1

Текст Илья Елисеев | 21.11.2013

Коммунизм есть утопия человеческого сознания, которой, как это ни печально, не было суждено воплотиться в реальность. Пожалуй, это пока вообще невозможно, ибо человек физически и морально, в силу своей природы не может полностью контролировать свои инстинкты, свою разрушительную природу, которая, в том числе, диктует нам необходимость властвовать, доминировать и отрывать от целого свой небольшой, но личный феод.

К середине XX века сложилась система авторского права, отлично воплощающая эту максиму. Зарегистрировав свой патент, право или авторство на определенный объект (начиная от инженерного проекта и заканчивая музыкальной песней) вы становились его полноценным хозяином. Можно было покупать или продавать права и патенты, чем активно пользовались, к примеру, звукозаписывающие компании, скупая права на продукцию у музыкантов. Причем, если кто-то использовал вашу собственность, он должен был платить. Вот Rolling stones с продажи записей своих песен получали куда больше денег, чем за туры и концерты. Законодательство охраняло этот сегмент права весьма строго, но ничего не бывает вечным.

И тут на сцене появился Интернет, а вместе с ним родилось новое понимание пространства как такового. Появилась кибер-реальность, во многом анонимная, и уж точно дающая свободу любому, вошедшему в неё. Соответственно, свобода равенство и братство подразумевали бесконтрольное распространение информации, от новостей до программного обеспечения, не говоря уже о музыке, книгах и фильмах.

Это буквально взорвало систему. Оказывается, теперь все можно и дозволенно, и вы можете не просто сэкономить кучу денег, но вдобавок вас никогда не поймают. Раньше как-то получалось отследить пиратскую деятельность. Теперь мир стал анонимным.

Таким образом, в цифровую эпоху само понятие авторского права, его границ, целей и ценностей встало под вопрос. Корпорации обозлились и, начав активно лоббировать свои интересы, ринулись в бой. Антикопирайтеры тоже не остались в долгу, развернув обширную кампанию за свободное использование информации. Сражение началось.

Мнение

Вы пират.<…>

Как я могу заявлять подобное, не зная вас? Мои соображения таковы: если вы читаете эту книгу — вам исполнился, по меньшей мере, год. У вас был минимум один день рождения, и, наверняка, вам пели эту песню:

Happy birthday to you!

Happy birthday to you!

Happy birthday, dear (your name)!

Happy birthday to you!

А какой-нибудь умник, наверняка, добавил: «Многая лета».

Эта песня защищена авторским правом, но на вечеринке ее слышат не только друзья и родственники, а это уже публичное исполнение. Ее поют без разрешения обладателя авторского права и без приобретения лицензии. Продажа роялти на Happy Birthday ежегодно приносит компании Warner-Chappell миллионы долларов — так что не оправдывайтесь тем, что якобы за нее никто не платит. По-вашему, зарабатывать на такой старой и общеизвестной песне — абсурд? Ни британское общество PRS forMusic (ранее «Общество по защите прав на исполнение»), ни Американское общество композиторов, авторов и издателей (ASCAP) так не считают.

(«Цифровое пиратство. Как пиратство меняет бизнес, общество и культуру» Даррен Тодд)

Империализм духа

Государство, кроме инструмента выкачивания денег из населения, само по себе есть закон и порядок, наведенный на отдельно взятой территории. Интернет-пользователи всегда физически находятся в той или иной стране, что подразумевает подчинение этих личностей законам местности.

Правообладатель основывает свою претензию именно на основании локального законодательства. Всемирного свода правил и законов, описывающих авторское право, ещё не создано, да и вряд ли когда-нибудь это случится. Есть ряд организаций, претендующих на международный уровень, но кроме протестов и петиций за пределами своего региона они не могут осуществить ничего.

В 2010 году члены организаций RIAA и MPAA предложили правительству США за использование свободного ПО включить в «Список 301»  Индию, Индонезию и Бразилию. По мнению этих организаций, таким образом, стимулировался и поощрялся рост пиратства в странах, что грозит США экономическими рисками в медиа-бизнесе с этими странами.

Опираясь на эту логику, можно сказать, что любой бесплатный контент делает вас потенциальным преступником, поскольку он не вырабатывает привычку (рефлекс) платить за всё и всегда.

С точки зрения закона все просто: есть владельцы имущества, есть воры – одних ловим, других любим. Так как эти негодяи обычно небогатые и не сильно известные, все-таки охотимся на их. Даже в ситуации недостаточной разработанности правового поля, описывающего Интернет, все равно, ситуация юридически почти всегда выглядит ясной.

Рассмотрим банальную ситуацию с новым фильмом. Компания вкладывает деньги в проект, она же потом стрижет купоны от показов в кинотеатрах \ продаж дисков \ использования символики и т.д. Если есть возможность посмотреть это кино в бесплатном качестве, то контингент покупателей уже уменьшается.

Но, вот, что интересно, материальные потери, которые понесет компания, в сравнении с её прибылями, обычно – минимальны, если не ничтожны. Это если фильм был удачен. Если же проект провалился в прокате, то тут обычно начинают грешить на пиратов, которые украли и распространили, но обычно, судя по качеству картины, не многие бы согласились отдать свои кровные, чтобы посмотреть на это.

