Текст Виктория Владимирова | 07.02.2014

Facebook отметил свое десятилетие и подчеркнул важные вехи в своей истории: рост прибыли, выход на IPO, приток посетителей и так далее. При этом ”ВКонтакте”  каждый  месяц обрастает все большим количеством скандалов. Что с нами выходит не так? Будет подъем?

Ну, не знаю.  Странная формулировка вопроса. Если мы посмотрим на тот же Facebook, то мы вспомним, что там тоже было достаточно много скандалов: иски братьев Винклвос, которые считают, что Цукерберг украл их идеи, иск Эдуарда Саверина, который не знаю, чем по факту закончился – то, что отражено в фильме, не очень соответствует реальности.

Если почитать, что там происходило, то мы поймем, что информации, к сожалению, нет, и все, что мы видим – это придумка сценариста. Но тут можно обратить внимание на следующие вещи. Это то, что большинство корпоративных конфликтов Facebook свойственно началу развития компании, и постепенно, по мере роста бизнеса, Цукербергу избавление от этих конфликтов стоило все дороже и дороже. Но, тем не менее, он от них избавился. А у нас эти конфликты, наоборот, возрастают по мере развития сети и увеличения ее аудитории.

Но у нас весь бизнес очень сильно зависит от политики.

“ВКонтакте” принадлежит людям, которые очень часто завязаны на политиках, на необходимости поддерживать отношения с Кремлем. Но тут такая тонкая материя есть, что “ВКонтакте” не является, в общем-то, политической силой. И я не совсем понимаю, какие риски эти люди устраняют, когда они начинают владеть этой соцсетью. То есть да, эти люди завязаны на политическую деятельность, но какой смысл им покупать “ВКонтакте” и отчего именно они страхуются, какова их мотивация, я не знаю.

Вы тоже думаете, что Дуров уйдет в ближайшее время?

Я не думаю, что Дуров порвет с “ВКонтакте” окончательно. Другой вопрос, что сейчас акционеры могут его в любой момент убрать. У него, в общем-то, даже права голоса в компании нет. Опять же, не очень ясно, от каких рисков страховались те, кто покупал его долю, и поэтому мы не очень понимаем, в каком случае они сочтут, что Дуров не нужен.

Возможно, они будут считать, что в VK надо как-то более жестко модерировать политическую активность. С другой стороны, я ни разу не видел, чтобы она там принимала какие-то формы, несущие угрозу России. Возможно, это просто все делается на всякий случай. И этот самый всякий случай еще просто не настал.

И очевидно, на мой взгляд, то, что претензия к Дурову, которая озвучивается в финансовом плане, озвучивается не из-за его политических взглядов, а просто из-за того, что ”ВКонтакте” лежит в том кармане государства, которое думает про деньги. И это вопрос, не связанный, а просто органически присущий фонду UCP. Это все-таки фонд, и он должен думать про деньги.

Соответственно, если фонд считает, что денег не хватает, он вправе ставить вопрос таким образом. Насколько тут влияет политическая подоплека, непонятно. При этом, естественно, если сравнить “ВКонтакте” и ”Одноклассники”, то да, “ВКонтакте»” выглядит недомонетизированным. Другой вопрос, что эта недомонетизированность вообще дает и насколько она помогает социальной сети занимать лидирующие позиции.

Можно взять и обвешать все рекламой, повысить монетизацию на юзерах в десять раз, но если ваша пользовательская база при этом снизится в 20 раз, то вы будете в проигрыше. Это совершенно тривиальная математика.

Если начать сейчас насильственно монетизировать аудиторию, и она уйдет, то значит, что доходы, которые могли бы быть лет через пять, исчезнут. И точка зрения, что монетизироваться надо сейчас и не думать о будущем, мне никогда не была близка. Мы, например, на Роем.ру никогда много не зарабатывали. До тех пор, пока ”ВКонтакте” выше всех остальных, я не очень понимаю претензии к деньгам.

Вы полагаете, есть куда пользователю уходить из ”ВКонтакте”

В принципе, да. По факту, пользоваться можно еще и “Моим миром”, “Одноклассниками”, и Facebook. Если мы будем исходить из того, что социальная сеть – это место, где человек: а) общается с друзьями; б) общается не только в приватном режиме, но и в открытом; в) где он может посмотреть видео и послушать музыку, то мы понимаем, что такие места в Рунете есть.

