newish

Текст Егор Колос | 09.12.2013

Интернет, появившийся благодаря военным, за годы своего существования стал символом свободного распространения информации и сыграл одну из главных ролей в процессе глобализации. В мире без информационных границ, тем не менее, продолжают существовать ортодоксальные режимы со строгой религиозной моралью и тоталитарной идеологией, отгороженные от остального мира «железным занавесом».

Это возможно, во многом, благодаря разнообразным ограничениям, которым подвергается интернет на отдельно взятых территориях. Вариантов проявления цензуры в сетевом пространстве множество. В любом случае, каждая из этих стран создает свою собственную систему, уникальную в своем роде.

Великий китайский файервол

Шутливый термин, возникший, благодаря игре слов The Great Wall of China (Великая китайская стена) и Firewall (система контроля и фильтрации пакетов данных), как нельзя лучше описывает систему информационной безопасности в Поднебесной. Масштаб идеи действительно впечатляет: с помощью файервола контролируется вся онлайн-активность китайцев как внутри страны, так и за её пределами.

Проект с официальным названием Golden Shield Project (золотой щит) был официально представлен Министерством общественной безопасности Китая в 1998 году, но сама идея оградить население страны от тлетворного влияния всемирной паутины появилась гораздо раньше, практически сразу после начала эры современного Интернета. В частности, в 1994 году был создан Национальный центр мониторинга информации, призванный отслеживать в Сети данные о правонарушениях и блокировать нежелательную информацию.

Модераторам пришлось непросто. Вскоре стала очевидной необходимость создания более совершенной системы, и она была создана. Технически «Щит» – это система серверов на каналах связи между китайскими интернет-провайдерами и международными сетями, которая осуществляет контроль и фильтрацию веб-страниц по ключевым словам, нежелательным, с точки зрения государственной безопасности.

Кроме того, система в состоянии в автоматическом режиме отслеживать IP-адреса и личности пользователей, пытающихся получить доступ к запрещенным страницам. Каждая попытка перейти на сайт с нежелательным содержанием заканчивается красноречивым «нельзя» в форме действительно последнего китайского предупреждения.

2007-11-28-2007-10-20-monitor-01

По этому скриншоту можно оценить эстетические качества сайта китайской полиции

С нежелательной страницы происходит автоматическая переадресация на сайт полиции Китая, где можно увидеть примерно такое сообщение:

Китайское предупреждение

К сожалению, вы посетили или затребовали информацию, которая содержит ключевые слова, запрещенные отделом цензуры страны, или вашему IP запрещён доступ к этому вебсайту, ваши действия незаконны, система зафиксировала ваш IP и данные, которые вы представили. Пожалуйста, запомните, не предоставляйте никакой информации опасного содержания, или информации, нарушающей национальные инструкции!

Источник

Разумеется, в Китае недоступны крупнейшие мировые социальные сети: Facebook, YouTube, Twitter. Поисковики, такие как Google и Yahoo, работают с существенными ограничениями в рамках договоренностей с китайским правительством. Поисковые машины фильтруют результаты выдачи по ключевым словам, по сути, осуществляя самоцензуру.

Однако интернет не был бы интернетом, если бы не позволял обойти подобные ограничения. Армия китайских пользователей (по некоторым оценкам, всего их насчитывается около полумиллиарда), разумеется, недовольна наличием файервола. Для лазания через стену используются анонимные сети (например, Tor или Freenet), технология VPN (существуют платные и бесплатные VPN-серверы, преимущество платных – скорость и стабильность работы), спутниковый интернет. Как правило, одним способом никто не ограничивается.

aaa

Рабочий стол китайского диссидента

Впрочем, есть и другая часть пользователей, которая целиком и полностью поддерживает идею цензуры в интернете. Среди них есть часть убежденных сторонников Коммунистической партии Китая, но самые активные пропагандисты – это так называемые Уамодан (五毛党), армия проправительственных блогеров и участников интернет-форумов, высказывающих положительное мнение о правительстве КНР, Партии и проводимой государственной политике за небольшие деньги.

По оценкам The Guardian, число таких пользователей может достигать 300 тысяч . Знакомая ситуация для России. Эффективность этого вида пропаганды сомнительна, при этом требует значительных вливаний из бюджета. Здесь китайцы, как и в промышленности, берут дешевизной рабочей силы: в среднем оплата за 1 пост или комментарий составляет пол-юаня, что примерно соответствует 2,7 рублям.

