2012817142942551

Текст Степан Гаврилов | 14.01.2014

Елена Тихонова и Доминик Шпритцендорфер снимали фильм “Электро Москва” 8 лет. Фильм рассказывает об истории советской электронной музыки, начало которой положил Лев Термен еще во времена Ленина, об инженерах и композиторах, которые подпольно разрабатывали ставшие потом легендарными синтезаторы, о культе электричества в СССР, философии творчества в условиях тоталитарного режима, и о том, что от этого осталось в современной России.

Андрей Андрианов, автор известных сюрреалистических басен про Ежи и Петруччо провел вербальную художественную линию картины, которую создатели кино называют между собой “электро-сказки”. Закадровый текст повествует о “призраке коммунизма” и “электрификации”– двух мистических столпах, на осколках которых и выросли гении советского андеграунда.

Фильм рассказывает о настоящем и прошлом, и как они подчас неразделимы. “Все наше – навсегда” приходят после просмотра фильма в голову строчки Василия Шумова и группы “Центр”.

YouTube Трейлер

Очень русская ситуация

Я смотрел фильм и, глядя на героев, на сумасшедших изобретателей, вспомнил замечательную историю из жизни моих друзей-музыкантов, которые у бомжа за 50 рублей купили здоровый железный и ржавый ящик с тумблерами и кнопками. На нем было написано “ГЕНЕРАТОР ЗВУКА”. Они долго его мучали в студии, пока он не сломался. Удивительно, что ваше кино рассказывает подобные истории.

Доминик Шпритцендорфер: «На самом деле, каждый русский может рассказать много историй на эту тему».

Елена, у вас сверхидея была показать очарование той России, в которой вы выросли?

Елена Тихонова: «Сверхидеей былo рассказать о столетней истории СССР/ России, только сделать это  непривычным способом,  провести линию повествования через призму электронной музыки и электронных инструментов, через людей, которые пожертвовали себя электроникe. Мы с Домиником попытались рассказать метафизическую историю советского человека, его столетний путь, с началом в точке провозглашенной Лениным «электрификации» и до наших дней. Мы решили сделать  фильм в форме сказки. А раз у нас речь идет об электричестве  – у нас получилась  электро-сказка».

Доминик Шпритцендорфер:  «10 лет назад мы впервые услышали от знакомого про советские синтезаторы. Про то, что oни были сделаны из бракованных деталей оборонной промышленности. Никто из музыкантов на них не хотел играть, все их попросту ненавидели. Нам показалось, что это подходящая метафора, что с ее помощью мы можем рассказать о жизни в Советском Союзе».

2012817142942551

Режиссеры: Доминик Шпритцендорфер и Елена Тихонова

Елена Тихонова: «Мы начали интересоваться бэкграундом темы и узнали o советских пионерax  электронной музыки, таких, как Лев Термен. Еще в 1920-e Лев Сергеевич показал Ленину изобретённый им инструмент «терменвокс» – первый в мире электромузыкальный инструмент. Ленин сразу понял, что такое изобретение может быть полезно и в военной промышленности. С тех пор и до наших дней, по этому принципу работают сигнализации. Но тогда, в 20-е, Ленин дал деньги на развитие обоих направлений: военного и музыкального.

Термена отправили в Америку, где он организовал компании Teletouch и Theremin Studio. Чтобы жить в США, оставаясь при этом советским гражданином, он был вынужден стать советским шпионом. В Америке Термен дружил с Альбертом Эйнштейном, Чарли Чаплином, Джоном Рокфеллером. Kстати, Хичкок во всех фильмах использовал звуки терменвокса.

Все закончилось, как большинство русских сказок – грустно.

Из США его вернули в СССР и увезли прямо в ГУЛАГ. С тех пор в Америке Термен числился умершим. Свободу он получил после изобретения подслушивающего  устройствa “Буран”, ему дали первую премию Сталина. Уже на свободе он работал вместе с Туполевым и Королевым в секретной лаборатории. Нет почти ни одной вещи в современном мире, к созданию которой не приложил бы руку Термен».

Доминик Шпритцендорфер: «Но даже во время работы в секретной военной лаборатории у Термена не было доступа к нормальным деталям, с которыми он мог бы работать над созданием музыкальных инструментов, и он собирал детали на свалке».

Елена Тихонова: «Другой пример: изобретатель первого в мире студийного синтезаторa “АНС” – Евгений Мурзин. АНС работает по принципу рисованного звука. Этот синтезатор превращает графическое начертание в музыку. Мурзин работал на военном заводе, в секретной лаборатории. А в свободное время дома со своей семьей он паял свой синтезатор. Продолжает дело Мурзина герой фильма, композитор, Станислав Крейчи.

Станислав посвятил свою жизнь спасению этого синтезаторa. Все свое свободное время и деньги Крейчи инвестирует в этот инструмент. Благодаря его любви и страсти “АНС” жив до сих пор, и по-прежнему в рабочем состоянии. Нам показалось, что эти истории абсолютно точно отображают то, как человек живет ради страсти и желания творить и созидать, вопреки системе, вопреки всему. Это очень такая русская ситуация.

YouTube Трейлер

Электро-сказки и электро-дилеммы

Андрей, как вы выстраивали гиперреальность фильма? Как удалось сохранить известную атмосферу сказок про «Ежи и Петруччо»?

Андрей Андрианов: «Фильм – не историческая картина, как обычно это у нас делается. Это миф определенный. Ведь каждая культура создает мифы, и для меня они более ощутимы и реальны, чем сама реальность.»