Мнение

Местное пиратство вполне может причинять ущерб определенным секторам отрасли, но не всей национальной экономике. В пределах данной страны пиратство местных товаров — перераспределение дохода, а не потери. Деньги, сэкономленные потребителями или фирмами на компакт-дисках, DVD или программном обеспечении, не будут исчезать, а скорее будут тратиться иначе на вещи, пищу, другие развлечения, другие коммерческие расходы и так далее. Эти расходы, обычно упоминаемые в колонке потерь исследований отрасли, в свою очередь, сгенерируют налоговые поступления, новые рабочие места, инфраструктурные инвестиции и широкий диапазон других товаров.

Этот сценарий знают все. Необходимо отметить ещё один пункт – компании в своих заявлениях о потерянных прибылях заявляют предполагаемую сумму, которая многим кажется изрядно завышенной.

YouTube Трейлер

А теперь немного окунемся в недавнее прошлое, когда не было Интернета. В 80-х в Соединенном Королевстве и США прошла компания под названием «Hometapingkillsmusic», инициированная British Phonography industry (сейчас British Recorded Music industry), боролась против музыкальных центров, которые позволяли переписывать музыку с радио на кассеты в домашних условиях. Как нетрудно догадаться, записывающие компании сразу предположили, что их ждут космические убытки, и потому начали рассказывать населению различные ужасы, пугать Уголовным Кодексом и даже подавать в суд на производителей (!) музыкальных центров, в частности Sony.

Похожая акция в современности, «Piracy kills music» норвежского отдела IFPI в 2008 году получила премию за «Лучшую интернет стратегию» 2008 года. Её основным смыслом было предотвращение циркулирования каких-либо бесплатных аудиозаписей в Интернете, что, по их словам, очень бьет по благосостоянию музыкантов.

Больше всего копирайтеры не любят системы p2p-передачи данных и особенно торренты. Во-первых, отследить что-либо в этих системах очень сложно, а ввести ограничения вообще нереально. А все начиналось так безобидно – в 1999 году Шон Фаннинг вместе с двумя друзьями Джоном Риттером и Шоном Паркером решили сделать сервис, который помог бы быстро обмениваться музыкальными файлами в формате mp3.

Так появился Napster, который стал первой ласточкой в мире современного пиратства. Пользователи неожиданно обнаружили, что могут без проблем и бесплатно скачивать музыку. К тому же, в 90е многие группы грешили компиляцией альбомов из 1-2 хороших песен и проходного шлака, наполнявшего их почти на 80%. Благодаря появлению Napster стало возможно миновать эту неприятность. Но, вот незадача – этот сервис был централизован, и было кому предъявлять иск. Этим и воспользовались правообладатели, закрыв сервис в 2001 году. Правда, это их не спасло – люди начали массово делать уже децентрализованные p2p-сети.

Как показывает практика, права на публикацию выкупаются у музыкантов, а корпорации получают основной денежный поток. Если посмотреть на основной руководящий контингент, к примеру, RIAA, то мы с удивлением обнаружим, что эти деятели напрямую связаны с медиа-корпорациями. Хотя, возможно, это ничего не значит.

Все эти организации и войны проходят обычно на Западе, в то время как не очень понятно, какова позиция отечественных магнатов и государства. Правовая база у нас, также как и на Западе разработана, но не воплощается в жизнь. Потому в свои руки эту нелегкую ношу по выжиманию денег из населения взяли сами деятели культуры.

Так, великий и ужасный Михалков Н.С. в своем интервью газете «Коммерсант»признал пиратство ужасной бедой современной России, а через пару лет предложил установить не только ужесточенную ответственность, но и налоги на медиа-продукцию для сайтов и интернет-ресурсов.

 То есть можно сказать, что в отличие от Запада, у нас наблюдается нехватка стиля и лоска, когда разговор заходит о деньгах. Надо было бы тоньше обойти вопрос, не напоминая, зачем эта медиа-продукция существует. Не для одухотворения, а для обогащения, причем конкретных лиц.

YouTube Трейлер

Воровство и клептомания – суть две большие разницы

Теперь мы познакомимся поближе с теми, кого так боятся большие корпорации, богатые и очень богатые. По сути, пиратство – это не только и не столько свободное распространение медиа-продукции для удобства пользователей, но и вполне стройная социально ориентированная философская система анархического толка. Она базируется на принципе свободного доступа к информации любого индивида, в участии общества в развитии и реализации творческого потенциала человечества в глобальной интернет-среде. Таким образом, принципиально меняется сама схема взаимодействия информации и человека, что, между прочим, мы наглядно видим в современности.

К примеру, это музыкальные группы, живущие на «донат», т.е. собирающие средства на запись своих компакт-дисков непосредственно с поклонников в формате добровольных пожертвований. Есть открытые проекты по созданию всего чего угодно, начиная от роботов, и заканчивая 3Dмультфильмами. Тут потребитель, по сути, сам становится творцом конечного продукта.