Другое дело, что компоновка всего этого в старую, уже опошленную сущность ”портал” удалась лучше всего “ВКонтакте”. Соцсеть работает по олимпиадному принципу. Люди, работающие в сети, не пытаются упростить поставленные задачи, а действуют четко в рамках их постановки. Как работает постановка задач в классических компаниях?

Мы придумаем какую-то схему того, что мы хотим, потом мы общаемся с программистами, а они нам говорят: «Ну, нет, это так не делается, таких технологий не существует». А для “ВКонтакте” таких тормозов нет.

Ноу-хау соцсети не в том, что она собрала аудиторию, а сам образ её действия. Если мы приведем в эту компанию людей, которые работают иначе, то ее инновационность выветрится.

Вряд ли там что-то сломают или уничтожат, просто у ВК-шников мозги устроены иначе. Уход Дурова, на мой взгляд, акционеры считают нежелательным, потому что есть магия, которой он придерживается. Я думаю, что максимальный прирост стоимости сети придется на время четыре-пять лет вперед от настоящего времени. Захочется до этого момента взять кого-то вместо Дурова? Ну, о’кей, попробуйте.

Сейчас ходят слухи, что власть может в ближайшее время напасть на Яндекс. Это только домыслы, или вы согласны с этим?

Яндекс всегда был аполитичным, что ему неплохо удавалось. Единственное, к чему могут возникать претензии, это список новостей, которые Яндекс выводит на “морду”. А как ты сможешь политизировать интерфейс Директа? Типа голосуйте за Путина и не платите Яндекс.Директу деньги? Вряд ли это поможет увеличить доходы компании хоть на копейку и лояльность к Путину хоть на процент. Я не ощущаю большого политического давления.

Одна из основных причин, по которым на айтишников вообще можно давить – это то, что востребованность их на рынке труда такова, что люди, которые работают в этой компании, могут улететь куда угодно и работать там. Если пытаться начать контролировать Яндекс, и если вдруг окажется, что под контролем он работает хуже, то поисковиком №1 в России имеет все шансы стать Google, который контролировать не получится вообще никак, кроме, как по китайской модели.

Мне кажется, что Яндекс находится в равновесии с властью. Может быть, из-за того, что его руководители существенно старше Дурова и пиджаки носят почти такие же. Они в состоянии разговаривать с властью на ее языке.

В интервью “Секрету фирмы” Волож прямым текстом говорит, что у дочерней компании Яндекса есть контракт  с Роснефтью и что она зарабатывает миллионы долларов на том, что анализирует ее данные. Если благодаря анализу этих данных, Роснефть прибавит в оценке 5%, то разговор с Яндексом уже будет другой. Они станут не просто интернетчиками, которые портят нам всю жизнь и подначивают людей на митинги выходить, а это еще и те люди, которые увеличили нам доходы.

А нет ощущения, что страну качает то в сторону технологического развития, то обратно от него? С одной стороны, мы видим постоянные ограничения в интернете, а с другой стороны, президентский ФРИИ набирает первые стартапы, а Собянин у ОНЭКСИМа объясняет в онлайне, что такое краудсорсинг.

Я не вижу, что Россию шатает из стороны в сторону. Мы сейчас пришли к тому, что айтишные сервисы, которые существовали только в онлайне, переросли в более глобальные проекты вроде “Электронной России”, которая должна была быть, но не смогла. Но, например, электронные банки, которые упрощают жизнь тем, кто пользуется интернетом только потому, что перед ними встает выбор: либо нести платежку в банк, либо сесть за компьютер и с этой шайтан-машинкой разобраться.

Вы посмеетесь, но было магией и чудом, когда в 2009 году РЖД начал только-только продавать онлайн-билеты. До этого я долгое время жил в Подольске в Подмосковье. Для того, чтобы купить билет в РЖД, нужно было выделить полдня. При этом ты даже не мог сказать, какой билет ты купишь. А в 2009 году ты смог выбрать место, ты знал, что не будешь сидеть около туалета, ты знал, сколько билет  будет стоить, и не общался с теткой, которая, может быть что-то скрывала.