Что касается будущего файервола, то пока оно остается туманным. До сих пор китайскому правительству удавалось совмещать процесс либерализации экономики с сохранением коммунистической идеологии. Так, например, на территории зоны свободной торговли в Шанхае всё-таки откроют доступ к Facebook, Twitter и сайту газеты New York Times, но это сделано, в первую очередь, для иностранцев. Великая китайская стена стоит уже более 2 тысяч лет. Ожидает ли подобная стойкость Великий китайский файервол – покажет время.

Северная Корея: интернет Красной Звезды

В одной из самых закрытых стран мира интернет доступен не больше, чем пластинки Луи Армстронга в СССР 50-х годов. Любая свободная информация может оказать разрушительное влияние на северокорейское общество. Ким Чен Ын, известный как большой любитель матчей NBA и современных технологий, понимает это лучше, чем кто бы то ни было. Отсюда – беспрецедентная закрытость.

По последним данным, подключаться к Глобальной сети в Северной Корее могут лишь около 1200 IP (пользователей, надо полагать, чуть больше). В основном, это партийная элита, сотрудники МИДа и пропагандисты идей Чучхе остальному миру. Список таких лиц и учреждений утверждает и пересматривает лично Ким Чен Ын.

redstar-2.0

Впрочем, и у этой привилегированной части населения нет полной интернет-свободы. Во-первых, история посещений тщательно отслеживается. Во-вторых, все данные проходят по китайским каналам связи, а значит, подвержены влиянию Великого файерволла.

Впрочем, компьютеры, а вместе с ними и возможность обмена данными внутри страны у обычных корейцев всё-таки есть. Как правило, на них установлена идеологически правильная операционная система «пульгынбёль» (Red Star OS), которая представляет собой адаптированный вариант Linux.

redstaros

Из отличий – модифицированный браузер Mozilla Firefox, предназначенный для подключения к корейскому интранету. Официальная северокорейская локальная сеть называется «Кванмён» и строится по образу и подобию всемирной паутины. Всё те же сайты, чаты и форумы, но все – проверенные.

За благонадежность информации отвечает Корейский компьютерный центр. Специально обученные люди мониторят интернет на предмет сайтов, которые могут принести пользу чучхейской науке, технике и промышленности. Найденные ресурсы тщательно проверяются и очищаются от любой нежелательной для идеологии информации, после чего выгружаются во внутреннюю сеть.

Очевидцы, побывавшие в Северной Корее в качестве туристов или по работе, отмечают распространенность пиратских дисков с голливудскими фильмами – правда, не совсем свежими. Порно в стране Чучхе нет: создание, распространение и, вполне вероятно, просмотр порнографической продукции запрещены законом.

Этой осенью в европейских СМИ прошла информация о том, что в Северной Корее был проведен публичный расстрел около 10 человек, признанных виновными в распространении порнографии. Среди них – бывшая возлюбленная Ким Чен Ына, солистка Оркестра электромузыкальных инструментов по имени Хён Сон Воль. Помимо откровенного видео, у арестованных были найдены копии Библии, которая в КНДР, как и порно, строжайше запрещена. Вот это диссидентство!

YouTube Трейлер

Возлюбленная Ким Чен Ына поёт 

В последние годы, всё же, наблюдаются некоторые послабления режима. Пока они касаются иностранцев: несколько лет назад для них стал доступен мобильный 3G-интернет от компании Koryolink. Что касается местного населения, то для них так же доступен 3G, но уже без доступа к глобальной сети.

Иран: исламизация против интернета

Если в Китае или Северной Корее причины ограничения Интернета, в основном, политические, то в арабских странах – религиозные. В Иране запрещены сайты с сексуальным и политическим содержанием, с информацией о правах женщин. Также недоступны на территории Ирана Википедия, Facebook, Youtube и Twitter.

24-я статья Конституции гласит: «Пресса свободна в публикации материалов, за исключением тех случаев, когда они наносят ущерб основам Ислама и общественным правам. Эти случаи определяются законом». То же самое касается и Сети.

При этом технически отсталой страной Иран не назовешь: первое подключение к интернету состоялось ещё в 1992 году через сеть BITNET. Спустя ещё несколько лет количество подключенных пользователей стало расти в геометрической прогрессии. К началу нулевых в Иране были открыты сотни интернет-кафе, использующие спутниковый интернет.

