, дать им команду прекратить провокации. Потому что некоторые всенародно известные провокаторы, которые на Манежной площади в течение 30 минут сначала изображали под камеру, корчащуюся от боли, окровавленную жертву неонацизма, потом позировали с нацистским приветствием, а потом без маски встречались с милицейским начальством, а теперь засветились в Бирюлево, это ярко характеризует позицию некоторых органов власти.

Понятно, что это разжигание межнациональной розни, в том числе, со стороны государства, чтобы отвлечь людей от социальных проблем, чтобы те думали, что их  враг сидит на овощебазе в Бирюлево, а не в Кремле.

Подобные провокации, если они будут проводиться достаточно часто, могут создать социальный взрыв?

Могут. Напомню, что главной претензией к царизму долгое время было Кровавое Воскресенье 1905 года. Это была нормальная провокация петербургской охранки, которая просто вышла из-под контроля.

Реформа РАН вызвала бурю негодования в обществе. Речь шла о недоверии министерству Ливанова. Однако, министр устоял. Более того, митинги против РАН носили далеко не массовый характер. Ученые не могут защищать свои права?

Интеллектуальная деятельность индивидуальна по своей природе, как и игра в шахматы. Есть виды спорта командные, есть —  индивидуальные. Ученый – это индивидуальная деятельность, объединить ученых в коллектив трудно. Поэтому ученым, в силу их образа деятельности, сложно осуществлять массовые виды деятельности.

Во-вторых, РАН производит впечатление нежизнеспособной  структуры. Сейчас уже третья попытка их уничтожить; в первые две  я их защищал, а сейчас посмотрел – боже, кому я помогаю. Обратите внимание, когда ученые криком кричат, что РАН должна заниматься наукой, они  оказываются в почти одинаковой оппозиции и к власти, и к академии. Посмотрите, к чему свелся конфликт, о чем договариваются академики, они договариваются об имуществе!

Похоже, РАН выродилась в неученое заведение. Конечно, её нужно жесточайшим образом реформировать, просто из пулемета, но трагедия в том, что ни реформаторов, ни их противников наука, как таковая, не интересует.

Наука для них повод переделить  имущество, которое в 90е годы из-за безденежья, а в 2000е из-за воровской, с моей точки зрения, субкультуры, стало бесхозным или, как минимум, беззащитным.

_MG_9466

Зачем либеральная пресса в России продолжает навязывать обществу «идеологию общечеловеков» — людей без какой-либо национальной идентичности? Это черта либерального менталитета?

Безусловно, это черта либерального менталитета. Это форма колонизации общества – рассказывать, что вы такие же, как мы, потому вы должны подчиняться правилам, которые заведомо для вас невыгодны. Плюс  либеральное сообщество России люто ненавидит Советский Союз, потому что тот бросил вызов глобальному либеральному проекту и долгое время ему успешно противостоял.

Глобальный бизнес работает во всех странах, и глобальный бизнес интернационален по своей природе. Ему безразлично кого убивать, ему безразлично, кто будет миллионером.

Что такое современный либерализм? Это во времена Вольтера либерализмом включал в себя права человека и индивидуальные свободы. Сегодня либерализм – это Вашингтонский консенсус, который работает до сих пор. Если его сжать до одной фразы, то это будет звучать так: Государство должно служить глобальному бизнесу, а не какому-то там народу, и если интересы народа не соответствуют интересам этого бизнеса, тем хуже этому народу, и «не ту страну назвали Гондурасом».

Поскольку интересы России категорически противостоят интересам глобального бизнеса, то либералы категорически против народа России. А народ России — это не  этнические русские,  но все люди русской культуры. Либеральный проект враждебен людям русской культуры просто потому, что он обслуживает глобальный бизнес.

Либералы считают, что государство должно служить глобальному бизнесу, а люди русской культуры считают, что государство должно служить им.Это противоречие лобовое, выхода не имеющее, поэтому либерализм враждебен России, до тех пор, пока Россия существует.

Какую роль должна пресса играть в современном обществе?

Пресса – инструмент управления обществом при помощи формирования общественного и корректировки индивидуального сознания. Должна она это делать в интересах общества, на практике она это делает в интересах глобального бизнеса, потому что он сильнее большинства государств.

