марияколкунова

Текст Катерина Артемьева | 21.10.2013

Гражданский активизм – добровольная коллективная деятельность вокруг общих интересов и ценностей, реализуемая публично и бескорыстно. За несколько лет явление стало трендом среди молодежи,  начав активно распространяться в обществе. Кто-то скажет: «Да кому это надо? Наше правительство не изменить!». Основной целью активные «общественники» выбрали не правительство, а поведение населения, в котором кроются куда более серьезные проблемы, чем кажется на первый взгляд.

Формы гражданского активизма могут быть совершенно разные: от стандартных призывов на улицах и раздачи листовок, до прямых действий. СтопХам – пример яркого проекта в сфере гражданских инициатив, который, ко всему прочему, успешно развлекает любителей посмотреть Интернет-видео.

О том, как изменить гражданское сознание, бороться с хамством и правильно парковаться нам рассказал основатель проекта  Дмитрий Чугунов.

Dmitrii

Как зародился СтопХам?

Любое движение зарождается с какого-то одного человека. Точнее, с его желания или нежелания с чем-то мириться. СтопХам — не исключение. В 2010 году я начал активно водить автомобиль и сталкиваться со всевозможными дорожными проблемами: припаркованные не по правилам автомобили, по-хамски оставленные посередине дороги; пробки на выездах из парковок и   «злачных» мест (рестораны, гостиницы, офисные центры и т.п.).

Есть люди, которым абсолютно плевать на ПДД, у них есть связи в ГИБДД, они могут нарушать сколько угодно, да, и в жизни им на всех плевать. Все это меня безумно раздражало. Люди на дорогих авто являются первопричиной нарушений всех правил парковки. Тогда мы и решили, что нужно дать публичную окраску всему этому безобразию.

А мы — это кто?

Я и мои друзья. На протяжении большей части времени всем занимался непосредственно я. Теперь же на рейдах необходимость моего присутствия почти отпала, сейчас это ответственность другого члена нашей команды. Я сейчас думаю о развитии проекта.  Хочу, чтобы на рейды ходили новые ребята, чтобы выросло новое поколение, способное в дальнейшем успешно развивать наши инициативы.

СтопХам – понятие более широкое, чем простая борьба с дорожным хамством.

 Вашу инициативу сначала поддержали наверху или вы проводили начальные акции сами?

Изначально проект поддержало движение «Наши», потому что я с 2005 года являюсь в нём комиссаром. Мы решили организовать СтопХам в рамках движения, потому что это было удобнее. Мы получили дополнительные ресурсы, возможность подключения спонсоров для печатания наклеек, потому что своих денег не было. Так и начали.

Оказалась, что проблема дорожного хамства важна не только для меня, но и для большинства здравомыслящих людей. Через полгода мы получили признание не только людей в медийке, но и со стороны властей. После этого СтопХам вышел из движения и стал самостоятельным проектом.

Чем вы руководствовались при выходе из движения «Наши»?

Когда было принято решение вывести проект СтопХам из движения, мы руководствовались тем, что у движения «Наши» есть некий бэкграунд, свое отношение к основной части либеральной тусовки и, в принципе, к позиционированию в СМИ. Мы уходили из движения, потому что наш проект — аполитичный.

СтопХам не призывает людей на митинги за кого-то или против кого-то, он призывает к здравому смыслу, к культуре вождения, к культуре общения, поэтому я посчитал, что целесообразно вывести проект в самостоятельное русло и начать все сначала. Без какой-либо истории, связанной с политикой.

DimaPytin

Чем вы занимаетесь в повседневной жизни, помимо движения СтопХам?

 Основная моя деятельность сейчас — это даже не работа, а обучение.  Самообразование,

Не считаете ли вы, что с вашей стороны это больше провокация, нежели попытка сделать доброе дело? Когда вы спокойно сидите в своей машине, и к вам подходят чужие люди с камерами и рассказывают, как и где парковаться?

Вы сейчас говорите с позиции не знания, а с позиции своего мировоззрения. Вы считаете, что все такие же, как и вы, потому что таков ваш круг общения. То есть, есть папенькины сынки, есть Маша Лихтенфельд, которые, в принципе, готовы послать любого в пешее сексуальное путешествие просто по причине того, что у них машина крутая. «Кто ты такой, что сюда подошел?».