Только после этого правительство Ирана очнулось. Май 2001 года – издан указ «Политика в отношении компьютерных сетей», который закрепил контроль над интернетом в руках государства и узаконил обязательные для провайдеров системы фильтрации нежелательного контента. В декабре 2002 года был создан комитет по определению несанкционированных сайтов, разумеется, в целях защиты исламской и национальной культуры.

iranian internet

Несмотря на эти органичения, техническая возможность получить доступ к Глобальной Сети у обычных пользователей осталась. Старые-добрые прокси-серверы, VPN и Tor стали основными инструментами оппозиции после выборов президента в 2009 году, а Twitter и Facebook, несмотря на официальный запрет, – основными площадками для самоорганизации протестных акций.

Оппозиция, всё же, проиграла, после чего последовало ужесточение интернет-цензуры. Максимальная скорость интернет-трафика была ограничена на уровне смешных 128 Кбит/с, доступ к сети разрешен только при полном раскрытии личной информации, огромное количество сайтов оказались заблокированными. Следующим звеном иранской гребаной цепи могло стать создание «халяльного интернета» – сети по образу и подобию корейского «кванмёна», и местных аналогов всех популярных интернет-сервисов, но уже подчиняющихся иранскому законодательству.

rouhani

На лидера Ирана можно подписаться в твиттере

Однако, после последних президентских выборов, победу в которых одержал гораздо более либерально настроенный (в отличие от администрации того же Ахмадинежада) Хасан Рухани, подобных заявлений становится всё меньше. Дискуссия в правящих кругах изменила направление от «как бы ещё ограничить пользователей?» в сторону «нужна ли Ирану интернет-цензура в её нынешнем виде?». Впрочем, конкретных изменений до сих пор не последовало. Пока Рухани регистрируется в Twitter, а члены его администрации – в Facebook, рядовые иранцы продолжают пользоваться прежним интернетом со всеми его ограничениями.

Куба: проблески свободы

Эпоха диктатуры Фиделя уходит в прошлое, вместе с ней ослабевает государственный контроль во многих сферах общества. В 2008 году Рауль Кастро отменил запрет на использование мобильных телефонов. На очереди – интернет.

До сих пор свободный доступ к Сети у обычных кубинцев отсутствовал. Более-менее свободно серфить могли, как это часто бывает, лишь высокопоставленные чиновники, некоторые ученые и иностранные туристы. Скорость тоже оставляла желать лучшего: либо безумно дорогая и нестабильная спутниковая связь, либо телефонные линии. Разработкой внутренних закрытых сетей, как в той же КНДР, никто в серьезных масштабах не занимался.

Ситуация стала меняться после появления нескольких интернет-кафе, в которые могли попасть не только туристы, но и обычные граждане. В обществе такая неслыханная свобода воспринималась как настоящая информационная революция.

cuba internet

Дальше – больше. В 2009 году ныне покойный президент Венисуэлы Уго Чавес выделил 70 миллионов долларов на прокладку высокоскоростного канала между странами – по дну Карибского моря. Протяженность оптоволокна составила почти 2 тысячи километров. До США, конечно, рукой подать, но по политическим причинам соединить Кубу с Америкой было невозможно.

Вместе с запуском канала на Кубе в один день открылись 118 новых интернет-кафе. Несмотря на высокую цену (4,5 доллара в час при среднем заработке в 20 долларов в месяц), они пользуются огромной популярностью у населения. Разумеется, история посещений каждого пользователя тщательно отслеживается, а нежелательные сайты блокируются. Домашний интернет по-прежнему под запретом. Использование нелегальных каналов связи влечет за собой обвинение в контрреволюционной деятельности. Посадить за такое могут лет на 20.

Иностранцы могут воспользоваться интернетом только в отеле. Как правило, подключение обеспечивает устаревший казенный компьютер. Медленно и очень дорого. В некоторых отелях более высокого класса появился Wi-Fi, но его сигнал тоже нестабилен. Впрочем, чем больше экономика Кубы зависит от притока туристов, тем больше поводов у властей совершенствовать информационную инфраструктуру.

internet-in-cuba

Несмотря на определенные изменения в странах с жесткой интернет-цензурой, пока нет предпосылок для полной её отмены где бы то ни было. Если диктаторские коммунистические режимы (а вместе с ними – цензура в этих странах) могут прекратить своё существование в обозримом будущем, то, например, в исламском мире наблюдаются обратные процессы, связанные с усилением влияния традиционной культуры. Таким образом, свободный интернет везде для всех — не более, чем одна из утопий современного мира.

Изображение на обложке — источник