В полотне закадрового текста присутствуют спорные моменты, когда жизни в Советском Союзе дается, скорее, негативная оценка. Сделано ли это было намерено, чтобы попасть в конъектурную жилу вновь начавшихся споров о советской власти?

Андрей Андрианов: «В фильме есть герой-Архипов, который говорит: «Сказать, что жизнь в Советском Союзе была плохой — нельзя, и сказать, что была хорошей – тоже нельзя». Это сложная такая позиция. Вот и для меня это была дилемма: а что сказать?

Споры идут, скорее, о правительстве и государстве, но это совсем другая история. Я вообще, считаю, что любое государство, не только наше, –  это машина подавления. В этом смысле, я, вообще, антигосударственник и думаю, что чем быстрее государство исчезнет – тем лучше».

Фильм не говорит о том, хорошая  это машина или плохая, машина всегда останется машиной, фильм про творческих людей,  их потенциал, надежду,  мир, в котором они живут.

Хорошо, а осознанно ли фильм играет на другом заметном культурном явлении – ненавязчивой ностальгии молодежи по советскому/постсоветскому детству, которая проявляется в веяниях моды, концепциях дизайна и даже музыке (что, кстати, в фильме отображено)?

Андрей Андрианов: «А что в культуре делается осознанно? Это совершенно другой  метод познания. Это интуитивно, потому это и хорошо. Осознанно расставляют генералов и снимают фильмы, типа “Сталинград”.»

Доминик Шпритцендорфер: «Нам просто было важно рассказать о советском андеграунде –  а им было все, что не выходило на фирме советской звукозаписи “Мелодия”.»

YouTube Трейлер

Кино про… жизнь

Фильм вышел очень позитивным, я имею в виду, в нем есть, над чем искренне смеяться.

Елена Тихонова: «Человеку даже в самых тяжелых условиях нельзя запретить улыбаться и смеяться над тем, что происходит вокруг. Никогда не забуду, как мой отец, физик-ядерщик, который в свое время занимал должность начальника сектора в секретном институте, после известных событий 90-х и закрытия института, был вынужден печь и продавать хлеб.

Мама плакала, когда это случилось. А папа ко всему относился с юмором. Он смеялся над этой ситуацией».

Вы же понимаете, что все комедии повествуют о грустных вещах. Мы тоже хотели говорить о серьезных вещах с иронией и юмором.

С марта 2013 года фильм “Электро Москва” был показан на многих кинофестивалях Европы и Америки. Чем запоминается фильм западной аудитории?

Доминик Шпритцендорфер: «На Западе Электро Москву воспринимают как экзотику. Там до сих пор советский человек – это загадка. Но русский зритель, понимающий, о чем идет речь, смеется больше.»

Елена Тихонова: A вы можете представить себе, чем можно шокировать человека, который вырос в условиях свободы?

2012817142942551

Андрей Андрианов

Андрей Андрианов:  « До “Электро Москвы” у нас вообще была слабо представлена тема андеграунд-культуры. И фильм ценен тем, что это определенный частный взгляд. Люди в фильме говорят о том, как они видят свою жизнь в стране. Они не представляют официальную историю, где все расставлено по порядку. После премьеры спросили, почему в фильме не было Артемьева (советского композитора Эдуарда Артемьева – прим. ред.). А причем тут вообще Артемьев?

В нашей культуре редок частный взгляд, чтобы за человеком не стоял никто с рупором и не указывал, что сказать. И пока у нас это будет нормой, у нас будут висеть только одни громкие лозунги, которые висели тогда и висят сейчас, но уже в головах людей.»

Фраза «Пусть будет, как будет, – как-нибудь да будет! Никогда так не было, чтобы никак не было», которая звучит в начале фильма и трейлера, вполне тянет на слоган – откуда она взялась?

Елена Тихонова: «Совершенно случайно мы приехали в село Зюкайка на Урале. Мы сопровождали героя фильма Алексея Ильиных, занимающегося добычей старых электронных инструментов. Мы зашли в подвал. Дверь открылась, и там было все, о чем мы мечтали! Там же висел и этот плакат, ставший лейтмотивом жизни Саши-кладовщика из Зюкайки. Все это абсолютно документальный материал. Этот слоган придумал уральский угольщик, прозванный “Шквара”.»

Сразу ли вы определили формат будущего фильма? Ожидаемый ли получился результат?

Доминик Шпритцендорфер: «Идея была такой с самого начала. За 8 лет мы нашли ту форму, которая нас устраивала: обнаружили архивные материалы,  возникла идея ввести “электро-сказки” Андрея. Если бы мы сняли фильм в 2006 году, он получился бы другой, и, в этом смысле, даже хорошо, что у нас было столько времени.»

На премьере вы сказали, что в отсутствии бюджета, вам пришлось даже взять кредит на фильм.

Доминик Шпритцендорфер: «“Электро Москва” – наша дебютная полнометражная картина. Никто нас не знал. Даже сейчас есть проблема с тем, как представлять фильм. Нас спрашивают: “О чем ваше кино?”. И когда в ответ слышат: “Про электронную музыку в СССР, про жизнь в России, про философию творчества, про андеграунд”, мне отвечают: “Это как-то странно”…».

Объяснить словами, о чем фильм довольно сложно.

Елена Тихонова: «Ну и в то же время просто:  “Это фильм о России”».

YouTube Трейлер

Источник обложки