Текст Захар Тыквин | 21.03.2014

За полтора месяца в пути я слышал родную речь только по телефону. «Как погода? Не скучно одному?  Ты  там голодаешь?». Спасибо, что волнуетесь. Wi kak? Не забываю вовремя менять раскладку.

Вот уже как час, подсвечивая себе фонарём, увлеченно собираю и снова разбираю рюкзак в номере.  Да, отмечаю очередной Новый год  нехитрым салатом и полупустой «Bombay Sapphire» в почти родном Катманду. Иногда спускаюсь на ресепшн и пытаюсь на прокуренном хиндише объяснить добродушно-хитрому работнику отеля, что у нас ТАМ скоро ПРАЗДНИК, и мне нужно срочно поговорить с кем-нибудь, я хочу услышать зимнюю сказку  и мне плевать на то, что в гостинице перебои с электричеством. Завтра я ухожу в горы на трек из Покхары к базовому лагерю горы Аннапурна.

Points_of_view_by_rhoberto

Быстрый стук в дверь. Знакомый голос: «Coming electricity. S Novim godom, man!»

В Непальском фольклоре существует детская шутка, которой меня научил мой гималайский гид (эх, и не упомнишь всех).

I– I

N– Never

D– Do

I– It

A– Again

N – Never

E – End

P– Peace

A – And

L – Love

Прошло достаточно времени, но я снова и снова, как ребенок, скачу по холмам и скалам Сибири, Камчатки, ставя себе очки, назначая маленькие миссии. Теперь у меня есть образец неактивно-активного отдыха. До сих пор питаю душу и тело тем, чем поделилась и на что открыла глаза та, не всегда легкая тропа. Когда эти громадины рядом, ты каждый раз начинаешь понимать свое истинное положение на земле. «Горы вставляют, но все по-разному» (с) Ты становишься сентиментальным муравьем-Вербером на время.

Points_of_view_by_rhoberto

Гид – интеллигентного вида паренёк, немного моложе меня – после удачного похода позвал на ужин к своей семье, проживающей вчетвером в микроскопической, заваленной барахлом комнатушке   где-то неподалёку от моего чистенького туристического Тамеля. Мы ели, я пил с папашей принесенный мной джин и “Royal Stag”,  говорили о взаимоотношениях двух братских народов. Тогда отвлекшись от риса с чем-то, паренек набросал на клочке вышеупомянутую незамысловатую схему-шутку.  При этом только многозначительно пожал плечами и объяснять ничего не стал, вернувшись к своей еде. Скромность – сводная сестра блаженного.

Дух присутствует в непальском народе. Индусы, по сути, другие. Фору в наглости и деловитости дадут многим. Работать не очень любят. Заработают звонких монет и сидят на улицах, поплевывая жевательным табаком себе под ноги. Думаю, соль – в этом. Прожив почти месяц в Катманду и пообщавшись с обитателями горной периферии, я неоднократно столкнулся с шутками непальцев в сторону соседей. Где-то на крыше Азии живет веселый народ.

Points_of_view_by_rhoberto

В конце застолья я принял вызов и уверенно перепил отца семейства. Папе вскоре стало по-настоящему плохо, но сдаваться он не хотел до последнего! В этом мы действительно заткнем за пояс всех. Затем подарим каждому в знак “вечной дружбы”  какие-то мелочи, будем долго прощаться и, покачиваясь, растворимся в одинокой монашеской ночи.  Мне до сих пор смешно и тепло на душе от того случая.

Один улыбчивый, как все таксисты в Катманду, лавируя в утреннем, одинаковом везде напряженном потоке, обронил как бы невзначай фразу: «Так вы пишите? Все журналисты – опасные люди! Примерно, как полицейские». И ухмыляется, вцепившись в свою несъедобную баранку. Я даже подскочил на месте – Танечкин мячик. И вон реку как раз проезжаем. Вы, думаете, говорю? «Конечно, – отвечает, – с вами беседуешь о чем-то по душам, а вы потом все подробно записываете к себе в блокнотик. По часовой минут на 15 и сразу обратно почти на целый день, объезжая зазевавшегося старца на перекрестке»

Приехали, думаю.  С ментами теперь один круг ада делить. Куда там их Алигьери определил? Комедия обстоятельств, да и только…Прорубаем бок о бок дорогу к счастью! Кто самопишущим пером, а кто волшебной жезло-дубинкой. Ну и что? И пытаюсь его сразить тяжелой и обыденной, как гиря на балконе, фразой – работа, мол, такая.

«Почему нет? Те, ДРУГИЕ, тоже работают». Ох, уж мне эта ухмылка. Я не согласен, переходя в оборону, приоткрывая окно, нужно время, чтобы стянуть все доступные силы, говорю. Положим, с нами и с ними нужно держать ухо востро, но стражи порядка – это изначально сфера услуг, а мы вроде как производим продукт, ну, как фермер или как плотник, который сделал вам стул. Плотник сделал сыну плотника крест. Тоже продукт. Многозначительно молчу.