YouTube Трейлер

Я не согласен. Вы сейчас смотрите через призму того, что все люди на хороших машинах хамят и матерятся.

Не все. Просто, я пытаюсь понять, почему вы так говорите. Реакция людей — это уровень образования, уровень воспитания. Если человек готов на агрессию и не готов к восприятию чужой точки зрения, это говорит об уровне их развития. Для меня это больше ни о чем не говорит.

Если человек не умеет канализировать свою агрессию, не умеет держать себя подсознательно под контролем, пусть сидит дома.

В чем моя провокация? Что я стою на тротуаре, предназначенном только для пешеходов, и не уступаю место желающему припарковаться автомобилю?

Провокация в большой толпе с камерами. Большинство людей не любят, когда их снимают. А вы подходите и говорите, если не отъедите, то наклеим наклейку на лобовое стекло. Вот это уже точно провокация.

Дело не в том, что делаем мы, а в том, как реагирует человек на вежливую просьбу уехать с неположенного места парковки. Здравомыслящий человек признает свою ошибку и отъедет, или никак вообще не отреагирует. А остальные сами себя доводят, чтобы обидеться или оскорбиться чем-то. Они выходят из машины и пытаются реализовать свое мнимое преимущество через хамство и агрессию. Что приводит к ответной реакции.

Вам платят за то, что вы делаете?

На протяжении двух лет проект существует самостоятельно. Большую часть времени он держался на моем личном финансировании, средствах партнера и некоторых людей, заинтересованых в том, чтобы СтопХам жил.

Как вы понимаете, есть разные точки зрения по отношению к нашей деятельности, но за два года аудитория на YouTube поднялась с 0 до 1 миллиона 300 тысяч просмотров. Многие из этих людей достаточно состоятельные. Они по ряду причин: субъективных и объективных, не могут принять участие в съемке роликов.

Но они готовы помочь финансово, это абсолютно нормальная, естеcтвенная поддержка. Есть Kiwi-кошельки, нам постоянно падает туда достаточное количество денег. Но, когда проект уже вышел на уровень 300-500 тысяч подписчиков на YouTube, мы достаточно успешно начали его монетизировать.

Что конкретно изменилось с начала проекта?

Отношение аудитории, в первую очередь. Когда ты приходишь с чем-то новым, на 100% тебя не понимают. Когда появился тектоник или эмо, основная масса людей вообще не понимала, что это? Должно пройти три-пять лет, чтобы нечто новое у людей в сознании отложилось как константа.

Когда появился  СтопХам — это был первый проект действующего гражданского общества, когда люди выходили и сами решали свои проблемы. Не ждали, пока Путин придет и вкрутит лампочку, движение делало это самостоятельно.

В самом начале проекта из 20 водителей машин, к которым мы подходили, 19 выходили и пытались драться. Сейчас из 20 машин, хорошо, если одна отреагирует и что-то скажет, мы не успеваем подойти, как они уезжают и машут нам: «Покааа!».

Существую филиалы СтопХама и в других городах. Они это делают под вашим руководством или сами?

СтопХам есть в Украине, в Молдове и других городах России. Часть региональных СтопХамов – продолжение нашего проекта, часть – самостоятельная инициатива гражданских активистов, их собственные проекты, работающие под нашим именем, я — не против. Мне достаточно, что проект имеет федеральный статус. Он распространен не только по всей стране, он — еще и международный. И это для меня возможность донести до людей, что можно что-то делать, можно менять, и нужно делать.

Вас критикуют за порчу имущества?

Если бы мы что-то испортили, то на нас бы подали в суд. Пока таких прецедентов не было.

Где проходит  грань между порчей имущества и делом во благо? Эти наклейки очень сложно отдирать, потом приходится ехать на мойку.

Здесь очень тонкая грань, не спорю. Что касается наших наклеек, личная свобода, чтобы к твоей машине никто не подходил, заканчивается ровно в тот момент, когда ты ставишь свое авто третьим или четвертым рядом на проезжей части или едешь по тротуару.

Ты себя вынес за скобки, ты — не человек вот с этой секунды.

Когда ты понимаешь, что и так все стоит, а ты еще и припарковался напротив входа в кафе, потому что тебе лень пройти лишние 300 метров, ну, о чем тут говорить?

