startup

Текст Туяра М | 24.03.2014

В апреле на экраны выходит фильм “Стартап”. Сюжет рассказывает о российских IT–предпринимателях, создающих поисковый ресурс. Можно сколь угодно сравнивать “Стартап” с “Социальной сетью” – оставим это скептикам. Однако то, что в российской киноиндустрии происходят подобные сдвиги говорит о том, что, кажется, мы движемся в правильном направлении. Hungry Shark поговорил с продюсером фильма Ириной Смолко.

Ирина Смолко

Вы сейчас находитесь в Давосе. Связан ли как-то ваш приезд со “Стартапом”?

Здесь проходит коммуникационный Давосский форум, на котором собралось международное сообщество людей, работающих в пиаре. На форуме мы совместно с нашими партнерами, компанией РВК, представили “Стартап”, показали трейлер.

 Как отреагировали люди?

 Положительно. Думаю, что практические все те, кто сидели в зале, захотели посмотреть “Стартап”. После презентации ко мне многие подходили, например, один участник из Берлина спросил, как он может организовать показ фильма в научно-культурном центре, представитель Латвии спросил, где он сможет увидеть фильм. Вот теперь приходится думать, как отвечать на подобные вопросы.

Но одно могу сказать точно – мы хотим сделать большую премьеру в Нью-Йорке, в Шанхае, Токио.

 Когда появилась идея фильма?

 Идея фильма появилась в 2009 году.

Первый фильм “20 сигарет”, над которым я работала, вышел в 2007 году. Он был показан как у нас, так и за рубежом, также прошла большая премьера в Каннах. Но дистрибьютор сказал, что продвигая один фильм, ему приходится продвигать все кино из России, а таких ресурсов у него нет. Именно тогда я почувствовала, что для того, чтобы российское кино было востребованным в мире, ему не хватает амбициозности и современных смыслов. Поэтому вместе с партнерами мы провели форум “Что Россия может дать миру?”, куда были приглашены, в том числе и иностранные эксперты.

На форуме собрались люди из киноиндустрии, бизнеса и науки. По итогам форума ко мне подошел Саша Галицкий (IT–антрепренер и венчурный инвестор прим.авт.). Он предложил нам обратиться к истории наших IT-компаний, поскольку, во-первых, это актуально, а, во-вторых, кинематографично. Ознакомившись с историями “Яндекса”, ABBYY, Parallels, Radius Group и многих других, я поняла, что это сейчас очень нужный и важный материал. Это не прошлое, которым мы можем гордиться, – это наше настоящее. Мне захотелось сделать про это кино.

A172_C006_0712WB.mov_snapshot_00.21_[2013.09.06_14.26.27]

 С кем вы консультировались в процессе подготовки к фильму?

 Мы собрали порядка 30 интервью с предпринимателями IT-сферы – впоследствии интервью были опубликованы в рамках специального проекта в Газете.ру.

Но не все материалы вошли в издание, к примеру, с основателями “Яндекса” мы беседовали больше, потому как по сюжету герои “Стартапа” создают поисковик, нам было важно глубже понять тему.

Но нужно учитывать, что фильм художественный – это вымышленная история для кино, однако, основанная на реальных историях наших предпринимателей. В этой истории важно то, что в 90-е годы существовали люди, которые уперлись в свою идею и не пошли на поводу легких денег. Рынок в то время только начинал формироваться, и можно было заработать в любой сфере, которая тогда называлась “темой”. «Какой темой ты сейчас занимаешься?» – раньше говорили именно так.

 Вот как раз уже собиралась подойти к теме “Яндекса”. В интервью Газете.ру вы сказали, что в “Стартапе” нет аналогии с “Яндексом”. При этом нет дыма без огня. Вы, наверное, предполагали, что последуют подобные ассоциации с этим поисковиком?

 Ну, если я вам скажу “технологичный бизнес в области IT”, вы что себе представите? Какие персонажи вам придут в голову? “Яндекс” – это тот высокотехнологичный, продвинутый бизнес, который известен всем в России. “Яндекс” – это локомотив, потому как у нас эту компанию знает практически каждый. Часть фактов в фильме напрямую связаны с этим проектом. Видимо, отсюда и приходят ассоциации.

 То есть это бы сознательный шаг? Аналогия с “Яндексом”.

 Понятно, что поисковик наиболее понятен нашему зрителю, который далеко не так часто сталкивается с инновациями и IT-бизнесом. Понимаете, в этой истории важно то человеческое, что доступно любому, кто даже никаким образом не связан с этой сферой и плохо себе представляет, кто такие программисты.

 Хорошо, а какая из наших компаний более известна на Западе?

 В Силиконовой долине, например, гораздо меньше знают “Яндекс”, но хорошо знакомы с Parallels. Облачное программирование у них получило широкое применение лет 7 назад и только сейчас становится популярным в России.

 Предлагаю вернуться к фильму. О режиссере фильма Игоре Сколкове по сути ничего неизвестно. Он дебютант?

 Режиссер фильма – молодой режиссер, который предпочел выбрать себе псевдоним. Я не вижу в этом проблемы, потому как “Стартап” – коллективный продюсерский проект, а не авторское кино, где режиссер отвечает за конечный продукт и находит сам средства на финансирование.

Что касается режиссера “Стартапа”, то он показал свой профессионализм, в частности, сумел сделать интересными диалоги, что далеко не многим удается.

 Тогда предлагаю перейти от режиссера к сценаристу. Что привнес в фильм сценарист Дмитрий Соболев? В его фильмографии значится “Остров” Павла Лунгина, который вряд ли можно назвать жанровым кино, в отличие от “Стартапа”.

