Текст Захар Тыквин | 07.03.2014

В Шринагаре в декабре тихо и зима – не сезон. По утрам ты просыпаешься в своей покрытой ледяной коркой лодке (boathouse) от гула, высунувшись в окно, понимаешь, что это утренняя молитва тысяч мусульман (кстати, из 85% мусульманского населения 60% вегетарианцев). Горный штат Джамму и Кашмир до сих пор считается спорной с Пакистаном территорией, и люди с оружием на улице здесь не редкость, но частое ”приколачивание” и вегетарианская пища сделали мой микрокосм схожим со внутренним миром местного яка.

Points_of_view_by_rhoberto

Меня взяла греческая атараксия, встав спартанской шеренгой в горном ущелье перед Арийской Армией Одиночества. Много мечетей, много вооруженных ленивых людей, стаи вездесущих птиц и наглые банды собак. Тихо и хорошо.  Из неофициальных достопримечательностей – побывал на подпольной квартире (workinghouse), где мягкий ”black“ упаковывается, а затем рассылается во все уголки мира. В том числе, и Питер. Система проста и гениальна, как автомат Калашникова у одного из тысяч индийских солдат, стянутых сюда со всей страны  (на местные горы приходится 70% всех индийских плантаций ”magic grass“).

Points_of_view_by_rhoberto

Мы запросто ездили по городу с моим новым приятелем, он о чем-то договаривался со своими корешами, что-то мутили, по очереди курили, я помню, что постоянно делал удивленными красные глаза на предложения индийско-русской дружбы.  Гид (буду называть его так) оживленно жестикулировал на ощерившихся оружием блокпостах, что-то там говорил за нас двоих, пока ”гость из России“ витал где-то в эфире,  карябая на  коленке в блокноте каракули.  Получилось, как при пляске святого Витта. Но “Ворд” как водится, поставил все на свои места.

Points_of_view_by_rhoberto

В индийскую Лхасу – Дарамсалу наш окрепший духом ”альпинист“ буквально скатился с гор. В Кашмир я робко прилетел на местном самолете, обратно в успевшую мне надоесть до желудочных коликов столицу решил двинуть на басе с остановкой в резиденции Далай Ламы XIV, а это, как оказалось, 700 км дорог, почти половина из которых приходится на горные.

Добирался на двух автобусах, чтобы ощутить колорит, кроме туристского (tourist), взял билеты на обычный (local), индийский. Рюкзак перестал давить неподъемной ношей. Так закончилась первая часть моего бродяжничества по Индии.

Points_of_view_by_rhoberto

Лама недосягаем для простых смертных, как Небожитель. Терпение и смирение может взломать любые замки, вот и ходят дружелюбные тибетские монахи вверх-вниз от центра города до деревушки, где живет в изгнании их правительство. Энергетика мест хорошая, может, за счет дедушек-монахов, вечно что-то малюющих желтой и белой краской на придорожных камнях. И почти нет попрошаек.

Весной здесь рай, но зимой приходится спать в толстовке из-за плохой отапливаемости гестов. Хорошо, что туристов мало. Впрочем, на то, чтобы водрузить первый из штандартов, выполнив московский наказ, мне хватило недели. К Ламе я так и не попал, оказалось, что нужно оставлять заявку за полгода до посещения.

Points_of_view_by_rhoberto

12 часов серпантина в салоне с рыгающими индийскими семьями middle class и истинными детьми аллаха – и я в душном и втайне ненавидимом мной Дели. На гремящем цветастом, локальном ехалось вполне. Начало, наконец, припекать солнце. Желтозубое и совсем не кусачее. За сутки до этого в стылом неотапливаемом автобусном салоне появилась привычка постоянно шевелить пальцами.  Как немец под Москвой, да.

Мой “перевалочный пункт”, как водится, был ко мне ”гостеприимным“. Все билеты на несколько дней до Варанаси были распроданы. Пришлось переплачивать местным барыгам (agency) за полку в вагоне sleeper-класса. ”Город мертвых“ уже здесь начал набивать себе цену. Поезд оказался вполне пригодным для путешествия средством передвижения – русский плацкарт.

Кормят приличнее и дешевле. Индусы – народ неопрятный, все время что-то едят, жуют табак, сплевывая тут же. В Москве у меня вошло в привычку уважать ареалы обитания, чужие – тоже, потому я не всегда успешно в забитых мусором индийских городах разыскиваю специальные емкости для отходов.

Points_of_view_by_rhoberto

Варанаси чуть чище, чем все остальные, хотя это только в центре. Трущобы забиты какашками коров и каноническими нищими. Варанаси (Бенарес) – Город мертвых. Смерть в этом населенном пункте для индуса очень важна. В древних фолиантах сказано, что отъехав здесь на берегу мамы- Ганга (Ganga), человек выходит из колеса Сансары (Sansari) и достигает Нирваны (Nevermind), т.е. находит, наконец, свой угол, покой и блаженство.

Вот и чадят с утра до ночи с останками святош и не очень. Рядом суетятся дети, подкидывая дровишки, оживленно беседует семья умершего. Никто не грустит, все довольны. Шанти. На одного жмура уходит в среднем 200 кг  дров. Один кг – сотка местных рупий. И тут хоть кредит бери. Нищебродов хоронят всем миром, сам лично одного оплатил. Для кармы, мол. Но вообще, чтобы отвязались.

Рядом отталкивают несгоревшие за 3 часа останки (грудка, кхм, тазовая часть и пр.), омываются и моются люди. Для них это священный акт. Никто за буйки не заплывает. Носа своего дальше прибрежной полосы не показывает. Рот омыли и домой по делам. Посередине Ганга плавают только упаковки с детьми, беременными женщинами и домашними животными. Они пока на блаженство ”не наработали“, как сказал бы самый известный Гусекрад в Союзе.

