5

Текст Илья Елисеев | 31.10.2013

Достижения Запада в XX веке стали возможны только, благодаря результатам множества процессов, основы и вектор развития которых закладывался столетием раньше. Либерализм, финансовые системы, колониализм и культурная экспансия – все эти прекрасные элементы сложились в картину одного большого, единого мира под пятой Запада уже в конце прошлого века, мы же сейчас поговорим об истоках этого явления.

6a00d8341cca7b53ef013482821d55970c-500wi

Итак, глобализация – процесс всевозрастающего воздействия на социальную действительность отдельных стран различных факторов международного значения: экономических и политических связей, культурного и информационного обмена и т.п.

Есть ещё более 20 определений данного термина, но они сходятся в одном – этот процесс определяется доминированием одной модели мироустройства не только в каком-то регионе, но и на территории почти всей планеты. К XIX веку сложилась глобальная колониальная система, которая охватывала почти весь известный человечеству мир.

Так, Британская Ост-Индская компания  доминировала в Индийском регионе (с 1857 года напрямую управляя Индией), захватив приличную часть Юго-Восточной Азии, и имея значительное влияние в Китае, Гонконг вернули национальному правительству только в 1997 году, захватив его в 1842-ом. Франция доминировала в Северной Африке(Алжир 1830-1848 гг.) и имела часть Юго-Восточной Азии (Лаос, Камбоджа), Голландия пыталась сохранить своё влияние в бассейне Тихого океана, а на другом конце земного шара США воевала с Мексикой за обладание Техасом.

Но эта власть существовала не просто ради престижа или грабительских замыслов и оказывала не только номинальное влияние. Именно благодаря этой системе, мы сейчас можем говорить о глобализации.

clockwork_orange_03_dvd

British East India Company (1600-1874)

Экономика: почему надо строить инфраструктуру папуасам

Влияние глобализации можно условно разделить на три потока: политический, экономический и культурный. Начнем мы с основы всего, а именно, с товарно-денежных отношений. Итак, экономика народов планеты Земля в XIX веке имела достаточно интересную особенность – насильственную, жестокую сторону.

Если отмести в сторону народы, которые не были интересны колонизаторам в силу ряда причин: от злобного характера, как маори в Новой Зеландии, в безнадежных боях с англичанами, сократившие свою численность до 1\3, но не сдавшиеся, до афганских крестьян, просто не способных произвести что-то, кроме примитивных сельскохозяйственных культур, то мы увидим, что метрополию интересовали, прежде всего, ресурсы. Притом, не золото, как в эпоху Великих Географических открытий (пример Испании доказал Европе, что драгметаллы сами по себе ничего не стоят) – важны сырье, люди и рынки сбыта.

6a00d8341cca7b53ef013482821d55970c-500wi

Ещё со школьной скамьи нам рассказывают, что страны-колонизаторы заставляли работать местное население до седьмого пота, продавая ему за дорого дешевую продукцию своей промышленности. Мало кто сознает, что эти действия требовали создания по всем владениям метрополии единого правового поля, унификации стандартов торговли, системы мер и весов, адекватной системы конвертирования денежной массы и т.д. Таким образом, колония получала в обмен на свой бесправный труд доступ к достижениям промышленной европейской цивилизации.

Фактически, вся инфраструктура, на базе которой многие бывшие колонии уже в XX веке совершили свое экономическое чудо, была заложена колонизаторами, правда, для самих себя. Так было в Индии, в которой англичане не только подавляли сипаев  и бегали от тхагов, но и построили систему транспорта, в 1861 году создали единую таможенную систему, систему патентов и ценных бумаг. При этом особенно важно, что все это делалось по европейским образцам и к началу XX века колонии уже плотно вошли в глобальную систему экономических взаимоотношений.

 Политика: мы едины и непобедимы

Англия – царица морей, а по сути, ещё и императрица Земного шара в XIX веке. В политическом смысле говорить о глобализации в описываемый период сложно, потому что настоящего контроля за происходящим в мире, как, к примеру, у США или СССР на пике его могущества, ни у одной страны в то время не было. Колонии были достаточно самостоятельными образованиями, вели свои войны и свою политику. Остальные государства сражались друг с другом, вступая лишь в кратковременные союзы, которые так же легко рушились, как и создавались.

Наполеоновские походы, Русско-турецкие войны, Датско-прусский конфликт, Война за независимость Италии etc. – только на Европейском континенте всего лишь за 100 лет! Мы не говорим уже о бойнях в странах, которые пытались сопротивляться могуществу Британской короны, или же остальных игроков на мировой арене.

Всё-таки, политическая глобализация предполагает наличие какого-либо политического центра, одного или нескольких, который устанавливает правила игры на политической арене. В современном мире, после падения СССР – это США.