И возникает вопрос: если в поездах ездит за год 100 млн. пассажиров, насколько важно возникать эти IT-части инфраструктуры, насколько они важнее онлайн-кинотеатров. Это все завязано, например, и на здоровье. Если человек не должен ехать три часа, чтобы купить железнодорожный билет, а потом назад домой еще, то он потратит это время на волейбол, греблю, сходит к врачу.

Люди никогда не занимаются собой, потому что тратят время на какую-то ерунду.

 Интернет способен разгрузить серьезную массу людей. Но меня удручает только одно: я не вижу конкретного плана с четкими целями, которые государство хочет достичь. Такое ощущение, что мы все еще в СССР живем – ни слова врагу.

Вот, к примеру, недавно был внесен законопроект о запрете на онлайн-рекламу. Это просто попытка борьбы со спамом или что-то большее?

Если вчитаться в закон “О рекламе”, то можно понять, что этот закон уже действует. Мы должны понимать, что люди, которые пишут законы и предлагают их, функционально неграмотны. Ладно бы если это была случайная ошибка. На самом деле, депутаты решают вопросы, а документы готовятся их помощниками. Я видел записки, которыми сопровождаются законы – Боже мой! Ну, большинство из них не опираются ни на какие исследования. Закон, опирающийся на исследования – это что-то невероятное. У них исключительно мнение «Я так вижу», «Нам так кажется», «Мы считаем».

Они иногда опираются на то, что нашли определенные случаи в Яндекс.Новостях. Например, мы примем закон против незаконных мигрантов, и нам надо это обосновать. Давайте, пойдем в Яндекс.Новости и введем запрос “изнасилование, мигранты”. Естественно, мы получим список новостей! Ужас! Ребята, а если найти исследование количества преступлений, совершенных мигрантами, то картина будет совсем другая. У нас всегда пытаются что-то запретить.

 Вот биткоины – так давайте запретим биткоины. Давайте запретим наркоманию – да никто не против запретить наркоманию, ребята, просто это у вас плохо получается. Наверное, идея проследить, кто и что под каким IP делает в интернете – нормальная. Например, в Германии у каждого сайта, зарегистрированного в домене в зоне «de», должны быть указаны контакты владельца. На Amazon.com мы не найдем его контактов, потому что  вдруг ты подумаешь ему написать. А на Amazon.de как миленькие опубликовали, все указано – очень хорошая мера.

У нас же по-другому, мы не вводим премодерацию, не станем вводить санкции против тех, кто написал что-то незаконное, а мы просто сделаем так, чтобы вам в принципе было неудобно вести бизнес, и вы бы даже и не пытались сделать такую площадку, где можно написать что-то противозаконное. Блокировка страницы ЖЖ, произведенной из-за записи 2011 года, показывает не совсем правильное восприятие законодателей мощи в руках у тех, кто держит все эти законы.

В этом смысле мне жаль людей, которые работают на депутатов, потому что мне кажется, что они неквалифицированные, а просто из разряда “человек хороший”.

8 февраля будет митинг против ограничительных мер на интернет-торговлю. Есть увеличение протестных настроений среди интернет-предпринимателей? Есть среди них Клишин, который создаст группу в Facebook и выведет всех на улицу?

Я не могу говорить за всех интернет-предпринимателей, а к митингам в последний раз испытывал интерес в 2004 году во время украинских событий, когда Януковича в первый раз пытались не сделать президентом Украины. То, что происходит сейчас, мне не очень нравится, потому что оппозиция не вызывает у меня особого восторга, и я считаю, что с властью можно разговаривать и добиваться эффективных действий от нее, если ты аргументированно и четко излагаешь свои вопросы.

В этом смысле очень интересно читать kremlin.ru и то, как Путин реагирует на разные замечания, которые ему высказывают. Например, классическая история с разговором благотворителей и деятелей культуры, когда присутствовала Чулпан Хаматова, Юрий Шевчук. Очень интересно, как Путин разговаривает с Хаматовой и как он разговаривает с Шевчуком. Вот это “Юра-музыкант” полностью отражает то, с кем власть вообще готова поддерживать хоть какой-то диалог, а с кем – нет. Я бы предпочел быть, как Чулпан Хаматова,  которая все-таки на одном языке может общаться.

