5

Текст Сергей Лебедев | 05.11.2013

Когда заходит речь о принципиальных различиях западных и восточных бизнесменов, можно смело ожидать, что кто-нибудь обязательно расскажет о трудоголизме японцев, неспешности и основательности китайцев и суетливости американцев. Мне это капитанство уже сводит скулы, если честно.

Пару лет назад я наткнулся на очень любопытное исследование, которое провел наш соотечественник Виктор Сергеев, причем еще в советские времена. Он позаимствовал опыт западных политических психологов по моделированию мышления политических деятелей и постарался на этом основании понять, как мыслят типичные европейские и азиатские политики.

В качестве эталонных образцов он взял немецкого канцлера Отто фон Бисмарка и китайского диктатора Мао Цзэдуна. Понятно, что Бисмарк – это западный тип, а Мао – восточный.

Зайдите в большой книжный и поищите книги из раздела «Международные отношения». Первое, что вы там, скорее всего, увидите, будет трактат под названием «Великая шахматная доска» за авторством Збигнева Бжезинского. Совершенно не важно, о чем там написано и насколько объективно. Важно лишь название. Западное мышление представляет политику, как игру в шахматы, а политика – как шахматного игрока. Основное качество, которое требуется такому лидеру – это расчетливость, понимание того, кто и какими ресурсами располагает, и как этим воспользоваться.

ПАРТИЯ БИСМАРКА

Типичный пример шахматного подхода к политике – поведение Бисмарка после победы над Австрией в 1866. Австрийцев разбили, как это говорится, наголову. Прусская армия могла бы при желании взять Вену – но Бисмарк настоял на том, чтобы с Австрией заключили мир на щадящих условиях. Такое поведение было бы глупостью, если бы он не просчитал ситуацию на несколько ходов вперед. Но мягкие условия мирного договора с Австрией позволили ему достичь более серьезных целей.

Австрия вышла из Германского союза. На тот момент, этот союз был чем-то вроде объединения кучи государств. После выхода Австрии Пруссия стала единственным крупным игроком в Германском союзе и смогла быстро прибрать к рукам всех политических недомерков. Ну, вот, представьте себе ситуацию: в рабочем коллективе есть только две девушки и обе они достаточно красивые. Внезапно, одна увольняется. У кого все окажутся под каблуком?

Австрия не восприняла проигрыш как пощечину или национальное унижение. Они не начали вынашивать планы мести и превращать Пруссию во врага №1. Поэтому, когда Бисмарк напал на Францию, Австрия не пришла на помощь французам. Не стала объединяться против «общего врага». Более того, в перспективе стал возможен геополитический союз Германии и Австрии.

Вот, что значит – видеть политику как Шахматную доску.

ТРУПЫ ВРАГОВ ПЛЫВУТ ПО РЕКЕ

Мао смотрел на политику иначе – в контексте развивающихся процессов. В.М. Сергеев предлагает использовать метафору дороги или управления автомобилем, но мне лично по душе «органический рост». Посмотрите, как принимал решения лидер китайских коммунистов.

Поставьте себя на его место и посмотрите на японско-китайскую войну 1937 года. Встает вопрос – кого должны поддержать коммунисты? Мао видит три процесса. Самый очевидный – это конфликт Японии и Китая. Но также отдельно существует конфликт Японии с западным миром и конфликт между властями Китая и китайскими коммунистами. Он рассуждает так – Китай очень большой, Японии он не по зубам. При этом у японцев отличная армия, а значит, конфликт затянется. По мере этого будет нарастать напряженность между Японией и западными странами. Японцы в итоге не выиграют войну. Правительство Китая за это время сильно ослабнет, а значит, коммунистам пока что нужно затаиться и подождать, пока китайский режим будет истекать кровью. И, когда крови натечет несколько цистерн, тогда можно будет идти и брать власть.

Думаю, именно этим и объясняется неспешность восточных бизнесменов. Они терпеливо ждут и смотрят, что случится с нами дальше. А мы, наивные варвары, думаем, что они немного ленивы и хотят поближе узнать деловых партнеров. Такие дела.

Обложка — оригинал