Но порчи нет, безусловно. Дело в том, что наклейка клеится исключительно на лобовое стекло. Клеевая основа физически не способна разрушить поверхностный слой лобового стекла. Если вы железным ёршиком или молотком не долбите по наклейке, чтобы ее проще было отковырять, то с вашим стеклом ничего не случится. Теплая водичка, плюс немного усилия, скребочек в ваших руках могут избавить вас от поездки на мойку.

Я не могу заставить человека поехать или не поехать на мойку, но показать ему, что он -хамло, я в состоянии. И я буду этим заниматься, пока это позволяет закон РФ, пока все дорожные нарушители своим поведением дают мне на это основание. Пока что, это лучший вариант. Если появится более эффективный способ, я откажусь от этих громоздких наклеек, и буду бороться с хамством другим путем.

Реальная проблема существует с парковками, не только в Москве. У вас есть какой-то план?

Дело не в парковках. Мы испытываем недостаток дорожного полотна. Причем, надо не расширять наши сумасшедшие шоссе, а перпендикулярно делать между ними стыки, чтобы люди могли выбирать пути объезда. Это — первое.

Во-вторых, Москва — это уже не мегаполис, а городская агломерация. Центр города физически не рассчитан на такое количество людей на автомобилях. А об этом никто не думает. Так же как никто не задумывается о том, что мы покупаем автомобили в личное пользование, однако, никто не обязан предоставлять нам парковочные места.

В центре есть несколько многоуровневых подземных парковок, но в часы пик въезды и выезды из них создают жуткие заторы из-за узеньких улиц и тупых развязок.

Ксения Анатольевна Собчак предлагает ввести большой налог на автомобили. Как вам такая идея?

Выход, который предлагает Ксения Анатольевна, в теории — хорош, но нужно проверить и понять, насколько к этому готово государство и люди. Есть мнение, что весь центр города нужно сделать платным. Есть мнение, что не стоит продавать машины в кредит. Есть огромное количество механизмов регулирующих численность автомобилей. Но все это затронет огроный рынок автомобилей, который, в свою очередь, сделает все возможное, чтобы не потерять доходность.

Ни для кого не секрет, что вам постоянно угрожают. Что, никто до сих пор до вас не добрался? Или были случаи?

В основном, все это угрозы из Интернета, на что, вообще, не стоит обращать внимания. А в ситуации, когда к тебе подходят шесть пацанов с камерами и просто с тобой разговаривают, указывая на твою безусловную ошибку, у нормального человека не должна вызвать сильной агрессии. Нужно быть имбицилом, чтобы попытаться в этой истории каким-то образом накричать, наорать, накинуться или не знаю что. Но таких людей, к сожалению, в нашем обществе не мало.

С другой стороны, когда ты спокойно сидишь в своем автомобиле, никого не трогаешь, ждешь человека. И тут подходит толпа незнакомцев и что-то от тебя хотят. При этом, снимая все на камеру. Это — провокация. Поэтому и реакция такая, на наличие камер и сам факт, что вы от них что-то требуете.

Смотрите, если бы я изначально делал по-другому, то очень большая вероятность того, что я бы не дожил до момента нашего интервью. Потому что изначально ходил я и еще две девочки. Одна снимала, а другая с наклейками стояла. И когда ты ходишь по Петровке в таком составе, а там в каждой первой машине сидят уверенные в себе ребята, которые прямо говорят: «Давай, вот у нас эта машина и сзади еще машина сопровождения, клей!». Мы клеим, но если бы у нас не было камер, то нас бы, скорее всего, завалили. Уверенность в том, что я делаю правильное дело и моя не боязнь того, что что-то может произойти, сыграли свою роль.

Не смущает то, что всех собак спускают на вас? Морально не тяжело, что все, что происходит, связано с вашим лицом и именем?

Это логично, что у проекта не может быть восьми лидеров. Это плюс, потому что под раздачу не попадают те ребята, которые занимаются проектом. Мне по барабану. Меня невозможно оскорбить или обидеть чем-то. Это внутреннее состояние человека. Я могу принять, либо не принять. Что мне могут сделать? Покалечить меня? Ну, хорошо. Это только показывает, что человек неадекватный. Если я выживу, то найду его и посажу в тюрьму. С моей стороны, какие должны быть действия? Я должен сидеть дома и бояться?

Я понимаю, что я прав. Это понимает еще 40 миллионов человек.

Что вы думаете про ловлю педофилов  в рамках «ОккупайПедофиляй»?

