2

Текст Сергей Лебедев | 17.12.2013

Я давно обещал рассказать о базовых мифологических сюжетах, использующихся политиками и маркетологами. Ну, и так как я учусь всегда держать слово, то вот  вам текст.

ГЕРОИ (НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО МЕЧА И МАГИИ)

То, что я расскажу, не будет новостью для читателей, знакомых с творчеством антрополога Джозефа Кэмпбелла.  Его книга  – «Герой с тысячью лицами»  в свое время стала самой настоящей бомбой для гуманитариев по всему миру.

2

Все банально и сводится к единой структуре

Итак,  с чего начинается обычная история? Персонаж проживает простую и весьма унылую жизнь. Ему кажется, что он находится не на своем месте и предназначен для чего-то большего, чем, скажем, карьера разносчика пиццы или официанта.

Читали советские биографии камрада Сталина? Там обязательно подчеркивалось, как невесело ему жилось в семье жестко пившего сапожника, и как скучна учеба в духовной семинарии.  Единственной отдушиной подрастающего диктатора была марксистская литература, которую он тайком читал.

И вот, когда персонаж уже почти утонул в обывательской трясине, появляется  Ментор (на картинке он обозначен как Ancient Mystagogue) – мудрец, который рассказывает ему о его высоком предназначении. Он выступает в роли наставника и помогает осознать свой истинный потенциал. Классический пример – Мерлин и Король Артур.  Современные политики интуитивно ощущают структуру героического мифа и поэтому очень часто, так или иначе, упоминают своих учителей. Президент Картер открыто называл себя верным учеником политолога и социолога Збигнева Бжезинского.  Российские политики мелочатся и ходят с цветами к своим школьным учительницам.

Так вот, под влияние этого самого ментора  будущий герой выходит за пределы своей зоны комфорта – вступают в революционные кружки, находят новых друзей, которые первыми присягнут им на верность, и обретают врагов, которые непременно ударят в спину в самый неподходящий момент.

Neuromancer.

Вот так это выглядит в ролевых играх

Вооружившись новыми знаниями и собрав свой дримтим, герой отправляется в неизведанные земли набирать экспу (зачеркнуть)  совершать подвиги.  Часто это связано с посещениями древних руин, храмов давно забытых богов или демонов, необитаемых островов и так далее.  Для биографии политика или бизнесмена аналогом является обучение за границей или – что намного лучше –  участие в боевых действиях, гуманитарной миссии etc.

Раскидав мелких прихвостней, герой сталкивается со своим основным врагом. И в этот момент в его жизни наступает определенный экзистенциальный поворот. Ему приходится заглянуть в себя и сделать метафизический выбор – грубой силой никак не обойтись.

Ну, а теперь скажите, что не узнали в этом десяток-другой известных книг?
Этот сюжет  очень глубоко проник в наш мозг и этим беззастенчиво пользуются не только политики, но и рекламщики.

Я помню, что в 1990х Coca-Cola запустила крайне своеобразную рекламную кампанию – серию роликов про похождения Ивана-царевича под общим названием «Пей легенду». Угадайте, что было аналогом живой воды?  И хотя по ряду технических причин эта кампания оказалась провальной, любопытен сам факт  такого открытого использования мифологического материала.

 Помимо героического архетипа, в  рекламе активно используется ряд других образов.

МАСКА И СУМАСШЕДШИЙ КЛОУН

Архетип Маски – это набор социальных ролей, которые мы вынуждены отыгрывать.  Нередко герою попадается персонаж, который воплощает в себе эти черты, и эта встреча становится  серьезным испытанием. Архетип Маски  призывает нас к фальшивому совершенству, которое достигается только путем отказа от самого себя.  Это отрицание своих слабостей и некрасивых сторон. Что еще интересно – маска обезличивает, а поэтому ассоциируется с вседозволенностью, в том числе, и сексуальной.

Именно поэтому маски так популярны в рекламе косметики и  предметов гигиены. Они дают нашему мозгу сигнал, что мы можем испытать настоящее (и весьма порочное) наслаждение, не опасаясь общественного порицания и осуждения.

Нельзя обойти стороной и архетип Трикстера. Он играет колоссальную роль в современной культуре и политике

2

Пожалуй, это самый известный и самый злой Трикстер всех времен и народов
Источник

Вот представьте себе – этот совершенно непредсказуемый персонаж витален для общества.  Он –  вакцина против тотального хаоса, его выходки не позволяют социальной системе окостенеть и готовят ее к возможным переменам.  Этот архетип идеально подходит для конструирования имиджа некоторых политиков ((ссылка на статью Жириновский на википедии)).  И речь идет не только про политических маргиналов, но и про лиц,  которые занимали ключевые посты в нашей стране.  К примеру, сетевой публицист Лев Абрамян считает, что Владимир Ленин вполне себе вписывается в этот образ.

Лев Абрамян: «В этом плане другой путь Ленина воспринимается как признак недюжинного ума и даже гениальности. Особенно характерны для Ленина резкие и неожиданные повороты. Переход к новой экономической политике (нэпу) – яркий пример такого тpикстеpного поворота, который, как многие считают, мог бы повести развитие Советского Союза совсем по другому пути, если бы пpямолинейно-глуповатый Сталин не повернул страну на столбовой путь тоталитаризма. Многие думают также, что проживи Ленин дольше, он бы каждый раз, при каждом затруднении находил бы какой-нибудь выход. А находить выход из затруднительной ситуации – извечная задача трикстера».

СТРУКТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Напоследок я хотел сказать вот что. Вы наверняка слышали, смотрели или, может быть, даже читали «Игру престолов».  Автора этой эпопеи – Джорджа Мартина – очень часто критикуют за безжалостное уничтожение главных героев.

В каком-то из интервью он даже говорил, что сознательно истребляет самых популярных  и любимых публикой персонажей для бОльшего реализма.  Ведь жизнь – это не сказка, на войне убивают, а  выдающиеся личностные качества не всегда гарантируют победу на политической арене.  Но я вижу это иначе. Мартин кажется мне одним из немногих писателей, которые пытаются восстать против «диктатуры» героического шаблона. Мы открываем книгу и думаем: «ага, этот перец в центре повествования. Ага, он благородный. Ну, значит, он и есть главный герой».  Но в случае с Игрой Престолов нас ожидает жесткое разочарование.

YouTube Трейлер

Этим же путем в каком-то смысле пошел писатель Джо Аберкромби в своей трилогии «Первый закон». Он попытался вывернуть на изнанку структуру толкиеновского сюжета. Представьте себе мир, в котором Гэдальф оказывается еще коварнее и жестче, чем все темные властелины вместе взятые? Мир, в котором он напрямую говорит Арагорну, что любого короля можно легко поменять и оставлять новоиспеченного правителя трясущимся от страха в луже собственной мочи?

Обложка — источник