berserk_wallpaper_hd_3

Текст Сергей Лебедев | 15.10.2013

И людям не должно прислушиваться к тем, кто говорит,

что глас народа является гласом Божиим,

ибо необузданность толпы всегда граничит с безумием

(Алкуин, средневековый богослов)

Я очень отчетливо помню закат эпохи Ельцина – помню на уровне различных подростковых впечатлений, начиная от правивших бал тогда компьютерных игр и заканчивая прочитанной и непонятой «Над пропастью во ржи». Я с детства старался быть политически грамотным, и поэтому пытался смотреть различные аналитические передачи.

Я переживал из-за войны в Чечне и  жадно ловил каждую новость оттуда.  И я очень хорошо помню, как проникся симпатией к преемнику Ельцина, просто узнав, что на момент какого-то опроса общественного мнения его жесткую позицию в отношении Чечни поддерживает более 40% россиян. Я толком не понимал ничего ни в политике, ни в экономике, но я всегда неплохо считал, и мне показалось, что такое большое число людей не может ошибаться.

Я повзрослел. И теперь, точно Чеширский Кот Бертона, я никогда прямо не вмешиваюсь в политику, поэтому не надейтесь узнать про мои нынешние политические взгляды. Да, и текст не об этом вообще.

Вдумайтесь: мне хватило одного взгляда на рейтинги, чтобы определиться со своими политическими предпочтениями. Как вы уже поняли, сегодняшняя статья про стадное поведение в социуме. По-умному – «социальное доказательство».  Доказательство того, что мы, якобы, правы.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СТАДО

По очень неофициальной и условной статистике, 95% людей по жизни – имитаторы, остальные 5% — инициаторы, лично готовые попробовать что-то новое. Мы считаем свое поведение правильным и истинно верным, если видим людей, ведущих себя аналогично. И чем выше неопределенность, тем сильнее мы оглядываемся на других.  Если бы эта речь шла о математических величинах, это можно было бы выразить в виде формулы

Интенсивность поиска социального доказательства = 1/определенность 

Склонность нашей психики искать доказательство своей правоты подтверждается многочисленными экспериментами, остроумными и не очень. Один из них – условно назовем его «подсчет ворон»- свелся к тому, что экспериментатор встал на одной из центральных улиц и уставился в небо. Часть прохожих, замечая его, также начинала смотреть на небо и пытаться понять, что он там такое заметил.

На следующий день вместо одного человека на этом месте встало уже несколько экспериментаторов, и все они тоже начали дружно пялиться на небо. В этот раз эффект был намного сильнее – 4 из 5 проходивших мимо также посмотрели вверх.

О ПОКЛОНЕНИИ ПРИШЕЛЬЦАМ

Для иллюстрации важности механизма «социального доказательства» следует рассказать историю одной секты – так называемой «Чикагской группы». Я до недавнего времени о ней не слышал, пока не наткнулся на рассказ о секте в психологической литературе.

Если совсем коротко, то секта ждала (внезапно, не правда ли?) конца света и поклонялась инопланетянам, которые должны были спасти верных последователей от всеобщего истребления. Необычный факт – группа была крайне закрытой, старалась не светиться в СМИ и не пыталась активно вербовать последователей.

В назначенный день члены секты собрались и стали ждать начало конца света  и прилета инопланетян. Когда ничего не произошло, они все испытали мощный когнитивный диссонанс. Их верования, мягко говоря, оказались под угрозой.  И что же случилось?  Лидеры группы резко выдумали «отмазку», что святость их  секты спасла мир от полного истребления. Но это — не главное.

Помните, я говорил, что секта была очень закрытой? Так вот, после этого они резко изменили свою информационную политику и стали активно дозваниваться до редакции ведущих СМИ, захотели выступить на ТВ. Короче говоря, они стали привлекать сторонников. Зачем же?

А дело в том, что они попытались воздействовать на самих себя с помощью механизма социального доказательства.  Они хотели доказать сами себе, что их вера истинная, а доказательством стало бы массовое появление последователей. Каждый сектант как бы задавал себе вопрос «А не чушь ли наши убеждения?» и хотели ответить «Нет, не чушь – посмотри, сколько у нашей группы последователей».

Так что вынесите для себя следующее: если вдруг вас потянуло вести холивары в Интернете и доказывать там свою правоту – значит, скорее всего, вы сомневаетесь в истинности своих убеждений.

ПЛЮРАЛИСТИЧЕСКОЕ НЕВЕЖЕСТВО

Изучение роли социального доказательства  дало ключ к пониманию  феномена «плюралистического невежества». Представьте себе ситуацию, в которой парень с внешностью Виктора Зсасэ полчаса гоняется с огромным мачете за безоружной девушкой, а несколько десятков людей смотрят на это из окон и  даже не пытаются позвонить в полицию.

Объясняется это тем, что бездействие как бы закручивается по спирали. Мы оглядываемся друг на друга, видим, что никто ничего не предпринимает, и тоже бездействуем, рассуждая, что «они-то знают, что делают». В свою очередь, «они» смотрят на нас и думают точно также.  Ситуация с убийством средь бела дня на глазах у кучи народа – не вымысел, а печальный факт американской истории.