MG_9381

Просим вашего совета для нашего читателя – молодого человека в возрасте от 20 до 28 лет. Что ему будет выгоднее – начать заниматься своим бизнесом, строить корпоративную карьеру? Может быть, эмигрировать?  

Нет ничего приятней, чем советовать рыбе кушать клубнику, потому что это очень полезно. Правда-правда, полезно; просто рыбы к этому не приспособлены.

Один из древнейших советов, дошедших до наших дней в силу своей мудрости, —  познай самого себя.

Просто поймите, к чему вы приспособлены. Потому что Россия в мире больше всех дает возможностей для предпринимательства. В наших поговорках, в силу того, что их записывали датчане и немцы с голоса, многие слова местами перепутаны. Вот, например: «Каждый кулик хвалит свое болото». Коллеги, да где ж вы это видели в России? Реальность иная: «Каждый кулик ХАЕТ свое болото». Это касается и инвестиционного климата.

История из жизни

Итальянская Торгово-промышленная палата в Милане заслушивает российских экспертов о том, как вести бизнес  в России.

Первым выступает наш известный бизнесмен и говорит о том, как у нас все плохо.  Вторым выступает наш известный экономический оппозиционер и понимает, что его выступление у него украли, сняли с языка. Причем бизнесмен рассказывает сочно, ярко, с примерами, – лучше не скажешь. Экономист понял, что говорить не о чем. А ему нужно выступать, гонорар уже заплачен, деваться некуда. Он и спрашивает аудиторию:  «А какая у вас рентабельность?» (А у бизнесмена спросить, какая у него рентабельность – это  как у обычного человека поинтересоваться успешностью его половой жизни. А тут еще и публично).

Народ, естественно, смотрит на него с большим интересом, — что это за обезьяна приехала к нам из России, где по обледенелым улицам ходят в мертвецки пьяные кагебешники в обнимку с белыми медведями?  Но экономист не сдается, продолжает:  «У кого из вас рентабельность 5 % годовых?».

Народ начинает ржать, потому что это смешнее, чем обезьяна из России – это идиотизм! Они нормальные, честные бизнесмены, не мафиози, а кто мафиози, тот все равно не признается. Экономист продолжает:  «Отлично. У кого 4%?». Поднимается одинокая рука с задних рядов, народ с интересом оборачивается посмотреть, передние ряды встают посмотреть на этого человека.

Экономист продолжает: «Ну, то есть, я понимаю, что у остальных 2-4%? Аудитория в принципе согласна, потому что многие работают «в ноль» или в убыток. Ну, а в России ни один бизнесмен не повернет голову при рентабельности менее 30%!» Минута молчания. Поднимается рука, встает благообразный седой человек:

«Мы поняли ситуацию, мы поняли, чем вызваны проблемы, о которых говорил предыдущий оратор, и чтобы не тратить время даром – расскажите  нам, как попасть в ваш концлагерь?».

У нас идеальные возможности для бизнеса, во всяком случае, лучше, чем в любом другом месте мира – просто  учитывайте риски.

Делать корпоративную карьеру – это замечательно. Вот только попадет к вам в качестве корпоративного босса дама 40+, после второго развода – и  повеселитесь! Везде есть свои проблемы, и без склонности к соответствующему виду деятельности вы их не решите.

Если вы хотите, чтобы ваши дети были социальными муравьями — эмигрируйте. Социалку получить сложно, но все ещё возможно. Там у вас будет почти абсолютная безопасность, но надо понимать, что в развитых странах люди не считают, что у них есть право менять правила игры. Они не понимают, что такое право существует в природе.

У нас такое право есть, оно нам кажется неотъемлемым правом человека. Его у нас отнимают, его попирают ногами, но здесь оно у нас есть. Там – не будет, и не потому, что мы — чужие: там нет его и для своих.

Но, если вы хотите на пенсию и готовы немножко за неё побороться, конечно, welcome.

Здесь, в России, все пойдет прахом. Системный кризис – это  очень плохо, потому что можно не выжить, можно прожить долгие годы без горячей воды, или прожить жизнь и не оставить детей. Но, вы имеете возможность сделать эту страну такой, какой вы её хотите видеть.

_MG_9547

Эта возможность исторического творчества вскоре будет открыта. Есть люди, которым это — не нужно, и есть люди, которые готовы за это удавиться. Просто поймите, что нужно именно вам.

В интервью принимала участие Дарья Харитонова

Фотографии Михаила Муравьева