«Да все равно, – смеется, – я в СФЕРЫ не суюсь». Заворожено смотрю на отполированный до блеска, ни на секунду не останавливающийся руль. «Я по дорогам все больше…» Верю, как себе. «Хороша, да?» – показывает на оживленно беседующую с нарушившим водителем большегрузной TAT’ы регулировщицу. Я показываю на часы, мол, у меня автобус через 20 минут. Но женщины в форме, да! Проще перепрыгнуть, чем обойти. Форменные формы.

happy-world-poetry-day-featured-580x333

Пожимает плечами: «Big traffic. Shanti».  К таким вещам сейчас я уже отношусь спокойно. Без меня, конечно, уедут, но в Азии другой ритм. Здесь ленивы даже сотовые операторы, всегда есть возможность передумать. Служители закона тоже немного другие. Вполне дружелюбны. Для них твоя иностранная рожа в паспорте почти священна.  Даров и подношений не ждите, они  просто делают свою работу и своего, конечно, не упустят. Это призвание! Назвался груздем, как говорится,…да и одежка тех же земляных цветов. Но быть ходячим денежным мешком с сомнительным до кучи прошлым я привык в Москве. С моих слов записано, верно, мною прочитано.

Журналистам nepali people, стало быть, тоже не доверяют. Даже этот человек с грубыми руками, хитрыми живыми глазами видит во мне потенциальную угрозу своего жизненного пространства, ограниченного, но только русской фантазией: от старенькой легковушки производства духовных соседей до базового лагеря горы Аннапурна.  Но попытка не пытка. Стягиваю все силы в кулак – и в контратаку. Вы же газеты читаете? «Читаю, конечно. Как ВСЕ…» Обходной маневр.

Едите, наверное, тоже, как ВСЕ, не ВСЁ подряд, соблюдая личную гигиену? Вопрос в азиатских глазах с хитринкой. Торжество в моих. Выбирайте, что и когда читать, также тщательно. А, главное, не забывайте тщательнее мыть руки перед и полоскать рот после. Личная гигиена в этом вопросе тоже важна. Будьте начеку!  А наша кухня работает 24 часа в сутки, удовлетворяя разнообразные вкусы, и подойдет к любой диете. Соответствующие сертификаты можете изучить, если желаете, при входе.

К слову, на автобус до Люмбени – место рождения Лорда Будды – успели. Как ребенка, с рук на руки другому “улыбчивому” передал. Они в чём-то правы, если копнуть.  Но могу и не копать. Ручки у нас, как и полосатые жезлы, всегда наготове. Вдруг кто нарушит. Зато чистые.

Points_of_view_by_rhoberto

За месяц на интернациональных треках и гималайских серпантинах я понял, что постоянно мёрзну, стоптал пару кроссовок и хочу на ”Пляж“, как у Гарланда.   Потому когда в нескольких туристических конторах в Катманду мне предложили тур по горному Тибету на 10 дней за “символическую” сумму от 800 до 1500$, решил, почти не сомневаясь, вернуться в Индию (фокус с двойным въездом для этого и был задуман) и двигаться на восток к Бенгальскому заливу.

Со временем я перестал себя корить за праздность и экономность, оставив “Крышу мира” для снов и будущих восхождений. Но тебе, непоседливый бодхисатва, советую, если занесет в Непал по весне, не экономить и упрямо пробиваться дальше и выше, пока идут ноги, а карман оттягивают рупии.  Нужно только помнить, что тибетская территория под особым китайским контролем, потому в режиме «как-нибудь сам с рюкзачком добреду в Лхасу» вряд ли выгорит.  Только намеченными официальными лицами маршрутами (самолёт-внедорожник-на осле-пешком), с не менее официальными и внимательными гидами. Сделай русскую заначку и запасись буддийским терпением. Это того стоит.

Points_of_view_by_rhoberto

На Бенгальский залив по счастливому стечению обстоятельств я попал в межсезонье. Так “мёртвый” стал для меня “бархатным”. Поток индийских туристов после декабрьских праздников уже схлынул, а иностранцы в это время года предпочитают более теплые места.  Океанские волны, приемлемая для русского медведя температура (25-30 градусов для местных – уже зима), отсутствие толпы туристов…

Последнее, кстати, сулило мне возможность экономии денег, к тому времени подошедших к концу, и, что самое главное, душевных сил, так старательно накапливаемых в этой поездке. В бесконечных торгах с местным населением можно потерять и то, и другое. Маленький рай для экономистов и деловых людей с верной армией готовых всегда помочь рыбаков. Разумеется, капризничать дозволяется исключительно за вашу звонкую монету. Местные, если и жадничают, то просто по привычке.

Стремительно пустеющий денежный кошелек продолжает свое победное шествие по Азии, сменив тёплые шмотки на курортный прикид. Почти два месяца в горах не дали забыть, что в Москве морозы, каких давно никто не помнил, как будто седая русская старуха ждала моего отъезда, чтобы отыграться на тех, кто остался за все прошлые зимы. Вот вам и бабье лето до ноября, и купание на майские! Хотя вырвавшиеся на заслуженный новогодний отдых друзья в один голос говорили, что в столице зимняя сказка.