Меня почему-то часто спрашивают об этом. Я не понимаю почему. Я 100% негативно отношусь к педофилии и педофилам. Но проект мне этот не нравится, потому что для меня это – беспредел. А любой беспредел воспринимается негативно.

Беспредел в чем для вас конкретно проявляется?

Они показывают сотне тысяч подростков в Интернете, у которых еще не сформировавшийся мозг, что они могут пойти и кому-то машину разбить, под предлогом того, что там сидит наркодилер. Они  говорят: «Сделай вот так, найди педофила, побей его и ты — красавчик». Это в дальнейшем окажет абсолютно деструктивный эффект.

Сейчас гражданский активизм – это модно. Согласны ли вы с этим?

Дааа. Я считаю, что я приложил к этому нормально усилий, чтобы это было модным.

Как вы оцениваете свою деятельность?

СтопХам расшевелил огромное количество людей. Пройдитесь по Петровке, для меня это «лакмусовая бумажка». Это первое место, с которого мы начали, и это первая улица, на которой ввели платный паркинг. Там сейчас нет проблем с парковочными местами и вторым рядом. В целом, уже сейчас Бульварное кольцо закрыли для автостоянки, в дальнейших планах будет Садовое кольцо. Не исключаю того, что в перспективе сделают платный въезд в город.

Плюс, что самое основное, постепенно меняется гражданское сознание. Очень важно, чтобы критическая масса людей  в повседневной жизни показывала позитивный тренд. Когда ты идешь по дороге и встречаешь пятьсот человек, и ни один из них не выкинул бычок мимо урны, никто никого не подрезал, и все тебе улыбнулись, я очень сомневаюсь, что все будут как сейчас негативить и хамить.

Что будет дальше? Вы до конца жизни будете ходить, и клеить наклейки на машины? 

Мы делаем приложение СтопХам. Это абсолютный прорыв, на мой взгляд! То есть, это история, которая в ближайшие пять лет изменит облик действующего гражданского общества. Мы сделаем проект, который поможет людям научиться помогать друг другу, вернет чувство взаимопомощи. Я хочу убрать сумасшедшую невосприимчивость к чужим проблемам.

Суть приложения — очень простая. Там будет много функций, но основная это, если ты зарегистрированный пользователь, и у тебя случилась беда — ты заходишь в приложение, нажимаешь одну кнопку и у всех людей в радиусе 5-10 км, у которых есть такое же приложение, приходит push уведомление, что такому-то человеку нужна помощь. Вот его геолокация.

Ты можешь относиться к СтопХаму по-разному, но это твоя такая карточка безопасности. Ты можешь ролики не смотреть, но ты скачаешь это приложение просто, чтобы иметь дополнительную возможность спасти свою жизнь и здоровье в критической ситуации: когда ты попал в аварию, когда тебя грабят, насилуют и так далее.

 И мы приучим людей к тому, что нужно приехать и помочь.

На это уйдет  время, я понимаю. Как со становлением СтопХам, 3 года, может больше, но мы к этому придем. С появлением дешевых сматрфонов стало легче распространять приложения среди большего числа людей. Это будет гораздо эффективнее, чем наша полиция. Beta версия есть уже сейчас, но дорабатывать будем еще ближайший месяц-полтора.

Что посоветуете гражданским активистам?

Верить. Верить в то, что ты делаешь и то, что ты хочешь сделать, в эту идею. Не сдаваться. Никогда. Мне нравится, в этом плане, выражение Уинстона Черчилля, когда он приехал читать лекцию, его ждали два часа, он приехал, вышел и сказал:

Никогда, никогда, никогда, никогда не сдавайтесь.

Сказал это и уехал. Это была самая короткая его лекция, но она выражает его жизненную политику. Поэтому, чтобы вам не говорили, если вы верите в то, что вы делаете правильное дело, если это не противоречит законам Российской Федерации, если это не противоречит здравому смыслу — действуйте. И сначала вам будет тяжело, но если вы верите, то вас ждет успех! Таких примеров миллион. Я считаю, если ты не понимаешь чего-то, что происходит, то это не повод сдаться и опустить руки, это, как раз, повод поднять руки.

Иллюстрация Марии Колкуновой

Фотографии предоставлены http://vk.com/som3body

В интервью принимал учатие Сергей Буниятов