В интернет-торговле изначально лимит был 10 тысяч рублей на одного человека ”Почты России”, если не ошибаюсь. При этом за количеством посылок на один адрес не следил вообще никто. То есть, по сути, этот лимит был лимитом на одну посылку. Вполне, на мой взгляд, много. В Белоруссии, насколько я в курсе, сейчас 120 евро – короче, сильно меньше.

В европейских странах лимит на поставки из-за рубежа тоже маленький, и тысяча евро это было очень, очень, очень много. Сейчас люди начинают протестовать.

На мой взгляд, это похоже на то, что у тебя сломался счетчик электроэнергии, и ты на радостях построил свиноферму, потом компания приехала, исправила поломку, и ты начинаешь устраивать митинги за халявную электроэнергию. Я не хотел бы прогонять всю эту историю о том, что мы имеем право покупать за те деньги, за которые продают на Западе, а не за те, за которые продают в Москве. Но в экономике спрос и предложение сильно связаны. Мы слишком хорошо живем. Реально люди не очень хорошо понимают, что их материальное благополучие основывается на том, что огромное количество людей с неподтвержденными доходами залезают в долговую кредитную яму.

Ну, то есть благополучие москвичей основано на том, что россияне берут кредиты в регионах. Можно почитать Максима Каца – это наш урбанист там один, из Щелково, который пишет, что люди пользуются машинами исключительно по той причине, что с них никто не берет деньги за то, что они загаживают двор. Здесь нет социальной справедливости, а социальная справедливость должна быть.

Ясно, вы на митинг не пойдете. А слышали хотя бы что-нибудь о том, что люди собираются?

Нет, не слышал. В Москве вообще трудно собрать много народу на митинги, здесь слишком большая конкуренция. Фанатов митингов уже мало. Ну, то есть, реально, с митингами перебор. Я и множество моих знакомых не верит в то, что лимит в тысячу евро был социально и экономически обоснован. Соответственно, кто-то из моих знакомых пойдет, кто-то – нет.

Есть такая история, что перед нынешней Олимпиадой страна начала превращаться в либеральный рай: выпустили амнистию, законопроекты стали мягче. И при этом все ожидают, что после олимпийских игр начнется снова закручивание гаек. Можно этот спад спроецировать на интернет-индустрию?

Мне интересно другое. Сейчас все кричат, что вот, после Олимпиады завинтят гайки, но вы вспомните, что у нас вообще-то в 2018 году Чемпионат по футболу. После Олимпиады следующим milestone станет кричать, что вот, после Чемпионата мира по футболу у нас все будет плохо. Ну, ребята, у нас всегда что-то происходит.

У нас в Иркутске был чемпионат мира по бенди. Я, конечно, понимаю, что чемпионат мира по бенди – это чемпионат между Казахстаном, Россией, Финляндией и Швецией, но тем не менее. Страну никто не закрывает.

Людям наверху наплевать, считают их либералами или нет. То есть риторика на уровне «вы демократы – вы хорошие, а вы не демократы – вы плохие» уже не действует. В том числе спасибо Сноудену за это.

Интернет-рынок на спад пойдет?

Я не вижу никакого спада. Отрасль экономики в разработке растет, развивается. Айтишники нужны, их не хватает. Деньги прирастают. Вдобавок еще в 2009 году Аркадий Волож говорил, что в период кризисов от интернета избавляются в последнюю очередь. Более того, я в начале года писал на Роем.ру заметку о том, какие онлайн-бухгалтерии сейчас существуют, и с удивлением обнаружил, что таких сервисов сейчас значительно больше, чем полдесятка.

И реально такие вещи, когда сайт тебе заменяет сотрудника, способствуют росту эффективности образования, обучения.

Давайте тогда коснемся рынка CEO-услуг. Он благодаря росту интернет-предпринимательства становится более цивилизованным?

Вы знаете, я ничего не могу про него сказать. Ну да, есть такой рынок, ну, о’кей, я не слежу за его состоянием. Это все равно, что рынок раздачи флаеров около метро.