Но, разумеется, они хотели быть героями другой сказки – перевертыша. Где не кот вокруг дуба, а мартышка за орехом на пальму. Где орда стариков каждый день чинит свой невод и выходит в море в поисках своей личной Рыбы, которая исполнит их желания, изменив жизнь.

Points_of_view_by_rhoberto

Местный городской пляж, отделенный от города, мир, созданный по прихоти сильнейших из демиургов: Доллар и Его Величество Бизнес. Я близко познакомился с ними здесь. Небольшая стая закутанных в платки мужчин окружала свежеприбывшего туриста, и человек будто пропадал, растворялся, плавая по волнам своей жадности. На этом отрезке прибрежной песочной полосы складывались все цепочки и сходились все концы по сбыту товаров широкого и не очень потребления. От рыбы до полудрагоценных камней. Блеск последних действительно завораживал. Бриллианты, сапфиры, жемчуг всевозможных цветов, который могли при тебе извлечь из раковины. Сокровища Агры. Или по следам сэра А.Конан Дойла.

Вы богатый человек – смеялся я, взвешивая на ладони разноцветное богатство. Каждый из этих загорелых предпринимателей всегда при чистой рубашке и брюках даже в самый солнцепек только отшучивался: «Me? No…I have only my stones but I need some money. Big family…you know». И у каждого, конечно, именно сегодня форс-мажорное происшествие! Свадьба друга или больной отец. Я раздавал блестящее, но в большинстве своём поддельное богатство обратно по рукам и шел за холодным пивом в лавочку.

Здесь живут славные люди, которые с удовольствием отсыплют тебе горсть стекляшек или отдадут пол-своего дневного улова за фотокамеру или даже рубашку. У них свои пути к счастью. Подчиняющиеся приливам и отливам. Я угощал их ромом и байками про Московскую жизнь, а они отдавали, делились со мной тем, чем могли. Проводить время в компании вдруг “помолодевшего слона” они любят.

Points_of_view_by_rhoberto

Был у одного даже на деловом ужине. «У меня  жена, отлично жарит макрель с рисом». Четверги у них семь раз в неделю… Долго вел меня по закоулкам своей отдыхающей после трудового дня деревни, думаю, главное, избегать бесчисленных куч навоза и полагающегося к ужину алкоголя, а то могу ноги не унести из этого лабиринта, где даже куры, кажется, внимательно следят за чужими. Шутил еще, что «русские не сдаются просто так». Вспомнил.

Дилер “всего на свете” оказался примерным христианином. Натуральным, крещеным и с двумя сыновьями. Цветные плакаты с Иисусом, несколько нарисованных краской на стенах крестов. Крошечная, но уютная, примерно, как моя кухня, квартира. Еще, думаю, жалуюсь на свою в Москве. Пища, разумеется, перченая. Так я к местной еде и не привык. От пива отказался, выпив с неугомонным старшеньким бутылку газировки. Младший, как оказалось, в конце застолья тихо спал в полотенце, подвешенном к потолку. Как простой матрос в исторических фильмах из детства. Сразу видно, растет смена.

Каждый день в таких вот деревеньках на пятачке в 10 км вылавливаются тонны морепродуктов: тунец, макрель, крабы, гигантские креветки… и много чего такого, что я до сих пор никогда не видел. Даже гигантские черепахи, разлагающиеся трупы которых валяются повсеместно. Встретишь такую, и жуть берет. Все это потом меняется на драгоценности на Севере, штат Раджастан. Подделок, как я говорил, океан.

Он для них, как одомашненный зверь. Приносит в зубах рыбу и послушно принимает, слизывает дочиста подачки хозяев. Бытовые и человеческие отходы. Экскрементов на берегу моря – море. Это как задремал после водных, водного на песочке, открываешь глаза, а в метре сидит вся мужская часть средней семьи. Орлы, а не морские волки! Водную стихию они приручили, но характер показывать отучить не смогли. За несколько дней до моего приезда огромной волной перевернуло рыбацкое суденышко. Посейдон затеял у себя в резиденции пирушку, трое, говорят, решили остаться на десерт.

Points_of_view_by_rhoberto

Я маялся здесь уже две недели. Зато стал всё чаще слышать русскую речь, а городишко стал напоминать отечественный курорт. Только без вкусных чебуреков, Всевидящего Ока закона и катамаранов 100 р. в час.

В один из дней я от лютого безделья катался на велосипеде по рыбацким окрестностям.  Мне позвонил старый друг, отправившийся с компанией строить своё собственное кафе на ГОА: «Ты живой ещё, бродяга? Про нас не забыл? Эх, ты ТАКУЮ вечеринку пропустил на Новый год!».

Вечером я внимательно считал оставшиеся у меня средства и разглядывал потрёпанную карту. На запад, в “русское” ГОА, решил пробираться через деловой Мумбай (Бомбей). Денег всего на неделю, а впереди 3500 км. Я тогда уже был одной ногой у своих.

Оригинал обложки

Фотографии Захара Тыквина