Город на святой реке, конечно, завораживает, но озарений и явлений духов я не испытал. Сидел после традиционного вечернего праздника на набережной и вдыхал запах шашлыка. Как в Ялте. Последние тела как раз часам к 10 загружают.

Points_of_view_by_rhoberto

Загодя в этот раз забронировал билеты до Горахпура (Gorakhpur) – граница с Непалом.  К обеду следующего дня уже ехал в экспрессе, перевозящем к границе часть пограничников. Оружие и клыкастые, страдающие от жары, собаки валялись прямо в проходах. Одна из сомнительных черт этого народа – они не морочатся на мелочах: этикет, гигиена, безопасность. Солдатам просто не приходило в голову, что оружием захочет кто-нибудь завладеть, или что миллиарды бактерий Ганга попадают в  организмы паломников с водой. Шанти (каждую секунду, как мантру!). Все там будем.

Вообще индийские менты и военные вполне дружелюбны и общительны. Не за чаевые (tips), а просто так, от нечего делать. И не так навязчивы, как другие их соотечественники. Сразу вспомнил нашу милицию. Свои tips они тоже просто так не упустят.

Сойдя поздно вечером с поезда, попал, как водится, в толпу велорикш, после чего был доставлен на bus stand самым быстрым и буквально пересажен на автобус, следующий до приграничной деревни. Обнаружил только сотку местной валюты в кошельке ближе к середине поездки. Как раз на рис с чаем хватит, а ночи вроде теплые в этой части. Только бы, думаю, утра в Индии были такие же мудрые, как у нас. Вот тебе и ”возврат“, укладываясь на сиденья в конце автобуса. Часа три до Сонаули. Пожалел рикше на вокзале лишний полтос накинуть.

Points_of_view_by_rhoberto

Кроме шуток, в Индии все возвращается и довольно быстро. Все мои вспышки гнева, столичные шуточки и попытка экономии в сторону местных тут же отражаются на ровном течении путешествия. Поиски под угрозой. Пожурили, и хватит. Без потребительских подробностей впредь.

Вся проблема в том, что они другие, нужно фильтровать, как посоветовали друзья, живущие здесь давно. Как местную воду, чтобы не подцепить заразу. С водой, положим, я вопрос решил, а вот как реагировать на повадки всей этой армии, занимающейся доением простачков европейцев, я пока не освоил. С нашими бывало легче. Кровопускание высвобождает лишнее, но здесь чревато – забьют палками. ”Все там будем. Шанти“. У них даже глаза это говорят, когда завышают цену на свой товар раз в десять.

«Where are you going now?» Сильно выпивший кондуктор и подвижный улыбчивый водила дали мне понять, что за разболтанными дверями автобуса – конечная. Кроме этого, уже ночь, полное отсутствие электричества и банкоматов, одному известно, на сколько километров. Оглянувшись на пустой салон и поняв, что помощи ждать, как обычно. Пожал плечами и вышел, взвалив свой ощутимый багаж на спину. Вот тебе, думаю, и приключения. Ты все-таки в походе, турист, а сам пытаюсь разглядеть в окружающей черноте хоть огонек. Даже умирающие, говорят, имеют свое право на свет и тоннель!

— I can show you a way to a hotel – где-то сзади.

— Thanks a lot, — говорю, переминаясь с ноги на ногу, как школьный хулиган.

— But you forgot to pay your luggage in our bus…

— Да, вашу мать!

А почему нет, думаю? На чаек с молочком еще хватит. За вредность тебе. Кондуктор, виновато улыбаясь, спрятав деньги, провел меня какими-то закоулками до “большой“ дороги и, ткнув пальцем в неоновую вывеску, быстро растворился. Учат их этому что ли с детства? А суть вышеизложенного такова. Всегда держите в таких поездках при себе наличные деньги, ибо банкоматы и пр. излишества цивилизации есть далеко не везде. Под честное слово, что долг погашу завтра же, я получил ключи от каморки, где, как окажется, проведу еще двое суток, и бутылку воды на ужин.

Points_of_view_by_rhoberto

Банкомата на границе не оказалось вообще. И еще сутки я потратил на то, что раскатывая на попутках, искал так нужную сейчас ”cashmachine“ во всех окрестных селах, ибо еще нужно было в срочном порядке искать 40$ на непальскую визу. Питался мандаринами и бананами. В долг, без процентов. ATM я таки нашел в четырех часах езды от Сонаули (пограничный пост) и на следующее утро, довольный собой, перешел границу, что оказалось делом совсем не хитрым и быстрым.

Скучающий пограничник спрятал положенные с меня 40$ в бездонный ящик стола. «You are lucky!». Поток желчи, как Ниагара, думаю про себя. «Strike closed today but it will be open  very soon. You can go to Kathmandu. Do you know strike?»

Strike – форма политической борьбы красных в Непале.  Дети Мао (маоисты). К примеру, объявляется Strike. В течение какого-то времени все транспортные средства, курсирующие по стране, берутся ”на карандаш“. Номера каждой машины записываются агентурой и впоследствии взрываются при условии того, что автомобиль продолжает ездить. Потому во время страйка все ходят пешком или крутят педали. В Азии за здоровьем следят. Сам скажу – честно, последствий боевиков не наблюдал, но пару раз приходилось задерживаться в незапланированных местах.

Ах, далеко ты, страна бюрократов! Вселенная, наконец, угомонилась, давая мне передышку – 12 часов до Катманду.

Points_of_view_by_rhoberto

Фотографии Захара Тыквина
Оригинал обложки