Тогда давайте к тому, что вам ближе – про интернет-медиа. Можно ожидать прироста их количества? Может быть, с этим как-то связана история с “Дождем”?

Ну, как мы видим, “Дождю” никто не мешает быть интернет-медиа. Проблема у него с тем, что он хочет быть не только интернет-медиа, а еще и кабельным. Я считаю, что мы увидим рост интернет-медиа. Это связано с тем, что аудитория становится больше и обеспечить себе зарплату, приличную для региона, в 30-40 тыс. рублей, вполне можно, создав популярный сайт в одном регионе.

Другое дело, что способности к этому тоже важны, и я не знаю, насколько квалифицированы все эти журналисты, которые могут сделать новое медиа. Я в определенном смысле уникальный человек. Я, наверное, могу работать  журналистом, и внутри компании кем-нибудь – каким-нибудь идиотом на зарплате – и бухгалтером могу работать, налоговые советы давать.

Но в целом у людей кубышка знаний достаточно небольшая, и почитать, что люди пишут, иногда просто вредно для психики – такая ерунда.

Чисто экономически обоснование для появления большого количества сайтов есть. Другое дело, что это будут, может быть, не совсем такие медиа, как мы их себе бы представляли, потому, что те люди, которые появляются в интернете сейчас, в другом случае, если бы его не было, смотрели бы телевизор. Соответственно, в Сети их привлечет контент приблизительно такого же качества и уровня – что-то интересное, увлекательное, не требующее особенного осмысления. Не могу сказать, что всех это большое количество медиа порадует.

А примеры есть тех медиа, которые привлекают подобную аудиторию?

На Западе это Buzzfeed.com, а в России это, например, Bigpicture.ru, Adme.ru. Они претендуют на то, чтобы быть медиа, которые что-то рассказывают. Другое дело, что это сайты, может быть, информационные, чем-то интересные, но они отличаются от новостей. История вот этого “что-то просто интересное”, мне кажется не очень правильной с точки зрения роли медиа и влияния на общество.

Чтобы медиа влияло на общество, оно должно отражать то, что общество делает. И с этой точки зрения я боюсь, что у нас все будет очень печально. Но это связано не с зажимом свободы слова, а со снижением числа людей, которые перешагивают возраст 20-22 года.

Мы упали уже в эту возрастную яму, и это означает, что база для появления молодых журналистов тоже упала в два раза.

А TJournal, который более качественно сделан – он тоже история про те развлекательные медиа, которые не несут ничего в себе.

TJournal? Давайте, я открою его и почитаю заголовки подряд. Даже не знаю, что там будет, но я почитаю. “Есть два унитаза” – первый же заголовок. “100500 любителей халявы”, “Спасти рядовую воспитательницу”. О, новость! “ВКонтакте» снова оказался недоступен из-за аварии” – ну, про аварию написали, значение нулевое. И вот, наконец, новость содержательная – “Замгендиректора ”ВКонтакте” Илья Перекопский ушел из компании”. “Письмо Охлобыстину”, “Сайт Жанны Фриске взломали одним комментарием”, “Дилетанты на Дожде”, “День студента в Инстаграмме», “Передача эстафеты половым путем” – тоже фоточки из Инстаграмма, “Трусы Надежды Толокно”. Я извиняюсь, ребят, я не хочу читать про трусы Надежды Толокно. Может быть, это кому-то интересно, и может быть, таких людей много и это приносит трафик. Но мне кажется, что для роста общества и самосознания это все крайне печально.

Когда люди начинают обсуждать трусы Надежды Толокно, это означает, что у людей восприятие и понимание реальных проблем отсутствует.

Вы сказали, что в регионах сейчас можно ожидать прироста интернет-медиа. Почему вы считаете, что это возможно?

Ну, я вижу очень много об интернет-медиа. В том же Нижнем Новгороде сколько есть сайтов, которые новости пишут – три-четыре сайта можно вспомнить легко. Хотя город, в общем-то, миллионник, не самый большой.

В Москве ни одного чисто городского медиа, на мой взгляд, нет, хотя есть попытки его сделать.