Это крайне невыгодно крупным медиа-корпорациям. Почему? Они уже не могут диктовать обществу свои правила, как в ценовом сегменте, так и в области качества и вида продукции, которую они производят. Если вы можете вмешиваться в процесс создания фильма, то уже нельзя будет, к примеру, давить на режиссера и требовать у него переделывать свое творение, если зрители проголосовали за изначальный вариант.

Так, можно провести сравнение оригинального сценария «Матрицы» братьев Вачовски и итоговой трилогии. Если бы не желание Warner Brothers срубить как можно больше денег и сделать максимально зрелищное кино, мы могли бы увидеть на экранах одну из самых сложных, значимых и завораживающих философских притч на рубеже столетий. И, если бы зритель мог влиять на ситуацию в киноиндустрии, возможно, мы бы увидели множество совершенно незабываемых кинокартин, погубленных из-за меркантильности компаний-производителей.

YouTube Трейлер

Но вернемся к нашим пиратам. Часто утверждается, что свободная информация не просто может качественно повысить уровень контента, но и не оказывает особого влияния на благосостояние автора, точнее – не мешает зарабатывать деньги.

Реклама, продвижение малобюджетных или необычных проектов, которым трудно найти инвестора в условиях свободного информационного поля осуществляется легко и непринужденно. К примеру, ресурс Литрес, а также многие свободные библиотеки начала нулевых не только во многом оформили направление распространения книг в цифровом формате, но и помогли безвестным авторам получить некоторую популярность и создать себе имя.

В нынешний момент, благодаря серии тяжб и судебных разбирательств, часть этих ресурсов (Либрусек, Литрес и другие) стали платными для читателей и писателей; в то время как иные остались верны принципам свободы (Флибуста, Литру), но все-таки к ним тоже остаются вопросы, в основном в плане качества и разнообразия контента.

Всем известна ситуация с отечественными торрент-трекерами – они есть. Их много и кажется, что они непотопляемы, особенно в сложившейся правовой ситуации. Так, правообладатель может подать запрос на трекер о незаконном распространении его продукции и ежели руководство не изъяло из доступа эту информацию, то он может идти в суд. Чтобы начать судебное разбирательство запросов, оставшихся без ответа, должно быть минимум три. Классическая русская ситуация сложилась перед нашими глазами.

Закон работает! Но никому не мешает. Фильмы с играми выкладываются, их периодически закрывают, но как только правообладатель собирает достаточное количество денег, он как бы забывает об отслеживании своих интересов и информация все равно попадает в Сеть.

Какая была новость о закрытии Rutor.org! Как вопили правообладатели и стонали пираты! По сути, все сохранили статус quo – сайт существует, но информация поступает с задержкой, успев принести прибыль её обладателю.

YouTube Трейлер

Пират в законе

Свободная информация – это вещь серьезная, а, с точки зрения некоторых людей, чуть ли не обязательная для прогресса нашего общества и цивилизации в целом. Потому организовалась некая политическая сила, Пиратская партия России. Как анекдот рассказывают, что в январе 2013 года этой партии не дали зарегистрироваться, опираясь на УК, признающий запрет морского пиратства на территории РФ. Но программа-то весьма серьезная.

Мнение

Наша задача – создание, внедрение, законодательная и политическая защита системы распространения информации, которая: * максимально благоприятствует и стимулирует творчество как индивидуальное, так и коллективное, научно-технический и культурный прогресс в любом виде * служит культурному развитию, образованию граждан, их вовлеченности в общественную жизнь и гарантирует им свободный доступ ко всем значимым достижениям цивилизации, * ограничивает возможности манипуляций и нарушений в информационной сфере, монопольному доминированию и господству в угоду частным коммерческим, политическим и государственным интересам. Общество, к которому мы стремимся, отличается от существующих сейчас систем власти и экономики тем, что его несущие структуры не вертикальны, а горизонтальны, основаны на равноправных связях, а иерархия координации зависима от этого горизонтально организованного базиса. Современные социально-культурные и экономико-технологические изменения не получили адекватного отражения в законодательстве. Получившийся разрыв заполняется поправками, не способными сколько-нибудь эффективно работать ни сейчас, ни в обозримом будущем, а право распоряжаться плодами творчества фактически пытаются передать исключительно крупным корпорациям.

Таким образом, можно утверждать, что, по крайней мере, в области целеполагания Партия пиратов дает оригинальную модель развития общества. И дело тут не столько в вечном стремлении русского человека к халяве, но и в том, что благодаря этому стремлению может быть создан принципиально новый конструкт информационных отношений, который приведет к резкому, революционному скачку в развитии нашей страны, а, может быть, и цивилизации.

Также надо отметить, что Пиратская партия, как, в общем, и все флибустьеры, сражаются с огромными медиа-корпорациями за умы людей. Или же декларируют такие цели, но тут разобраться могут только участники процесса.

YouTube Трейлер

Нам же остается пользоваться результатами этой борьбы, а тем, кто не мыслит себя без борьбы, подумать о приложении сил в этом направлении. Все-таки, и деньги лишними не бывают, кино смотреть любят все, но и побороться за прогресс тоже не лишним будет.