В ходе экспериментов  исследователи пытались воспроизвести подобные ситуации, к примеру, один из них изображал сердечный приступ посреди улицы. И, что любопытно, если поблизости был только один прохожий, он приходил на помощь в 85% случаев. А если группа – то лишь в 35%.

В другой ситуации в группы людей внедрялись наблюдатели, проинструктированные игнорировать дым из-под двери. Игнорировать, во что бы то ни стало. И что вы думаете – паника начиналась только в 10% случаев.

Плюралистическое невежество не так остро проявляется, если в группе все знают друг друга. С чужими людьми нам присуща определенная стеснительность и страх показаться дураками. С друзьями проще – друга всегда можно схватить за шкирку и спросить – «Ты не заметил, наш дом полыхает?».

Я помню, что когда загорелась башня «Федерация», по интернету стала гулять картинка, на которой было видно, что, несмотря на пожар, в офисах несколькими этажами ниже горит свет. Картинка сопровождалась подписью – «А им норм».  Я думаю, что, скорее всего, это были пустые помещения, в которых не выключили свет. Но нельзя исключить и тот факт, что в этот момент там сидели зашуганные своим начальством финансисты и готовили очередные презентации, и боялись даже заикнуться про пожар.

ТЕРРА ИНКОГНИТА

Вы, наверное, слышали про массовое самоубийство  членов секты Народного Храма в джунглях Южной Америки. 900 человек приняли цианид и, вероятно, испытали определенный дискомфорт, отдавая концы. Когда социальные психологи попытались разобраться, как столько народа согласилось на ритуальное заклание, в первую очередь, они сделали акцент на низком уровне образованности и бедности сектантов. Но дальнейшие исследования показали, что и здесь в очередной раз огромную роль сыграло «социальное доказательство».

Жители американских мегаполисов последовали призыву своего духовного лидера и уехали вслед за ним из Сан-Франциско в джунгли Южной Америки – совершенно незнакомую им и враждебную среду.  Выше я уже подчеркнул, что чем неопределеннее для нас ситуация, тем чаще мы оглядываемся на других. Скорее всего, все началось с того, что суицид решили совершить самые ярые фанатики – идеологический костяк группы. А вслед за ними последовали и остальные.  Результат – 900 трупов.

YouTube Трейлер

КАК ДВЕ КАПЛИ ВОДЫ

Кстати говоря, чем больше сходств мы видим в людях, на которых мы оглядываемся, тем  скорее мы подвергнемся воздействию  «социального доказательства». Дети, видевшие фильм о визите  ребенка к стоматологу, переставали бояться визитов к этому врачу, если персонаж в фильме был такого же возраста, как и они. Впрочем, про роль сходства я уже отчасти говорил в статье про убеждение, поэтому тут особо много не буду распространяться.

ЭКОНОМИКА И РЕКЛАМА

Вы уже догадались, что в современной экономике феномен социального доказательства играет огромную роль.

СМИ упорно эксплуатируют «закадровый смех», зная, что, несмотря  на наше негативное отношение к нему, большинство все равно поддается и смотрит передачи с бОльшим интересом.  Рекламщики постоянно используют свидетельства «среднего человека с улицы» о качестве товара, а также очень любят заявить, что товар пользуется повышенным спросом.  В шутку специалисты по рекламе даже используют термин «покупатели с Марса», подразумевая под этим актеров, играющих роль таких вот чудных товарищей, купивших новый товар и активно нахваливающих его.

Долгое время (когда театры были популярны) существовала целая профессия – «клакеры». Эти господа ходили на представления и за счет аплодисментов создавали спектаклю искусственный успех. Может быть, они и сейчас есть, понятия не имею.

В литературе описан случай краха одного, по всей видимости, очень маленького сингапурского банка. Учреждение считалось совершенно стабильным, однако, в один прекрасный день из-за забастовки водителей автобусов перед его зданием скопилась большая толпа. Многие решили, что это толпа вкладчиков, забирающих свои деньги, и также решили снять свои вклады.  Но, если честно, история больше похожа на анекдот. Или я чего-то не понимаю в банках.

В любом случае, ни названия банка, ни времени, когда это случилось, ни последствий мне узнать не удалось.  И, так как я очень не хотел бы распространять заблуждения, пожалуйста, воспринимайте эту историю как экономический анекдот, иллюстрирующий важность понимания  массовой психологии.

VOX POPULI

Есть такая поговорка, что «глас народа – божий глас». После прочтения этого текста, надеюсь, вы понимаете, что это огромное и очень опасное заблуждение.  Хотя, с другой стороны, как большой поклонник фантастики  и ужасов, я читал про кучу злобных и кровожадных языческих богов  —  их волю «глас народа», быть может, и выражает.

А в горячо любимой мной манге «Берсерк» верховный бог называется «Идея зла» и по личному признанию является воплощением коллективного бессознательного и отражает потаенные желания всего человечества.  Вот тут я соглашусь, да.

Комментарии 2

Добавить комментарий

  1. Отличная статья. Жаль, что это всего лишь пересказанная глава 4 РёР· «РџСЃРёС…ологии влияния» Чалдини. РќРµ стоило говорить — РІ литературе, РІ психологической литературе… Можно просто писать — пацаны, вчера книжку прочел, РІРѕ че слышал. Автору незачет.

    1. Спасибо за то, что прочитали мой текст. может быть, вам будет интересно принять участие в одном исследовании, которое я обдумываю?