Но в Питере есть Фонтанка – весьма популярный ресурс, даже иногда на федеральном уровне. Я сейчас всех не вспомню, но при рассмотрении через монитор, популярных в том или ином регионе сайтов, можно найти что-то, что читают люди, живущие именно там. И, как правило, там достаточно неплохая редакция, неплохой контент – люди не будут читать плохие тексты.

Вот я смотрю на Петербург. Есть два-три издания, предположим, вроде Фонтанки, которые абсолютно дублируют друг друга, а открывать больше нечего. Пытаются создать другие онлайн-проекты, которые, возможно, будут больше на урбанистическую тему, для нового поколения горожан с сознанием. И это не востребовано. Я не понимаю, как можно в городе на миллион человек создать интернет-СМИ, кому оно будет нужно, кто в нем будет работать, если хорошие специалисты предпочитают за деньгами ехать в Москву?

Хороший вопрос, на самом деле. Не могу сказать. Сам я начал делать свое СМИ достаточно случайно и очень долго балансировал на уровне “все бросить и пойти в интернет-компанию работать”. Да может быть, это все-таки когда-нибудь и произойдет. Кто этим будет заниматься?

Ну, кто-нибудь, кто любит писать, какой-нибудь фрилансер-копирайтер, который взял и несколько раз попал в определенную точку, написал что-нибудь интересное про его собственный город. Познакомился с кем-нибудь на местности – пускай это будет богатый, не очень адекватный человек, который дал ему деньги на редакцию. Я вижу несколько изданий, которые совершенно явно не отбиваются, но, тем не менее, существуют. И они пишут вещи местами интересные.

На таких ресурсах просмотры одного текста колеблются от 100 до 300.

Ну и что.

Так это же ерунда.

В стране слепых и кривой – король. Не могу сказать, что это прокормит человека уж очень шикарно, но многие могут этим заниматься и в свободное от основной работы время. Нет проблемы взять и написать колонку про свой город, историю про свой город в своем собственном блоге, и этот блог может обрести тысячу, две тысячи читателей, которые, если ты адекватен, тоже будет адекватными.

Если речь идет про регион, то 2 тысячи человек – это весьма заметная сила, которая может влиять на то, что может влиять на жизнь людей.

То есть вы считаете, что 2 тыс. читателей – это даже для СМИ в регионе нормально?

Адекватных читателей. Обычно на одного адекватного приходится 10 неадекватных. 20 тыс. человек – нормально. Роем.ру же как-то живет.

То есть именно такого прироста интернет-медиа вы ожидаете?

Ну да. Бизнес может быть достаточно простой. Повесить местную службу такси на рекламу, телефон местной кассы, доставки пиццы.

Но при этом только за счет энтузиазма и роста популярности?

Безусловно. Действительно очень сложно сделать СМИ, которое будет отбиваться с первого раза. Есть концепция поисковой активности, которая говорит о том, что желание найти что-то новое для живого существа является необходимым компонентом его эволюционного развития. В этом смысле у любого нового издания есть шансы, потому что его будет кто-то искать.

Если ты пишешь, что-то, что цепляет аудиторию и оставляет ее у себя, то рано или поздно ты сможешь на ней зарабатывать.

Вы говорите о естественном и равномерном росте, который был и два, и три года назад, а не о каком-то скачке?

Я думаю, что да, скачка не будет. Я не очень верю в SMM, но есть такие инструменты, как группы “ВКонтакте”, которые увеличивают охват. Если у тебя есть охват, а твоя аудитория пусть даже читает тебя не у тебя на сайте, а где-то еще, то это все равно аудитория, на которой можно зарабатывать деньги. У нас есть в регионах такая проблема, что большая часть изданий поддерживается администрацией, и мы имеем не какое-то ущемление свободы слова, а просто жадность основателей, которые захотели получить все и сразу.

Источник обложки

 

Комментарии 3

Добавить комментарий

  1. Я буду вам благодарен, если вы исправите ошибки в публикации и размер картинки измените пропорциональнно.

    Аркадия Воложа зовут Волож, а не Волош
    Mild stone это milestone
    Домен Германии — .ge, Р° РЅРµ .gr

    В идеале стоит избавиться от оборотов присущих разговорной речи.