525878a711f84

Текст Сергей Лебедев | 06.03.2014

Мы тут начали говорить про предрассудки и их причины.   Я хотел начать с одной мысли еще прошлый текст, но что-то позабыл. Поэтому озвучу ее сейчас.

Предрассудки влияют на всех нас. В том числе и в качестве самореализующихся пророчеств.

Любопытный эксперимент с состязанием математиков из США и Азии подтверждает это.

Социологи выбрали математически сильных белых студентов и аналогичных по способностям студентов из Азии и поручили им решать какие-то задачи. При прочих равных студенты из Азии справлялись с заданием намного лучше.  Жителей этого региона считают (весьма справедливо) крайне сильными вычислителями, поэтому американские студенты, обладавшие аналогичными способностями, регулярно сливали.

Приведу другой пример. Я сейчас читаю псевдо-историческую фантазию на тему наполеоновских войн и активно рефлексирую – существуют  ли вообще в природе ”гениальные полководцы”. И мне представляется, что в большинстве случаев срабатывает примерно такой механизм: кому-то из них пару раз очень крупно фартит, после чего их репутация начинает работать на них самих.  Противников парализует страх. Они не верят, что смогут победить такого гениального военачальника, и лепят простейшие ошибки. Вот так действует самореализующееся пророчество.

Но вернемся к основной теме. К тому, откуда вообще берутся стереотипы.

Социальная идентификация

Нам свойственно постоянно идентифицировать себя с какой-то социальной группой. Мы пытаемся ответить на вопрос, кто мы такие, и причисление себя к какой-то тусовке кажется самым простым и верным решением.  Помимо навешенного на себя ярлычка, это дает профит в плане самооценки.

«Стремление позитивно оценивать собственную группу объясняется желанием позитивно оценивать самого себя», – пишет социальный психолог Джон Тернер.  Этот феномен называется предрасположенностью в пользу своей группы. Особенно сильно эта предрасположенность проявляется у небольших социальных групп с низким статусом (низким относительно других).

Bankoboev.Ru_getto_kriminalnyi_raion

Так выглядит типичное гетто

 

Наверняка, у вас есть знакомые с пост-советского пространства, которые, в целом будучи милыми и образованными людьми, становятся совершенно неадекватными, если речь заходит про их этнос? Теперь вы знаете, почему так происходит.

Мысль, которую я бы хотел донести — когда человек жертвует собой во имя социальной группы, он делает это не потому, что он такой хороший. Он жертвует собой во имя сохранения своей социальной идентичности.  Жизнь в мире, где он не может ответить на вопрос ”кто я?” для него невыносимее, чем смерть.  Правда, неудивительно, что всевозможных камикадзе проще всего искать среди людей с эпически низкой самооценкой.

Немного оффтопа:  Когда мы радуемся чужому успеху? Только в том случае, если он не вредит нашей социальной идентичности.  Достижения друга порадуют вас только в том случае, если они лежат в сфере, не являющейся ключевой для вас.

Фрустрация

Ну, вообще про фрустрацию в контексте национальных конфликтов не пишет только ленивый. Когда нам плохо — мы ищем виноватых.  Этот (по сути, очевидный) психологический механизм обсуждался всеми.  Ну, а забавный эксперимент этот тезис окончательно подтвердил.

Представьте себе студентов, торопящихся на какое-то интересное шоу. Внезапно к ним подходит социолог и спрашивает об их отношении к японцам и мексиканцам. Их ответы — в разы негативнее и жестче по сравнению с контрольной группой (те, кто никуда не спешит).

Еще одна важная мысль — предрассудки порождаются конкуренцией за ресурсы. Чем выше уровень безработицы в стране, тем хуже отношение к мигрантам.

Камень в сторону мужского шовинизма

Еще один из источников всевозможных предрассудков — потребность поддерживать свой статус. Чем ниже ты в социальной иерархии, тем более предрассудочным ты будешь. Чем выше — тем скорее ты будешь open-minded.