В XIX веке это могла бы быть Британская империя, но ей не хватало сил и ресурсов. К тому же, техническое развитие человечества, а именно скорость обмена информацией с различными регионами, возможность устанавливать связь на расстоянии была, мягко говоря, медленной, что не позволяло контролировать ситуацию, а следовательно и политику. Вот в региональном масштабе, безусловно, XIXвек был веком Британской короны.

6a00d8341cca7b53ef013482821d55970c-500wi

Культура как оружие: вы станете моим рабом по своей воле

И вот, мы добрались к, пожалуй, самому мощному инструменту глобализации, который применялся в XIXвеке не менее эффективно, чем это делается в наше время. Культура, куда сильнее ядерной бомбы, ведь люди начинают работать на вас не из-под палки, а с энтузиазмом, даром, что они мало чем отличаются от рабов.

Примеров тут может быть масса, но начнем мы, традиционно, с Индии. Англичане, поняв, что они остаются в этом регионе всерьез и надолго, глубоко задумались над тем, как же им контролировать своих новоиспеченных подданных. Как известно, on pent tout faire avec les baionettes excepte s ‘y asseoir, а местные раджи,ой, как не хотят видеть иностранцев в качестве своих повелителей (в качестве союзников они, наоборот, англичан жаловали, за что в итоге и поплатились).

В годы правления генерал-губернатора Джеймса Эндрю Броуна Рамсея (1848-1856) активно проводилась политика вестернизации общества: строились институты, школы, местная элита активно поощрялась к перениманию привычек и образа жизни Запада. Да, стоит отметить, что, в первую очередь, колонизаторы занимались именно местной элитой, на которую опирались в управлении колониями.

6a00e54f91645288340128777c6e4e970c-800wi

Таким образом, они создавали англичан с британским мировоззрением, но встроенных в индийскую социальную систему, что, с точки зрения их социального статуса, давало им возможность безболезненно, не вызывая протеста у населения, управлять им. Какой-нибудь раджа с радостью делал все, что ему прикажут, только ради того, чтобы прикоснуться к великой английской культуре.

Конечно, просто так никто в это не верил, но создание образовательной системы, пропаганда в печати (для тех, кто умел читать), широкая реклама вестернизации через местную элиту (для всех остальных) сделали свое дело всего за 10 лет. Как факт – только в начале XX века Индия начала потихоньку бороться за свою независимость, выйдя на серьезный уровень только к середине столетия.

Точно такие же модели использовали все колонизаторы практически во всех колониях. Как только утверждалась их власть, они сразу же пытались сначала окрестить местную элиту, а, затем, привить ей привычки и культурные нормы Запада. После Киплинга это стало называться «бременем белого человека».

И это давало результаты! Местная элита становилась проевропейской, гораздо более ревностно выжимая из своих соплеменников все, чтобы ни попросили её хозяева. Обычаи укоренялись, конечно, в определенной степени, смешиваясь с местным колоритом, но, тем не менее, представляя в общем и целом европейскую модель поведения и миропонимания.

Вуаля! Культурное поле туземной элиты колоний всего земного шара становится примерно одинаковой. Чем вам не культурная глобализация? Об остальном населении говорить мы не будем. Колонизаторам самим тратиться на это было бессмысленно, поскольку тогда этому же населению пришлось бы давать права метрополии (что, в итоге, и погубило колониализм), но на уровне высшего общества глобализация была!

То же самое мы видим в Российской империи. К примеру, на национальных окраинах, для того, чтобы стать чиновником, пойти на государеву службу, требовалось быть, как минимум, православным, а ещё лучше – уметь носить мундир и делать это. Местное население поощрялось рублем или кнутом (в зависимости от ситуации, но чаще первым), а, вот, местные элиты почти в полном составе, чтобы сохранить свой статус, принимали европейский облик.

 Обобщаем

Глобализация в XIX веке, мы можем утверждать, что существовала. Конечно, допустив ряд оговорок. Во-первых, это глобализация на уровне элит, созданная колониальной системой как основа её стабильности на местах.  С экономической точки зрения, это частичная экономическая унификация, опять же созданная колониальной системой, и потому весьма специфическая в своем устройстве.

Если говорить о политике – тут  средства коммуникации, скорость реакции в информационном поле, физическая невозможность даже такому гиганту, как Британская империя, контролировать даже свой регион, не говоря уже обо всем мире, не дают нам право говорить о реальной глобализации. Скорее, тут мы можем сказать о предпосылках её появления.

Но, все же, даже со всеми этими оговорками, уже налицо сложившаяся система. Именно на её базе, после второй НТР и сложился наш современный мир. Так что, глобализация – детище отнюдь не только XX века.  Позапрошлое столетие уже жило в эпоху Единого Мира.

 

Обложка — оригинал