 Дима, как и вся съемочная команда, участвовал в фильме по приглашению продюсера. Он очень сильный сценарист и способен создавать сценарии внятные и интересные, он умеет делать глубокое и при этом зрительское кино. Многие зрители помнят его “Остров”.

Еще у нас в команде есть Максим Осадчий, недавно получивший “Золотого орла” за операторскую работу в “Сталинграде”. Есть художник Ульяна Рябова, ее работу мы заметили еще на первом “Бумере”. Наши композиторы – это Даниил Калашник и музыкальный руководитель “Несчастного случая” Сергей Чекрыжов.

 История, рассказанная в “Стартапе”, охватывает несколько лет. Сколько длился съемочный период?

 У нас был длинный съемочный период, потому что на экране проходит порядка 17 лет. Нам пришлось снимать и зиму, и лето. Съемки начались в марте, а закончились в октябре (снимали с перерывами). В масштабах производства это было сложно и затратно, но это стоило того. В целом съемки проходили относительно тяжело, хоть “Трансформеров” мы и не снимали (смеется). Очень важно было общее настроение на площадке и надеюсь, что нам удалось сделать по-настоящему искреннее кино – этого мы и добивались.

A206_C001_0718XU.mov_snapshot_02.03_[2013.09.06_15.10.11]

Кстати, зато первый день съемок начался удачно. Нам нужно было снять зиму, поэтому мы рассчитывали вызвать машину, производящую искусственный снег. В итоге она нам не понадобилась: в первый день съемок пошел такой снег, который еще долго не заканчивался, в марте прошлого года было очень снежно, если помните. В определенный момент люди уже нас начали спрашивать: «Ну, когда вы закончите уже съемки, когда прекратится этот снег?»

 Если сравнить 1997 год и современные реалии. На ваш взгляд, чем сейчас проще и чем сложнее запустить стартап?

 Наверное, я не буду оригинальна и скажу, что все относительно. Сложнее из-за высокой конкуренции. Проще из-за общедоступности информации.

Скажу так: серьезные идеи требуют огромных усилий и нескончаемой веры в успех проекта. В этом смысле сейчас все также.

 На “Кинопоиске” указано, что бюджет фильма составляет 2 миллиона долларов. Сколько нужно собрать в кассе, чтобы его окупить? Насколько мне известно, цифра должна быть как минимум в два раза больше.

 Сейчас бюджет уже 70 миллионов рублей. В связи с варьирующимся курсом я не могу точно назвать стоимость фильма в долларах. Нужно еще учитывать существенные траты на рекламу, которые на “Кинопоиске” не указывают. Первым делом нужно окупить именно их.

Поэтому абсолютно точную цифру я не могу назвать. Но где-то порядка 5 миллионов долларов нам точно нужно собрать в прокате, чтобы мы смогли окупить кино. Это как минимум.

 Каковы ваши личные ощущения? “Стартап” окупится?

 Они двойственные. С одной стороны, я вижу запрос аудитории. Молодежь хочет посмотреть кино про тех, на кого они хотели бы равняться. Они ждут фильм, который будет не просто развлечением, а чем-то большим.

С другой стороны, сейчас выходит очень много фильмов, на премьеру которого не требуется больших усилий от кинотеатров. Зрители просто привыкли к большому выбору. Поэтому я надеюсь, что кинотеатры приложат максимум усилий для того, чтобы фильм увидели как можно больше людей. От них сейчас все и зависит.

Но люди из разных мест уже обращаются к нам, чтобы как-то поспособствовать показу “Стартапа” в их городе. То, что нам звонят из Томска, Санкт-Петербурга и Самары, это понятно. Но звонили еще и из Салехарда, например. 30 городов хотели бы сделать из премьеры нашей картины событие. Это приличный охват. Это значит, что в “Стартапе” они видят не просто очередной фильм, выходящий на экраны.

 Что вы можете сказать о киноиндустрии в России?

Даже на моих глазах она изменилась в лучшую сторону – это радует. Но если говорить в целом о состоянии “здесь и сейчас”, то кинотеатрам,  конечно, очень тяжело. Они сами признаются, что у них идет одновременно по 15 фильмов, и прилагать какие-то особые усилия на продвижение какого-либо из них довольно сложно. И еще проблема в том, что сейчас у нас не так много кинотеатров, как могло бы быть.

Условно говоря, это можно сравнить с крупными компаниями из других отраслей бизнеса, которые имеют большие бюджеты на рекламу, но при этом все равно занимаются тем, что изучают ценности своих потребителей. А кинотеатры не занимаются этим в принципе, что, с моей точки зрения, неправильно.

 Российское кино – каким вы хотели бы его видеть?

Я полагаю, что в России должны быть фильмы, опирающиеся на наши смыслы и нашу ментальность. И при этом они должны быть сделаны так же качественно, как и голливудские.

А у нас крен направлен на подражание Голливуду, с одной стороны. К примеру, в нашей культуре смерть на экране не носит легкий характер. Мы не можем спокойно реагировать на то, как герой в кадре походя расстреливает двух персонажей, а после эффектно разворачивается и идет себе дальше. Это не наша культура.

В этом смысле советские фильмы полностью отвечали нашей ментальности. Даже сейчас их смотрит не только старшее поколение, но и молодое. Поэтому нам нужно найти новое в новой реальности. Делать интересно, но по-своему.

С другой стороны, если отбросить подражание Голливуду, то у нас еще много, кто снимает авторское кино, так любимое фестивалями, в котором должны присутствовать снег и чернуха. Если режиссер хочет попасть на фестиваль, значит в кадре обязательно “все пропало-все пропало”. Зрителю, как правило, такое кино не интересно. Поэтому мы будем стараться делать все возможное, чтобы найти новые наши смыслы, которые в том числе будут интересны и за границей.