Shovinist

На Лурке картинка называется ”мужская шовинистическая свинья”

 

Я почему-то уверен, что среди  женоненавистников очень мало CEO глобальных компаний. Почему? Ну, помимо соображений выше, я могу рассказать о любопытном эксперименте, который провели психологи в Вашингтонском университете в 1982 году. Несколько групп мужчин смотрели интервью с женщинами (предположим, собеседование на работу). И чем ниже была самооценка мужчины, тем негативнее и агрессивнее он реагировал на появление в кадре сильной и успешной женщины.   Советую читательницам всегда помнить об этой взаимосвязи.  Сильным женщинам — сильные мужчины.

SOZIALPHILOSOPH,

Выглядывает Теодор Адорно как-то раз в  окошко, а там — авторитарные личности, тысячи их

 

Вообще нужно понимать, что склонность к любым предрассудкам — признак так называемой “авторитарной личности“ – феномена, описанного немецким социологом Теодором Адорно. Так как у господина Адорна были еврейские корни, то в свое время он немало натерпелся от всяческих “авторитарных личностей“ и потом решил всецело изучить этот феномен.

Если вы хотите вырастить своего сына или дочь ”авторитарной личностью“, то обязательно всячески подавляйте его эмоции, запрещайте открыто выражать агрессию. Со временем он начнет проецировать ее на всевозможных ”чужих”. Результатом станет нетерпимость к слабым, нетерпимость к отличающимся от них и исключительное почтение (на грани подхалимства) к тем, кто обладает властью.  Кстати говоря, я вот у себя тоже обнаружил авторитарные черты, представляете? Они выражаются в моей фиксации на социальном и финансовом статусе и по-научному называются ”ориентацией на социальное доминирование”. Такие дела.

Теперь поговорим о когнитивных источниках предрассудков.  Всех их можно обобщить одним словом — механистичность мышления. Но лучше быть more specific и  разобрать все по косточкам.

Категоризация

По сути, речь идет про упрощенное раскидывание любой новой информации по категориям. Профит заключается в том, что при минимуме ментальных усилий мы получаем максимум новых сведений. Именно поэтому, например, у сотрудников служб безопасности всегда есть профили ”подозрительных личностей”. Совсем не обязательно, что человек реально собрался что-то взрывать. Но с определенной вероятностью он может это сделать.

Нам присуща так называемая “спонтанная категоризация” по расовому признаку. Увидев негра, мы в первую очередь подумаем о цвете его кожи и только потом — о роде занятий. Следствием категоризации является ”эффект однородности чужой группы”.  Помните, в первой “Матрице” Морфеус заявлял агенту Смиту, что для него они все (агенты т. е.) – на одно лицо?

YouTube Трейлер

Вот это и есть так называемый “эффект однородности чужой группы”. Вам кажется, что у китайцев есть несколько серийных номеров, наштампованных  в диких количествах? Уверяю вас, они думают про нас тоже самое.

Что еще важно  — точно так же мы склонны переоценивать целостность и единодушие чужой социальной группы. Например, если речь заходит про американскую политику, то выясняется, что многие не понимают, как много внутри тамошней элиты различных игроков со своими интересами и ресурсами.

Общий принцип такой: чем больше мы знаем о социальной группе, тем менее склонны считать ее однородной.

Необычные черты, неординарные случаи, иллюзорные взаимосвязи

Очень часто мы категоризируем людей по их необычным чертам. Единственная женщина в группе мужчин будет восприниматься сторонним наблюдателем как  главная. Если у вас дома живут пуэрториканский таракан и попугай, о вас будут думать как о хозяине таракана.  В глаза бросаются и неординарные случаи.

Американцы считают, что в США живет в 3 раза больше негров, по сравнению со статистическими данными. Почему? Потому что негры более заметны. В каком-то смысле, как мне кажется, это одна из вариаций эвристики репрезентативности.

