13f5903071d4766ce15cac4be285d344

Текст Антон Запускалов | 20.11.2013

Плох тот областной центр России, который не столица: “Столица Заполярья”, “Центр Зауралья” или какого-нибудь ещё N – звучит значительнее, чем просто Мурманск или Курган. Ещё один способ восстановить географическую несправедливость – это взять название чего-нибудь известного и признанного, и добавить к нему прилагательное “русское”.

В ста километрах к западу от Столицы Южного Урала (гордое наименование Челябинска) расположена Русская Швейцария. По крайней мере, так в нулевые годы предположили рекламщики РЖД, вывесив на вокзале города Миасса рекламный баннер “В Русскую Швейцарию по Российским Железным Дорогам”.

13f5903071d4766ce15cac4be285d344

И я по шпалам, опять по шпалам…

Город, возникший в 1773 году вокруг медеплавильного завода, и позднее обнаруживший в своей черте несколько золотых месторождений, к началу 20 века выкачал из земли всё полезное, что мог. Так бы и разбежались жители в погоне за длинным рублём, если бы в 1941 году в Миасс не эвакуировали часть производств Московского Завода имени Сталина.

Автомобильный завод “ЗиС”, впоследствии ставший “Уралом” – одно из двух главных городских производств. Второе градообразующее предприятие, возникшее чуть позже, в послевоенном 1947-м – это Государственный ракетный центр имени академика В.П. Макеева. Значительная доля тех ракет, которые запускаются в космос из России, сконструирована именно здесь.

Два главных предприятия определили причудливые очертания города. Историческая часть 19 века – это совсем небольшой район с перекошенными от старости особнячками, ныне находящийся на отшибе и заселённый преимущественно маргиналами. В девяностые именно здесь обосновались промышлявшие наркоторговлей цыгане, что предопределило и остальной контингент района.

С переводом в Миасс “ЗиСа” в 40-е годы стала застраиваться нынешняя центральная часть города – по другую сторону железной дороги и на некотором удалении от исторической части. В 50-60-е выросла северная часть – за корпусами автозавода, лесом, ракетным центром и ещё одним лесом.

В результате сегодня город очертаниями напоминает Чили – путь  из одного конца Миасса в другой на общественном транспорте занимает около часа притом, что население города – всего 160 тысяч человек. По легенде, районы и предприятия строили на расстоянии друг от друга на случай воздушных ударов империалистов – чтобы не взорвали всё одной бомбой. Как будто они не нашли бы двух, в самом деле.

В девяностые годы автомобильное производство периодически почти приостанавливалось, ракетный центр же героически держался. Работникам предприятий не всегда могли платить деньгами, часто молоко и другие товары повседневного спроса приходилось брать по талонам. Мы с мамой, почему-то, ходили с этими бумажками в кулинарную лавку при главном городском ресторане.

Скудный рацион рабочего в середине 90-х периодически скрашивала гуманитарная помощь, например, «паштет из печени дичи с коньяком» в небольших стеклянных баночках – говно, что на вид, что на вкус.

До 2000 года проезд по городу во всем общественном транспорте, а это троллейбусы и автобусы, был бесплатным. Факт этот поражал туристов, а объяснение предельно простое – поскольку основная часть горожан трудилась на двух градообразующих предприятиях, у них из зарплаты ежемесячно удерживалась фиксированная сумма «за транспорт».

В нулевые схема дала сбой, сначала часть, а потом и все перевозчики стали брать деньги за проезд. На сегодняшний день, как и во многих российских городах, городской транспорт еле дышит, основным же средством передвижения стала пожившая жёлтая “Газель”.

Но довольно о промышленных достижениях – в конце концов, не из-за них Русская Швейцария стала так называться. В непосредственной близости от города расположено озеро Тургояк. Лет 20 назад оно ещё считалось вторым по чистоте в России после Байкала, с тех пор промышленники и предприниматели сделали с ним своё грязное дело, впрочем, не настолько, чтобы поток туристов стал меньше.

13f5903071d4766ce15cac4be285d344

Городской троллейбус на фоне главной проходной автозавода “Урал”

 

В погожий летний день пляж озера Тургояк по заполненности вполне может соперничать с крымским – значительная часть отдыхающих едет сюда из соседних городов и областей.

Кроме летних развлечений есть и зимние: вокруг города, и даже в его черте есть горнолыжные трассы и спуски, заброшенные в пору дикого капитализма, сегодня они – образцовые бизнес-предприятия, привлекающие лыжников и сноубордистов со всего Урала. Кстати, о бизнесе. У многих название “Миасс”, прежде всего, ассоциируется с мебелью, стремительно захватывающей рынки России и зарубежья.

YouTube Трейлер

И о власти. С начала 2000-х в Миассе было, по крайней мере, два громких инцидента, связанных с теневыми махинациями градоначальников.

Первый произошёл в 2004 году, когда тогдашнего мэра Владимира Григориади (выигравшего выборы в 2001-м под лозунгом “Ну и что, что грек?”) “взяли” при получении взятки 150 тысяч рублей. Обыск в доме у Грека показал, что эти деньги – лишь жалкая часть всего, что за три года в мэрском кресле получил Владимир Стиллианович.

Второй громкий инцидент совсем свежий – 30 сентября 2013 года сити-менеджера Виктора Ардабьевского задержали прямо по дороге на работу по подозрению в заказных убийствах.

YouTube Трейлер

В связи со специфическим характером городских производств молодежь, подающая хоть какие-то надежды, город предпочитает покинуть. По последней статистике, в Миассе более 50 тысяч пенсионеров (и число это растёт с каждым годом), количество же трудоспособных граждан постоянно сокращается – сейчас это около 40 тысяч человек.

В городе есть большие проблемы с инфраструктурой – торговые центры в основной массе напоминают слегка облагороженные советские универмаги, кафе, в которые не страшно зайти, можно пересчитать по пальцам, кинотеатр на весь город один и открылся в прошлом году.

Вероятно, за исключением отличных гор и озера, в Миассе всё обстоит так же, как и в других небольших городках страны. Никита Михалков давеча горевал, что умирает русская деревня. Малые города медленно, но, увы, верно движутся в том же направлении.

Обложка — оригинал