ACOMPANA NOTA EEUU-MUSICA-LENNON / PERSO

Думаю, УДО ему никто так и не даст

 

Также наше сознание склонно искать иллюзорные взаимосвязи — нам кажется, что совпадение двух необычных событий  – следствие  какой-то закономерности. Например, когда появилась информация, что человек, убивший Джона Леннона, лечился у психиатра, это стало поводом для СМИ вспомнить всех других стрелков с психологическими проблемами и строить вокруг этого свои сюжеты.  С иллюзорными взаимосвязями информация просто-напросто лучше воспринимается целевой аудиторией.

Атрибуция

Я уже как-то писал про фундаментальную ошибку атрибуции в статье про  руководителей-психопатов.  Мы склонны переоценивать внутренние факторы, которые движут человеком, и недооценивать ситуацию. Наше внимание приковано к людям, а не к объективным условиям. Даже историю (на обывательском уровне) изучают, как череду свершений наикрутейших мужиков со стальными нервами.

Римские патриции, если вдруг и задумывались о своих рабах, всегда приходили к выводу, что те ленивы, вороваты и тупы. Таким образом, их подчиненное положение оправдывалось их природой.  Я уже заикался про предрасположенность в пользу своей группы.  Она интересным образом влияет на наши атрибутивные процессы.

Негативные поступки членов своей социальной группы мы объясняем ситуацией. «Им пришлось, не было иного выбора».  Негативные поступки чужих мы объясняем предрасположенностью. «Чего с них, со сволочей таких, взять? Старое доброе ультранасилие у них в крови».   Позитивные действия членов своей социальной группы мы объясняем предрасположенностью. «Разумеется, мы же кавайные няши».

Позитивные действия чужих мы объясняем ситуацией. «Иногда волкам приходится надевать на себя овечью шкуру».

Справедливый мир

Нам хочется верить, что мы живем в мире, где всем воздается по заслугам. Если ты талантливый — обязательно пробьешься. Предприимчивый — обязательно разбогатеешь. Харизматичный — обязательно станешь ярким политиком. Но, к сожалению, все намного сложнее.  Наша психика, впрочем, упрямо не хочет признавать эту сложность.

В ходе очередного эксперимента (задолбал я уже вас этими экспериментами, наверное) двум группам испытуемых рассказали историю о женщине, которая приняла предложение поужинать дома у своего начальника. Концовка у этих историй была только разная. В первом случае босс грубо насиловал ее и избивал, во втором — делал предложение. Любопытна реакция испытуемых. В первом случае она сводилась к «ну а чего еще она ждала? Все было ожидаемо!». Во втором случае – «Молодец, девушка, хорошо, что у нее все сложилось». То есть испытуемые пытались представить оба исхода как логичные и справедливые.

Думаю, не нужно пояснять, что предрассудки аналогичным образом поддерживают наше представление о справедливом мире.

Как мы спасаем свои стереотипы?

В завершение я поведаю вам о важном психологическом механизме, который защищает нашу картину мира от изменений.  Представьте себе, что вы сталкиваетесь с информацией, которая противоречит вашим представлениям о какой-то социальной группе. Скажем, внезапно вы узнаете, что проклятые буржуи с Уолл-Стрит жертвуют деньги на благотворительность. Первым делом, вы попытаетесь задействовать внешнюю атрибуцию. Они так делают просто потому, что им нужно улучшить свой имидж. Все в шоколаде.

Но вдруг выясняется, что часть из них делает свои пожертвования анонимно. Тогда нам придется или создать группу исключений (альтруистические финансисты), или признать, что мы не правы, и модифицировать стереотип.  Но обычно, конечно же, мы пытаемся выделить отдельную социальную группу, чтобы спасти свои предрассудки. Скажем, многие мужчины, убежденные, что женщинам от природы свойственна покорность, выделяют в отдельную социальную группу ”долбанутых феминисток“ и таким образом защищают свою психику.

Изображение обложки — оригинал